• Страница 1 из 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Форум JustMJ.ru » Майкл Джозеф Джексон » Новости о Майкле Джексоне » Интервью Майкла Джексона (От самых свежих, до самых старых!)
Интервью Майкла Джексона
Slayer Дата: Вторник, 10-03-2009, 20:44 | Сообщение # 1 |

Магистр Лунных Дел
Репутация:
Награды:
Сообщения:
156
Из:
Киев
В данную тему я предлагаю скидывать переводы инью Майкла разных лет) От самых свежих, до самых старых - главное что бы было интересно читать)
Ну и сканы, если нет текста.
Slayer Дата: Вторник, 10-03-2009, 20:44 | Сообщение # 2 |

Магистр Лунных Дел
Репутация:
Награды:
Сообщения:
156
Из:
Киев
Это отрывки из интервью разных лет.
http://forum.meta.ua/viewtopic.php?t=43727
Майкл Джексон: «Главное — дети!»
http://www.ok-magazine.ru/index.php?action=article&id=919
Интервью Майкла Джексона журналу Ebony, 2007 год
http://showbiz.mail.ru/interviews/618/
Эни Дата: Воскресенье, 09-08-2009, 20:25 | Сообщение # 3 |
Speechless
Репутация:
Награды:
Сообщения:
19
Из:
Апшеронск
28 декабря 2003 года в эфир американского телеканала CBS вышло интервью Майкла Джексона "Будьте как дети" программе "60 минут"http://www.lenta.ru/articles/2003/12/29/jackson/
Нельсон Дата: Воскресенье, 23-08-2009, 06:11 | Сообщение # 4 |
Джексон Наш Касатик
Репутация:
Награды:
Сообщения:
18689
Из:
Tortuga
Название:Майкл Джексон в шоу Опры Уинфри / Michael Jackson Interview with Oprah Winfrey
Год выхода:1993
Жанр:ТВ-Шоу
Студия/Страна:USA, Hapro Productions. Inc
Режиссер:Роджер Гудман / Rogar Goodman
Длительность:64 мин
Перевод:Профессиональный (Двухголосый)

Посмотреть можно тут.

Midnight Дата: Пятница, 25-09-2009, 20:48 | Сообщение # 5 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Yahoo chat Майкла Джексона. (26 октября, 2001)
26-го октября состоялся второй в истории разговор Майкла со своими фэнами в Интернете. Это был аудио-чат, то есть, фэны могли слушать, как Майкл по телефону отвечает на их вопросы, которые ему зачитывал с экрана компьютера музыкальный критик журнала «Rolling Stone» Энтони ДиКёртис.

Энтони ДиКёртис: Здравствуйте, леди и джентльмены, это Энтони ДиКёртис. Вы находитесь на Getmusic.com и мы собрались здесь сегодня в связи с особенным событием. Король Поп-Музыки, один из величайших артистов популярной музыки, Майкл Джексон скоро присоединится к нам.

Майкл, я рад возможности поговорить с вами.

Майкл Джексон: Я тоже рад.

Э: Расскажите нам немного о новом альбоме. Это ваш первый новый альбом за 6 лет. Вы по-прежнему волнуетесь, когда выпускаете в свет что-то новое? Несомненно, вы многого добились за все эти годы. Я хочу сказать, вы всё еще испытываете что-то вроде: «О, интересно, что же скажут люди…», чувствуете всё это волнение?

М: Я сравниваю это с… это, похоже,… это словно процесс вынашивания и рождения. Понимаете… это как иметь детей, растить их, давать им жизнь, и как только они появляются на свет, они уже сами по себе. Это очень волнующий момент. Я хочу сказать, к этому нельзя привыкнуть, невозможно. Это невероятный процесс. Но ты полагаешься на волю Бога, как делаешь это, давая жизнь ребенку.

Э: К нам уже начало поступать множество вопросов от ваших поклонников в Интернете. Нам пишет человек по имени Electric Eyes: «Майкл, ты для меня – величайший артист всех времён. Настоящий Король Поп, Рок и Соул музыки. Какая песня из нового альбома твоя любимая?»

М: Моя любимая песня из нового альбома… я могу выбрать две?

Э: Да, я думаю, можете. В принципе, вы можете делать что хотите.

М: Мммм… Наверное, это будет Unbreakable…Я выберу три. Unbreakable, Speechless и The Lost Children.

Э: Расскажите нам о паре из этих песен. Я имею в виду, был ли приглашен кто-то для работы над ними, работали ли вы с новыми продюсерами, как вы написали эти песни. Просто что-нибудь, чтобы мы получили представление об этом.

М: Ну, очень непросто описать процесс написания песни, потому что это процесс глубоко духовный. Это… всё в руках Божьих, как будто музыка уже была написана – это чистая правда. Как будто она была создана еще до нашего рождения, а ты всего лишь источник, через который приходят песни. Правда. Потому что… они просто падают тебе в руки полностью готовыми. Тебе не нужно много думать об этом. И иногда я чувствую себя виноватым, когда ставлю свое имя под какой-нибудь песней – я пишу эти песни, пишу музыку, сочиняю, составляю партитуру, пишу слова, мелодии, но, тем не менее, это работа Бога.

Э: Вопрос от Саманты из Канады: «Как бы ты описал звук «Invincible» и включил ли ты в альбом, какие либо другие музыкальные жанры?»

М: Звук,… что касается звука, мы всегда стараемся, чтобы он был чистым, точным, понимаете, должен быть самый лучший звук, лучшие звукоинженеры, лучшие техники, каких можно найти. И, конечно же, я старался, чтобы на альбоме было просто попурри прекрасных мелодий в самых разных стилях. Потому что я не верю в определение стилей и направлений в музыке. Я считаю, что великий артист должен уметь творить в любом стиле, в любой форме, любой,… начиная с рок и фолк музыки и заканчивая госпел и спиричуэл, просто прекрасной музыкой, которую может напевать каждый – от ирландского фермера до женщины, которая моет туалеты в Гарлеме. Самое важное, это чтобы можно было насвистывать и напевать эти песни.

Э: Когда вы работаете, вы слушаете много разной музыки, слушаете радио или, может быть, выбираете диски других исполнителей? Или наоборот, как бы отгораживаетесь от всего и концентрируетесь на том, что делаете?

М: Я в основном… я всегда в курсе того, что происходит – на радио, в клубах, знаю, какую музыку сейчас слушают. Хотя люди и думают, что я живу в Неверленде – душой я всё время в Неверленде – на самом деле я в курсе происходящего. Я знаю, что происходит в музыкальном мире. И не только в Америке, но и по всему миру. Но когда я работаю, я не… ну, не думаю, что сегодняшняя музыка оказывает на меня влияние. Я создаю то, что у меня в сердце. Что-то искреннее. Я стараюсь быть настолько верным себе, насколько возможно. Я не говорю что-то вроде: «ОК, я хочу, чтобы это была классная песня в стиле R&B или в стиле поп-музыки…» Я просто хочу создать прекрасную песню.

Э: Как будто песня сама обретает форму.

М: Да, верно.

Э: Эмбер шлёт вам свою любовь и спрашивает, понравилось ли вам снимать клип на песню You Rock My World?

М: Да, это было здорово. Мы не спали всю ночь, и это было очень тяжело (смеется). Было здорово слышать, как музыка гремит из по-настоящему хороших колонок. Это то, что мне очень нравится – слушать действительно громкую музыку. Я люблю включать музыку на полную громкость. Я хочу сказать,… если ты слушаешь музыку в Интернете или через маленькие колонки, нет того эффекта. Поэтому нужно купить диск. Нужно купить его, чтобы почувствовать эту энергию. Это огромная разница. Огромная. Это ни с чем не сравнить. Самое лучшее это купить диск. Просто нельзя услышать все звуки, слушая…

Э: В общем, на съемочной площадке вы могли включать музыку так громко, как вам хотелось.

М: Так громко, как мне хотелось.

Э: Замечательно (смеется). Вопрос от Майкла Мэттью из Канады: «Я только что видел Ghosts на MTV. Ты как всегда невероятен, Майкл. Ты планируешь выпустить полную версию этого фильма на DVD в Америке?»

М: Да, он будет выпущен в Америке на DVD полностью, и там будет кое-что о съемках Ghosts. Этот фильм – одно из моих самых любимых произведений, потому что я всегда мечтал снять что-то страшное и комичное одновременно. И там это есть, просто развлечение. Потому что я не хочу пугать людей так, чтобы им страшно было ложиться спать. Я хочу, чтобы во всем этом было немного юмора. Но за смехом скрываются слезы. Это здорово – призраки на самом деле не были страшными, они были забавными. Ходили по потолку. Дети смеялись над ними. Это было весело. Мы не хотели пугать их. Но этот толстый человек, Мэр, он получил по заслугам за то, что пришел в мой дом, а это частные владения, и стал осуждать меня.

Э: Cloudlee2000 спрашивает: «Почему ты назвал альбом «Invincible»?»

М: Invincible – это… я думаю, это подходящее название. Так называется одна из песен альбома, и… не то, чтобы я зазнался, но недавно меня снова внесли в книгу рекордов Гиннеса, как артиста, который дольше всех в шоу-бизнесе. С тех пор, как я был маленьким ребенком и по сей день, я выпускаю песни, которые становятся хитами, и я горд и счастлив, что был избран Небом, кем бы то ни было, чтобы быть непобедимым, чтобы продолжать расти и…служить людям. Приносить им радость и развлечение.

Э: В музыкальной индустрии существует распространенное мнение, что сегодня нелегко удержать внимание публики. Если артист надолго исчезает, публика забывает его и переключается на что-то другое. Вы думали об этом, выпуская альбом, работая над ним, или вы уверены, что ваши поклонники всё еще с вами, и их поддержка будет такой же сильной, как и всегда?

М: Я… нет, я могу ответить, что это меня никогда не беспокоило, я никогда об этом не думал. Потому что я всегда знал, что если это по-настоящему хорошая музыка или хороший фильм, люди захотят увидеть, услышать это. Неважно, где ты, как долго тебя не было видно, какая ситуация, понимаете, качество есть качество, если ты сделал прекрасную работу в своём деле, люди захотят это услышать. Или увидеть. Всё остальное не имеет значения, пока ты остаёшься новатором и изобретателем. Это самое важное. Дай им то, что они хотят услышать.

Э: Slimslady спрашивает: «Как ты думаешь, какая из новых песен наиболее близка тебе?»

М: Ммм, Uinbreakable.

Э: Расскажите немного об этой песне. Вы уже упомянули её пару раз, мне становится интересно, что это за песня. Что бы вы могли рассказать о ней?

М: Наверное, я один из немногих людей в шоу-бизнесе, кто прошел через множество разных вещей. Я побывал в аду и вернулся. Я всегда мог и… честно, я по-прежнему могу делать то, что я делаю, и ничто не остановит меня. Никто не может мне помешать, несмотря ни на что. Я остановлюсь тогда, когда сам буду готов к этому. Понимаете, и… я просто говорю, что буду продолжать идти вперёд, что бы ни случилось.

Э: Нам пишет Warful: «Работаешь ли ты сейчас над другими минифильмами к Invincible, особенно к быстрым песням, и планируешь ли сделать это в будущем?

М: Безусловно. Тот, кто это сказал, был прав, говоря «минифильмы». Это то, что мы и пытаемся создавать – минифильмы: начало, середину и конец истории. Поднять это на совершенно новый уровень. Есть множество, целая энциклопедия потрясающих минифильмов, которые можно снять к этому альбому. Это просто здорово. Не могу дождаться сделать «Threatened». Это такая страшная песня с участием Рода Стерлинга из «Twilight Zone». Мне не терпится взяться за эту песню.

Э: Наполеон 3, на самом деле его зовут Джордж, спрашивает: «Майкл, мне кажется, что это твой самый гармоничный и впечатляющий альбом со времен «Триллера» или даже «Off The Wall». Какие моменты записи песен к альбому запомнились тебе больше всего?»

М: Наиболее запомнившиеся моменты…я бы сказал, что из всех моих альбомов этот был самым трудным. Потому что я был очень требователен к самому себе. Я написал столько песен, не хочу говорить, сколько, чтобы получились эти… сколько их всего, шестнадцать? Только чтобы получить шестнадцать песен, которые показались мне приемлемыми. И это альбом, где… у меня не было детей, когда я работал над другими альбомами, а здесь я часто простужался, много болел. Потому что дети болели. И нам приходилось приостанавливать работу и потом начинать снова, останавливаться и вновь начинать…и так без конца. Но мне очень, очень нравилось работать.

Э: Вы сказали, что были очень требовательным к себе. Что из себя представляет процесс работы? Если вам кажется, что получилось не совсем то, что хотелось, или что можно сделать лучше, или если вам хочется пойти в другом направлении… как это происходит?

М: Если я скажу правду, то не знаю, будут ли фэны любить меня после этого (смеется). Иногда музыканты по-настоящему злились на меня, потому что я заставлял их переделывать какие-то вещи буквально сотни и тысячи раз, пока не получалось так, как я хотел. Но некоторое время спустя они звонили мне и извинялись, говоря: «Ты был абсолютно прав. Я никогда не играл лучше, это моя лучшая работа, я превзошел сам себя», вот их слова. И я говорил: «Так и должно быть, потому что ты обессмертил себя. Это останется навсегда. Это сохранится во времени». Это как творения Микеланджело. Знаете, как Сикстинская капелла, она навеки. Все, что мы делаем, должно быть таким, понимаете?

Э: Sweetpea спрашивает, есть ли сюрпризы на новом альбоме.

М: Сюрпризы? Боже... Я думаю этот альбом таков, какой он есть, каждый может интерпретировать его по-своему. Вот всё, что я могу сказать по этому поводу. Мы выпустим несколько синглов-сюрпризов в определённое время – что-то в этом роде. В будущем. Это будет скоро.

Э: Очень хорошо. Я хотел спросить… недавно вы выступили с парой концертов в Мэдисон Сквер Гарден, и участвовали в благотворительном концерте на стадионе RFK. Живые концерты отличали вас на протяжении всей вашей карьеры. Вы какое-то время не выходили на сцену. Не могли бы вы немного рассказать о том, что вы чувствовали, снова оказавшись на сцене перед публикой, снова получив возможность выступать?

М: Это было… это нелегко объяснить. Это было довольно волнующе, снова почувствовать публику, увидеть этих людей, почувствовать, как тепло они тебя принимают. Это невероятное ощущение. Они пришли поддержать тебя, выразить свою любовь, услышать любимые песни, а ты стоишь перед ними, и эти люди дарят тебе столько любви, душа переполняется любовью. Это прекрасно. Очень эмоционально. Это трогает меня до слез. Это чудесно.

Э: Я помню, в своей книге вы писали, что сцена это то место, где вы чувствуете себя лучше всего, что эти моменты наиболее полны жизни для вас.

М: Это так. Быть не на сцене – вот что для меня нелегко. Быть на сцене… как и писать музыку или стихи, смотреть мультфильмы – эти вещи я люблю больше всего на свете. Это возвращает меня к жизни. Я люблю это. Это вдохновляет меня делать то, что я делаю.

Э: У нас вопрос от человека, который называет себя «Лучший танцор на свете». Вообще-то вы у на с на связи, но я не уверен, стоит ли нам затевать соревнование. Так или иначе, он спрашивает: «На сайте Michaeljackson.com сказано, что на новом альбоме появится JayZ, это правда?»

М: Нет, но мы договариваемся сделать что-нибудь вместе в будущем.

Э: Вам понравилось работать с JayZ, какой он, вы общались с ним? Какое у вас впечатление от него?

М: Думаю, он великолепен. У него невероятное чувство ритма. И он один из тех новых современных артистов, которые нравятся детям. Он действительно великолепен.

Э: Тони из Швеции пишет: «Привет, Майкл. Ты самый замечательный артист всех времен. Я очень люблю твою музыку. Ты хочешь поехать в турне, ты планируешь мировое или европейское турне?»

М: Ну, мы еще не думали всерьёз об этом, но я не хочу сказать, что это не входит в наши планы. В настоящее время мы заняты множеством других вещей. Но я не могу пока точно сказать. Знаете, в ближайшем будущем, я уверен, что-то такое будет. В ближайшем будущем.

Э: В общем, люди должны следить за новостями. У нас вопрос от Нории из Лос-Анджелеса, ей – или ему – 32 года; «входит ли в твои планы выпустить какие-нибудь песни из альбома «Invincible» на испанском или каком-нибудь языке кроме английского?»

М: Нет, мы пока не думали об этом, но это было бы здорово. Нельзя сказать, что мы сбросили такую возможность со счетов. Это огромный рынок, прекрасные возможности.

Э: Особенно для такого артиста как вы, у вас много поклонников во всём мире – у большинства артистов фэны есть только в Англии или США, но армия твоих почитателей действительно интернациональна.

М: Спасибо.

Э: Одной из своего рода сенсаций этого года стала кавер-версия вашей песни «Smooth Criminal», сделанная Alien Ant Farm. Вы обратил на нее внимание, она вам понравилась?

М: Я посмотрел и просто влюбился в неё. Она мне очень понравилась. Я подумал, что эта вещь должна выйти в свет. И им нужно было моё разрешение; я увидел клип и дал согласие, оценил песню на пять с плюсом и сказал – «вперёд».

Э: Потрясающе. Вам, как автору, должно быть, интересно, когда другие люди исполняют ваши песни и интерпретируют их по-своему. Что вы чувствуете в таких случаях?

М: Это прекрасный комплимент. Чудесный комплимент. Ты чувствуешь, что что-то значишь и что твоя музыка близка людям разных поколений. Я хочу сказать, её слушают все, и я очень счастлив.

Э: Гэри из Канады, которому 19 лет, пишет: «С какими еще артистами ты работал, записывая «Invincible»?

М: Ммм, да, Карлос Сантана. Мы с ним записали что-то вроде дуэта. Он играет на гитаре, я пою, мы написали это вместе. Это в самом деле очень, очень хорошая песня.

Э: Вы давно знаете его или познакомились недавно?

М: Я встречался с ним и раньше, но в последнее время мы много говорили с ним по телефону. Получив Грэмми, он сказал в интервью, что хотел бы встретиться со мной, что он готов со мной работать. Все мне говорили об этом, и я позвонил ему и он сказал, что на самом деле хочет этого, что сбылась бы его мечта. Он чудеснейший человек. Он очень добрый и одухотворённый человек. Я увидел, что он очень скромный, и я сказал себе: «Мы должны работать вместе».

Э: И вы вместе написали песню?

М: Ну, да, я и еще два человека написали эту песню, и он тоже принимал участие… это «Whatever Happens».

Э: ОК. У нас вопрос от Анисии. «Майкл, ты поклонник Криса Такера?» Она пишет о том, что он снимался в вашем новом клипе.

М: Я очень большой поклонник Криса Такера. Он меня здорово смешит. Я видел все его фильмы, он такой забавный парень. Мне нравятся люди, которые умеют рассмешить без вульгарности или плохих слов. Он нравится детям, людям всех возрастов, во всех уголках земного шара, он просто очень смешной парень.

Э: Тони из Канады, ему 17, спрашивает: «Сколько времени у тебя уходит на создание песни, начиная с идеи и заканчивая записью?»

М: Ну… это бывает по-разному. И тут я очень отличаюсь от других артистов, потому что я делаю пару песен, может быть, 5, 6, 7, 8 или 10, потом я их выбрасываю и начинаю всё сначала. Так что для меня это сложный вопрос.

Э: Интересно, есть ли на альбоме – возьмем Invincible – песня, которая… помните ли вы, как что-то впервые вдохновило вас на написание этой песни и тот день, когда вы сказали наконец: «Вот оно, получилось именно то, что я хотел»?

М: На альбоме Invincible?.. Ммм, да. Да. Помню, как ребята снова собрались и стали творить более изобретательно… потому что мы не… это только наше, множество звуков на альбоме сделано не на синтезаторах, это не те звуки, которые в основном запрограммированы машинами. Мы сами создавали свой собственный звук. Стучали по чему-нибудь, барабанили, так что никто не может повторить то, что мы делали. Мы создавали их своими собственными руками, находили какие-то вещи, создавали что-то. Это самое важное – быть в чём-то первооткрывателем. Быть новатором.

Э: У нас вопрос от Верне: «Мне так нравится новый альбом, но Speechless тронула меня больше всего. Что вдохновило тебя написать эту песню?»

М: На Speechless меня вдохновила… ммм… я провожу много времени в лесу. Мне нравится гулять в лесу и лазить по деревьям. Больше всего мне нравится взобраться на дерево, залезть на самую верхушку и смотреть вниз сквозь ветви. Всегда, когда я это делаю, ко мне приходит вдохновение. И со мной эти двое чудесных маленьких детей, девочка и мальчик, и они такие невинные, просто квинтэссенция чистоты, и будучи рядом с ними, я почувствовал, что у меня просто нет слов, я чувствовал, что смотрю в лицо Бога, каждый раз, когда смотрел на них. Они и вдохновили меня написать песню Speechless.

Э: Этот ответ связан со следующим вопросом, который мы получили: « Где ты ищешь вдохновение, когда пишешь песни? Вдохновение приходит к тебе из разных источников?»

М: Лучшие песни пишутся сами собой. Ты не ждёшь их, они сами к тебе приходят. Есть песни, которые ты как бы вынашиваешь в себе. Ты как будто сажаешь семя и даёшь подсознанию идти своим ходом, и ты надеешься, что со временем что-то получится, и чаще всего так и происходит. Я не верю в понятие авторского замысла – это неверные слова. Так не бывает. Всё создаётся само собой. Как любой скульптор или художник… они создают свои лучшие работы в 60, в 70 лет. Фред Астер создал свои лучшие танцевальные номера, когда ему было около 70-ти. Микеланджело создавал скульптуры, когда ему было далеко за 60, за 70 и это были потрясающие, гениальные работы. Но в музыкальном мире некоторые артисты стали ни на что не способны, потому что они вредят себе в молодости всеми этими безумными способами, они пьют, принимают таблетки и всё такое, это плохо – это на самом деле плохо. Мне неприятно это говорить, потому что я не хочу никого обидеть, но нам стоит заботиться о своем теле немного больше.

Э: Думаю, многие люди поняли, что причиняли вред себе. Многие говорят об этом в последние годы.

М: Да.

Э: Эллен спрашивает: считаете ли вы, что вы с Родни Джеркинсом создали новый звук для 2001 года?

M: Ну… приятно было бы так думать.

Э: Как вам работалось с ним? Как вы встретились и как началось ваше сотрудничество?/p>

М: Он просто ходил и говорил и говорил всем и каждому в Голливуде и в музыкальной индустрии, что мечтает работать со мной. И потом, когда я был дома у Кэрол Бэйер Сэйджер – это великий автор песен, она получила несколько наград академии за свои песни – она сказала: «Есть один парень, с которым я раньше работала. Его зовут Родни Джеркинс, и он чуть не плакал, умоляя меня о встрече с тобой. Почему бы тебе не позвонить и не сказать ему «привет». И он пришёл на следующий день и сказал: «Пожалуйста, это моя мечта – работать с тобой. Дай мне две недели, увидишь, что я могу предложить». Ну и кончилось тем, что мы стали работать вместе.

Э: И какое у вас впечатление о нём? Что он смог дать, в чём его вклад, по-вашему?

М: Его вклад в том, что он любит творить так же, как я люблю творить. Но я давил на Родни. Я давил, давил, давил и давил на него, чтобы он создавал больше… изобретал больше. Больше был новатором. Он настоящий музыкант. Он настоящий музыкант, и он очень предан своему делу, очень верен. У него есть упорство. Я не думаю, что видел в ком-то еще такое упорство, как в нём. Потому что ты можешь давить и давить на него, и он не злится. Да, я думаю, он потрясающий парень, это правда.

Э: Это большой комплимент.

М: И… и Тедди Райли просто невероятен. Он тоже новатор. Я люблю работать с ним.

Э: И, конечно, вы работали с ним и в прошлом.

М: Да, он один из моих любимых… как человек, он один из моих самых любимы х-людей на свете. Он просто очень приятный, добрый человек, понимаете. А Родни очень смешной. Ты смеёшься весь день, когда ты с ним. Он включает свою музыку в студии и начинает танцевать по комнате. Он забавный.

Э: Я бы хотел всем напомнить, что мы на сайте Getmusic. Мы беседуем с Майклом Джексоном, чей новый альбом Invincible выходит 30-го октября. У нас вопрос от ItsJackson из Коннектикута, которую на самом деле зовут Рейчел, она спрашивает: «Есть ли какие-то новые танцевальные движения, которые ты изобрёл, работая над альбомом?»

М: Впервые в жизни, работая над этим альбомом, я перестал танцевать. Потому что я был совершенно захвачен, влюблён в то, что я делал… я делал нечто необычное. Но конечно, когда начинала звучать музыка, я начинал танцевать. Но теперь танец начинает создавать сам себя, и когда звучит музыка, я придумываю какие-то новые вещи. Это появится в будущем вместе с новыми видеоклипами, в них можно будет увидеть множество новых вещей и движений, которых еще никто никогда не видел. мы откроем в танце новые области, где мы еще не бывали прежде. Просто все эти танцы в стиле хип-хоп, которые мы сегодня видим, становятся похожими на аэробику, это начинает раздражать.

Э: (смеется) У нас вопрос от Саймона, который… вы упомянули всех, кто хотел работать с вами, и он спрашивает: «Майкл, с кем из артистов прошлых лет или современных исполнителей ты хотел бы спеть дуэтом?»

М: Если из прошлого, то это был бы кто-нибудь, я бы сказал, как Сара Вон (Sarah Vaughn) или Нэт Кинг Коул. А из современных, я думаю, Уитни Хьюстон, она потрясающая, и Барбара Стрейзанд, у неё очень красивый голос. Знаете, такие артисты, они просто чудесные.

Э: Что вы думаете об исполнителях, которые появились на сцене недавно, как Бритни Спирс и Кристина Агилера? Очевидно, что эти молодые поп-звёзды очень популярны. Бритни принимала участие в вашем концерте в Мэдисон Сквер Гарден. Какое у вас впечатление о ней?

М: Думаю, это новое поколение, которое выходит в мир. Они делают очень хорошую работу. И что меня больше всего впечатлило в таких артистах, как Бритни и Кристина, это их целеустремлённость. Я слышал, как они работают. Они работают над танцевальным движением месяцами, чтобы получилось как надо. Они такие целеустремлённые. И я встречался с Бритни несколько раз, она очень милая и скромная. Она приходила ко мне. Мы спокойно проговорили пару часов, и она была словно кукла Барби. Очень милая, очень добрая.

Э: Полагаю, такой человек, как вы, мог бы стать интересным и важным источником вдохновения для неё. Ведь вы были звездой уже в таком раннем возрасте. Не думаю, что все люди до конца понимают, что это за странная жизнь – вся эта слава и восхищение, я хочу сказать, быть ребёнком и находится в центре внимания – это должно быть, кроме прочего, довольно страшно. Вы согласны с этим, учитывая ваш личный опыт?

М: Да, потому что, куда бы я ни пошёл, мне приходится маскироваться, но сейчас, учитывая обстановку в мире, я этого не делаю. А люди, они просто сходят с ума. Они очень счастливы тебя видеть. Им кажется, что они с тобой знакомы. И тебе приходится реагировать на это так, словно ты тоже их знаешь. Им кажется, они знают тебя лично. Мои фотографии висят у них дома на стенах, играет моя музыка, и вот они хватают тебя, и обнимают, и трогают тебя… обычно я отвечаю им объятиями, поцелуями, говорю, что тоже их люблю. Потому что я люблю, я по-настоящему люблю своих поклонников. По-настоящему, от всего сердца. Это истинная, правда. Я их люблю. Когда я приезжаю в какую-нибудь страну, они стоят под моими окнами, спят на улице, и я им бросаю подушки и одеяла… и я прошу своих охранников купить им пиццу, чтобы они все могли поесть, мы покупаем им свечи, мы правда о них заботимся. Они очень, очень, очень милые и здорово меня поддерживают.

Э: Сэм из Техаса, ему 20 лет, спрашивает: «Выйдет ли песня Butterf lies на сингле? Это одна из лучших твоих песен».

М: Butterflies это сингл, который выходит уже сейчас. Это уже сингл. Передайте ему большое спасибо.

Э: Здорово. Какие еще у вас планы, ведь вы… Вы всегда были своего рода новатором во всём, что касается создания видеоклипов к своим песням; вы создаёте концепцию фильма заранее или всё происходит постепенно, шаг за шагом, ну, что-то вроде: «вот эта песня будет следующим синглом, и я хочу, чтобы у неё было некое визуальное сопровождение». Как это всё происходит?

М: Ну, я в основном позволяю песне говорить со мной, я захожу в комнату и начинаю делать записи. Потом я говорю с автором – например, Стивен Кинг и я, мы вместе писали сценарий к фильму Ghosts, мы начали писать его по телефону, позволили истории складываться самой, идти своим ходом. Но мы стараемся делать очень необычные вещи. И это не просто, потому что нужно, чтобы это совпадало по времени с песней, и нельзя тратить слишком много времени, а иногда на создание спецэффектов уходит до пяти месяцев. Это довольно тяжело, и люди из звукозаписывающей компании говорят: «Давай, давай быстрее, мы не можем ждать». Я это понимаю. Вот мы и пытаемся сделать всё как можно лучше за то время, что у нас есть.

Midnight Дата: Пятница, 25-09-2009, 20:48 | Сообщение # 6 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Э: Хелен из Шотландии спрашивает: «Если бы тебе пришлось всю жизнь исполнять только одну из твоих песен, что бы это была за песня?»

М: Это была бы… мог бы я выбрать больше, две или три?

Э: Я думаю, мы вполне можем это сделать.

М: Heal The World, Speechless… трудный вопрос. Думаю… ммм… You Are My Life.

Э: То есть, вы выбрали песни, в которых содержатся самые важные послания, как мне кажется.

М: Да, дело в том, что они очень мелодичные, а если в них содержится какая-то очень важная мысль, они как бы бессмертны, они понятны в любое время, в любом месте, понимаете.

Э: Я хотел спросить вас вот о чём… в Нью-Йорке и Вашингтоне были эти ужасные террористические атаки. Какую роль, по-вашему, артист может сыграть в такой момент? Я имею в виду ваше выступление на благотворительном шоу в Вашингтоне. Есть ли в музыке… могут ли артисты помочь людям пережить тяжелые времена?

М: Да, ты отдаёшь часть себя, свой талант, свои способности. Талант, данный тебе Богом. Для этого мы здесь – чтобы помогать людям уйти от проблем, когда они в этом нуждаются. Если ты художник, ты пишешь картины, если скульптор – создаешь скульптуру, если ты писатель, ты пишешь книги; или пишешь песни, если ты музыкант, или танцуешь, если ты танцор. Ты даришь людям немного любви и… какой-то радости, чувство эскейпизма, и показываешь, что переживаешь за них всем сердцем. Что ты не где-то в стороне, но что тебе действительно не всё равно. Проделать длинный путь, чтобы быть там с ними. Это делал и я, и многие другие люди, которые проявляли заботу и оказывали помощь. И это очень важно.

Э: У нас вопрос от Chili Boy, который спрашивает: «Мне всегда было интересно, как ты придумываешь танцевальные движения, и сколько времени уходит на то, чтобы сочинить весь танец к песне?»

М: Чаще всего я просто захожу в комнату и начинаю танцевать, и я не создаю танец, танец создаёт себя сам, правда. Знаете, я могу сделать что-то, а потом смотреть запись, и говорить, «ого!» – я и сам не заметил, что сделал это. Движение возникло из ритма. Танец – это интерпретация. Ты становишься аккомпанементом к музыке. И когда я становлюсь бас-гитарой в Billie Jean, я не задумываясь делаю движения, которые я делал, когда песня начинается, потому что так она распоряжается мной. И если я поворачиваюсь, останавливаюсь, отставляю ногу и поднимаю воротник моей рубашки, то таков этот момент в аккомпанементе.

Э: Я помню, как впервые увидел этот момент по телевизору [Энтони имеет в виду программу «Motown 25», где Майкл впервые продемонстрировал «лунную походку». – прим. ред.], и просто подпрыгнул в своём кресле. Это было так необычно.

М: Спасибо вам большое.

Э: Это действительно был один из самых невероятных моментов.

М: Всё это было спонтанно. Ничего из того номера «Billie Jean» не было запланировано, кроме «лунной походки». Всё остальное было просто импровизацией, серьёзно.

Э: У нас вопрос от SJChams: «Ты думаешь записать еще один дуэт с Дженет?»

М: Мне бы очень этого хотелось. Всё зависит от песни, от времени. Когда она находится в одном уголке земного шара, я нахожусь в другом. Это бывает очень редко – когда наши корабли встречаются в ночи... так что это нелегко, потому что мы оба очень заняты. Но было бы здорово. Мне нравится с ней работать. Она самый настоящий профессионал и замечательная сестра.

Э: Прекрасно. Sheik33 спрашивает: «Кто был твоим кумиром в детстве?»

М: Я всегда с ума сходил от… бывало, я уже сплю… ещё в Индиане, когда мне было лет 5: я сплю, уже поздняя ночь, час ночи, а по телевизору идёт какое-нибудь шоу, и я помню, моя мама вбегает в комнату со словами: «Вставай, просыпайся! Показывают Джеймса Брауна!» Или «Сэмми Дэвис младший выступает», или «показывают хороший фильм с Фредом Астером», «Джин Келли в эфире»…И я сидел, мои глаза просто… я был просто в благоговении, смотрел на них. И когда появилось видео, я собрал целую коллекцию (смеется).

Э: Я так понимаю, у вас потрясающая коллекция старых фильмов с участием всех ваших любимых артистов, коллекция выступлений людей, которыми вы восхищаетесь. Расскажите о некоторых из них, о том, что вы любите смотреть.

М: Ну, я… прежде чем я начинаю что-то делать, это может быть любая ситуация, мне нравится изучать всю историю этого, прежде чем сделать первый шаг к чему-то новому. Мне нравится изучать выступления эстрадных, водевильных артистов, ну, знаете, тех, что принадлежали к той эпохе, хотя тогда еще не было телевидения. Но позже они пришли и на телевидение. Мне нравятся такие люди как Джеки Глисон, Ред Скелтон, я с ума схожу от «3 Stooges», Уолта Диснея… если говорить об исполнителях, мне нравится Энтони Ньюли и, как я уже сказал, Джеки Уилсон, Джеймс Браун. Они потрясающие! Когда Джеймс Браун был с «The Famous Flames», это было невероятно. Я смотрел на него и плакал. Никогда я не видел, чтобы человек так выступал.

Э: Наверное, это было очень сильное впечатление – встретить своих кумиров, когда ты был еще маленьким и записывал свои пластинки.

М: Да, это так. И то, что они говорили мне, что… они считали меня потрясающим, а я всю жизнь считал, что они были лучшими. Это самая лучшая похвала для меня, никакие награды не могли бы с ней сравниться, понимаете. Когда Фрэд Астер или Джин Келли, которых я хорошо знал, или Фрэнк Синатра говорили мне… они считали, что я невероятен, что меня ждет потрясающая карьера. Он и говорили мне это, когда я был ребенком. Ведь они были моими соседями. Они жили рядом со мной. Я чувствовал, что это большая честь для меня, и я был счастлив слышать такие слова от этих легендарных артистов.

Э: Это, должно быть, очень вдохновляло вас.

М: Да, очень.

Э: У нас вопрос от Mhagrice, которую на самом деле зовут Маргарет, она из Голландии, ей 26 лет: «Это правда, что ты снялся в фильме «Люди в чёрном – 2» и что ты будешь записывать саундтрек к этому фильму?»

М: Не думаю, что мы будем делать саундтрек, но я снялся в эпизоде этого фильма, «Люди в чёрном – 2», а сейчас мы планируем снять еще и третью часть. Это было очень весело и интересно. Это один из моих самых любимых фильмов за все времена. Я большой поклонник «Людей в чёрном». Я очень люблю этот фильм.

Э: А сейчас, как мне известно, вы снимаетесь в фильме «Кошмары Эдгара Аллана По». Расскажите нам, пожалуйста, немного об этом.

М: Да, работа над этим фильмом должна начаться. Он рассказывает о великом американском писателе Эдгаре Аллане По.

Э: Он и сам был довольно пугающим парнем.

М: В нем было нечто очень дьявольское, очень тёмное… но он был гением, и это... его собственная, личная жизнь очень интересна, об этом и фильм. Каким он был… о том, через что ему пришлось пройти, чтобы создать такие гениальные произведения. Это потрясающая история. Но… и, кстати, фэны должны знать, что все таблоиды нужно уничтожить. Не верьте тому, что читаете в бульварных газетах. Это всё бред, мусор. Мы должны устроить большой костёр из таблоидов, собрать их целую гору – и просто сжечь. [Майкл вспоминает о таблоидах из-за того, что газеты преследовали Эдгара По при жизни так же, как сейчас они преследуют Майкла. – прим. ред.]

Э: Вы слышали это здесь первыми от Майкла Джексона.

М: Не тратьте время на эти газеты. Это просто бред.

Э: Вопрос от Rapmaster JA, на самом деле это Джейсон, он из Иллинойса: «Майкл, ты, без сомнения, величайший в мире артист. Как ты делаешь «лунную походку»? Это самое классное движение, которое я когда-либо видел».

М: Господи, это трудно объяснить по телефону. Я люблю движение и танец. Это как будто ты идёшь вперед и назад одновременно, но не просто идёшь, а словно по ленте конвейера. И это трудно так объяснить, вот если бы он был здесь со мной, я бы мог показать ему это на пальцах или ногами… Может, он видел конец клипа «Jam», где я пытаюсь показать Майклу Джордану, как это делается. По-моему, это единственный раз, когда я показывал, как делать «лунную походку».

Э: Mark the Shark спрашивает: «Как ты делаешь этот наклон в клипе «Smooth criminal»?»

М: «Smooth Criminal», ну… это случилось… Это произошло в процессе съемки, я придумал это непосредственно в тот момент. Нам потребовался час, чтобы это воспроизвести. Это спецэффект, мы как бы наклоняемся настолько, насколько можем, а остальное делается при помощи конвейерной ленты.

Э: Гленн из Торонто спрашивает: «Ты чувствуешь прилив какой-то особой духовной энергии, когда выступаешь; свою связь с высшими силами? Многие, кто видит тебя на сцене, чувствуют это».

М: Это именно так и есть: ты ощущаешь связь с высшими силами и просто действуешь, повинуясь моменту, и становишься единым целым с духовным началом. Не хочу, чтобы это прозвучало религиозно или как-то еще, Но это ощущение глубоко духовное, очень похоже на религиозное, это божий дар и ты просто чувствуешь его. И для меня большая честь, что мне это было даровано. Это здорово – становиться одним целым с публикой. Это единение, понимаете?

Э: Это напомнило мне ваши слова, когда вы говорили о том, как вы создаёте свои танцевальные движения – слушая музыку и, как будто растворяясь в ней. Знаете, это и, правда, какое-то мистическое чувство.

М: Спасибо.

Э: Пришел вопрос от Чарли, который спрашивает: «Какими достижениями в своей жизни ты гордишься больше всего?»

М: Господи… одним из моих самых больших желаний с тех пор, как я был еще совсем маленьким… думаю, мне было лет 7, и я всегда покупал Книгу Рекордов Гиннеса. (Смеется). Вы знаете, каким будет ответ, да? Я говорил: «Я люблю петь и танцевать. И может быть, однажды обо мне напишут в этой книге». Я верил в то, что это возможно. И вот, когда «Триллер» стал самым продаваемым альбомом всех времен и народов, он был внесен в Книгу Рекордов Гиннеса, и еще там много других рекордов… знаете, они внесли меня туда уже семь раз. Это был самый счастливый момент в моей жизни. Я был так счастлив.

Э: Чем вы можете объяснить такую целеустремлённость и уверенность в своих способностях, которую вы чувствовали, будучи ребёнком? Знаете, мне кажется, людям иногда непросто почувствовать… Я хочу сказать, вы, разумеется, не были ребёнком из какой-нибудь богатой и знатной семьи, но, тем не менее, каким-то образом вы смогли предвидеть, что вас ждёт успех. Как вы можете это объяснить?

М: Я связываю это с моими родителями, которые всегда учили нас упорно добиваться цели и верить в свои силы, верить в себя, не важно, что именно ты делаешь. Даже если ты просто подметаешь полы или красишь потолок, делай это лучше, чем кто-либо еще в целом мире, не имеет значения, что ты делаешь. Будь лучшим в этом деле, относись с уважением к людям, умей гордиться собой… уважай других и чтобы они уважали тебя.

Э: Да, это верно. Вы уже много лет выпускаете свои альбомы, и долгое время являетесь влиятельной фигурой на музыкальной сцене. На ваш взгляд, свидетелем каких наиболее значительных перемен в мире музыки вы были?

М: Наиболее значительных перемен?

Э: Да, что изменилось в музыкальной индустрии, в музыке, которую мы сейчас слышим? Что стало другим?

М: Ну, наверное,… по-моему, люди не думали, что рэп продержится так долго. И это направление прошло в своём развитии несколько этапов – сегодня в нём больше мелодичности, оно стало более приемлемым, потому что мелодия не умирает никогда. Никогда. И ритм – музыка стала более ритмичной. Потому что люди хотят танцевать. Это естественное состояние человека, часть нашего биологического естества. Наши клетки двигаются, когда мы слышим ритм. Обратите внимание, годовалый ребенок начинает двигаться, когда слышит музыку. Откуда в нём это? Дело в том, что это заложено природой. Это не просто то, что слышит ухо, это внутреннее чувство, понимаете. Трава, деревья, цветы… Музыка воздействует на всё. Они становятся прекраснее и наполняются энергией, когда растут. Музыка это очень важная и мощная материя, все планеты и галактики создают музыку. Её называют музыкой сфер. У каждой из них своя нота, и вместе они создают гармоничную мелодию. Поэтому мелодия существует и во вселенной, прямо сейчас, когда мы разговариваем.

Э: У нас вопрос из Голландии, Фемка пишет: «Мне нравятся специальные издания альбомов Off The Wall, Thriller, Bad и Dangerous». Она пишет, что любит вас. И спрашивает: «Почему Invincible выйдет в обложках разных цветов?»

М: Потому что нам хотелось, чтобы фэны развлекались, собирая их все… они выйдут в ограниченном количестве. Есть альбомы, которые мне очень нравятся, и я покупаю их по пять раз, хотя и с той же самой обложкой. Просто потому, что мне так нравится эта музыка. И если бы у них еще были обложки разных цветов, я бы покупал их еще больше. Нам просто хотелось, чтобы фэнам было интересно, с этими картинками, с обложками разных цветов… Просто хотелось попробовать что-то новое. Поэтому мы это и сделали.

Э: У нас вопрос от ТиДжея, ему 17 лет, он из Австралии, он хочет сказать вам: «Ты по-прежнему мой кумир», он спрашивает: «Как бы ты объяснил свою способность вдохновлять стольких людей по всему миру?»

М: Я просто делаю то, что делаю, и я люблю свою работу. Я люблю искусство. Я всё люблю, любой вид искусства. И если людей это вдохновляет, я чувствую, что… Я молюсь о том, чтобы делать свою работу, то, ради чего я здесь на земле. Потому что я люблю своих фэнов, я люблю детей, малышей, это и даёт мне вдохновение, дети, младенцы, фэны. Я их очень люблю.

Э: Нам пишет Микаэла из Пенсильвании, ей 14 лет: «Майкл, мне всего 14, но я твоя поклонница с 10 лет. Ты достиг большего, чем любой другой артист. Мне просто интересно, если бы ты мог изменить что-то одно в своей жизни, что бы ты изменил?»

М: Я бы хотел, чтобы у меня была возможность выходить на улицу и быть как все, чтобы люди не узнавали меня, почувствовать, что это такое, ну, понимаете – быть обычным человеком. Увидеть, что люди делают, что говорят, когда просто общаются, как обычно. Потому что как только они видят, что это Майкл Джексон, разговор меняется – они начинают говорить обо мне, а не о том, что происходит сейчас, в данный момент. Так я бы многому научился. Я не могу увидеть все это, пока не загримируюсь, не надену на себя много всяких вещей, но и тогда на меня смотрят, даже тогда всё иначе, всё по-другому. Поэтому это непросто осуществить. Скажите ей, это был замечательный вопрос.

Э: Это и, правда, очень интересный вопрос. И ответ тоже очень интересный. У нас есть вопрос от Грэга из Глазго, Шотландия, который хочет знать: «Когда ты планируешь выпустить песню What More Can I Give?»

М: Мы записываем последние вокальные партии, и скоро, очень скоро она выходит. Мы сейчас занимаемся сведением всего вместе, добавляем последние штрихи. Это очень важная песня для всего мира. Дать немного сочувствия, любви и заботы тем людям, которые оказались в домах для сирот, которые за несколько секунд потеряли родителей и людей, которых любили, понимаете?

Э: Безусловно. Чего вы ждёте с нетерпением, какие надежды связываете с наступающим годом? Мы подходим к концу этого года, выходит ваш альбом, нам пришлось пережить трагедию, тяжёлые времена. Все стараются не падать духом. Когда вы думаете о 2002 годе, какие мысли приходят вам в голову?

М: О фильмах. Я люблю кино. Делать новые фильмы, соединять песни и кино. Танцевать. И я хочу, чтобы на земле был мир. Я всё время молюсь о мире. И самое важное, о чем я молюсь, это безопасность детей. Это волнует меня больше всего. Я хочу, чтобы они были защищены и чтобы у детей в мире было больше прав, чтобы был особый день для детей, праздник для детей. Нужно уделять им немного больше внимания и любви.

Э: Сергей из России пишет: «Майкл, спой для нас а капелла».

М: (смеется) Знаете что, мне бы очень хотелось это сделать. Но, хотите верьте, хотите нет, я шмыгал носом всё время, пока шло интервью, я проснулся с ларингитом. Я вчера подхватил простуду от детей. Мои дети болели, и я заразился от них. Скажите ему, что я с удовольствием спою а капелла, когда приеду к ним в город с концертом. Песня Speechless начинается с а капелла, песня из нового альбома, Speechless. Она одна из моих любимых.

Э: Начинается с а капелла?

М: Начинается и заканчивается а капелла.

Э: К нам пришёл вопрос от Карен, которая пишет, что вы помогали ей с тех пор, как она была ребёнком. Вы всегда были тем, кто думает о других, проявляет заботу о детях по всему миру. «Что мы можем сделать для тебя, – спрашивает она. – Мы отдаём тебе всю нашу любовь, но что еще мы можем для тебя сделать?» Без сомнения, она одна из ваших самых больших поклонников.

М: Приезжая в какой-нибудь город, я бы хотел увидеть детский праздник, услышать детский хор, знаете, так бывает, когда я приезжаю в какую-нибудь страну, они поют мои песни, которые им нравятся. Нам нужно создать день детей, международный праздник, где бы мы чествовали наших детей. Когда бы родители водили своих детей в кино или в магазин игрушек, или в парк. Одно это уже укрепило бы узы между родителями и детьми. Потому что семейные узы были разорваны. Люди больше не обедают вместе с детьми, не разговаривают с ними, не относятся к ним с нежностью и заботой. Мне бы очень хотелось увидеть праздник для детей. День Детей. У нас есть День Матери, День Отца, а Дня Детей нет. И мне бы хотелось, когда я приезжаю куда-нибудь, увидеть, как дети поют разные песни, веселятся, что-то вроде этого. Это было бы здорово.

Э: Майкл, последний вопрос. Было очень приятно поговорить с вами. Эмануэль из США спрашивает: «Мистер Джексон, что бы вы сказали тем вашим поклонникам, которые мечтают и стремятся стать звездой, как вы?»

М: В любой ситуации, самая могущественная вещь на свете – это человеческий разум и молитва, и вера в себя, уверенность в своих силах и упорство. Неважно, сколько раз вам приходится что-то делать, делайте это, пока не получится как надо. И всегда верьте в себя. Неважно, если рядом находится кто-то, кто негативно к вам относится, если от него исходит отрицательная энергия, не обращайте на это никакого внимания. Потому что во что вы верите, тем вы и станете.

Э: Говорят, что больше всего на людей влияет… можно сказать, что человек действительно добился успеха, судя по тому, как он относится к этому успеху, к поражениям и испытаниям. Это то, о чём мы говорите.

М: Да, и кроме всего этого, самое важное – самое важное: оставаться простым и скромным. Простым, как дитя, как новорожденный младенец. Даже если у вас есть власть над людьми, талант… как то, что Микеланджело делал в скульптуре, например, за всем этим оставайтесь смиренными, как дети, такими же добрыми, щедрыми и любящими. Дети не бывают самодовольными.

Э: Наверное, нам придётся вставить еще один вопрос, который пришёл от кого-то по имени Invincible103: «На носу Хэллоуин. Ты собираешься переодеваться в какой-нибудь костюм, есть какие-нибудь планы устроить вечеринку в Хэллоуин?»

М: Нет. Я собирался играть в «дай-а-то-получишь». Выйти из дома, стучаться в двери и получать от людей конфеты. Мне это очень нравится. Это моё любимое развлечение. Мне нравится одеваться каким-нибудь монстром или еще кем-нибудь и стучаться в дома к людям. Никто не знает, что это я, и мне дают конфеты.

Э: Теперь, если вдруг к вам постучится Майкл Джексон…

М: (смеется)

Э: Было бы неплохо иметь под рукой что-нибудь хорошее для него. Майкл, это было огромное удовольствие общаться с вами. Очень весело, и все желают вам успеха с новым альбомом. Мы с нетерпением ждем его выхода.

М: Спасибо огромное и благослови вас Господь. Спасибо.

Э: Спасибо вам большое.

Agloz Дата: Суббота, 26-09-2009, 13:15 | Сообщение # 7 |

You are not alone!
Репутация:
Награды:
Сообщения:
3077
Из:
Самара
Midnight, спасибо ты хорошо постаралась .
Quote (Midnight)
Но в музыкальном мире некоторые артисты стали ни на что не способны, потому что они вредят себе в молодости всеми этими безумными способами, они пьют, принимают таблетки и всё такое, это плохо – это на самом деле плохо. Мне неприятно это говорить, потому что я не хочу никого обидеть, но нам стоит заботиться о своем теле немного больше.
И после этого нам пытаются доказать что он чуть не наркоман?
Midnight Дата: Воскресенье, 27-09-2009, 00:42 | Сообщение # 8 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
agloz,спасибки ;)
Quote (agloz)
И после этого нам пытаются доказать что он чуть не наркоман?
ну их на...пусть идут малину обирают biggrin
Shelly_Angel Дата: Воскресенье, 27-09-2009, 03:09 | Сообщение # 9 |

Smooth Criminal
Репутация:
Награды:
Сообщения:
1392
Из:
Хельсинки
Midnight, Спасибочки за интервью! У меня глаза опять на мокром месте, но это скорей от радости, от любви к Майклу... МАЙКЛ, ТЫ - АНГЕЛ! Самый Светлый и Самый Добрый!
Midnight Дата: Воскресенье, 27-09-2009, 23:06 | Сообщение # 10 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Это интервью поп-король дал журналистам в Лондоне в преддверии прощальных концертов:

- Майкл, вы ощущаете себя человеком, который повлиял на ход истории?
-Когда во время концертных поездок встречаешься с миллионами людей,которые переживают, плачут, благодарят тебя - такое чувство приходитневольно. И ты радуешься, что твое дело не напрасно. Музыка помогаетпрозревать, и если я сделал мир чуточку лучше, я - счастлив.
- Кого вы могли бы поблагодарить за свою карьеру?

-Многое мне дал мой отец. Хотя в последнее время у нас натянутыеотношения, я прекрасно помню репетиции в группе «Джексон 5» с братьями.Папа часто меня подзадоривал: «Давай, малыш, заткни их за пояс!» Ястарался, как мог, и получал за это меньше других кожаным ремнем.

- Вы написали множество хитов. Откуда черпали вдохновение?
-Я с самого детства был воспитан на лучших примерах. Мой любимыйкомпозитор - Чайковский. Его «Щелкунчик» - шедевр от начала до конца! Икаждый отдельный номер - шедевр. Я подумал: а что если этого достичь вэстрадной музыке? Так и родился мой сборник хитов «Триллер».
- Говорят, ваш клип не взяли на MTV, потому что на канале не ставили музыку темнокожих музыкантов.

- Да, меня это просто взбесило, и я сказал себе «Подождите, скоро вы будете умолять меня дать вам мои песни». Так и вышло.

- Вы решили стать белым из-за дискриминации?

-Нет. Я не старался стать белым. Я горжусь тем, что родился черным, акожа побелела из-за болезни, которая разрушает пигментацию. Тут яничего не могу поделать. Все остальное - выдумки!

- Когда у вас стал меняться цвет кожи?
- Где-то после «Триллера», во время выпуска альбома «Оригинальный». А разве это так важно?
- Ходят слухи, что вы спите в барокамере, чтобы не постареть. Даже фотографии есть...

-Я снимался в рекламе «Пепси» и очень сильно обжегся. Потратив одинмиллион долларов, мы построили «Ожоговый центр Майкла Джексона». Таместь и барокамера. Я залез внутрь, чтобы просто посмотреть на это чудотехники, кто-то сфотографировал. Вот и все.

- Говорят, вы были женаты на няне своих детей Грейс Рварамбе...

- Еще один бред. Я был женат два раза - на Лизе Марии Пресли и Дебби Роув. Грейс просто воспитывала моих детей.

- Как вы относитесь к детям?

-Обожаю общаться с ними, помогать, учить их… Могу с уверенностьюсказать, что большего наслаждения я не получал ни от чего другого.
- Как вы себя чувствуете в последнее время?
- В душе я ощущаю себя 25-летним, но уже тяжело вести тот же образжизни, что и в молодые годы. Мне все-таки 50 лет, и я не собираюсьвыбиваться из сил, как это было с Джеймсом Брауном или с ДжекиУилсоном. Нужно вовремя уйти с дистанции.

- И тем не менее вы запланировали 50 концертов в Лондоне в этом июле...

-Это будут мои последние выступления. Я спою песни, которые хотятуслышать мои фанаты, и поклонюсь публике в последний раз. Хочу, чтобыэто стало настоящим шоу.

- Каким бы вы хотели остаться в памяти людей?
-Артистом, великим артистом! Мне нравится то, что я делаю, и я хочу,чтобы все люди были от этого в восторге! Я мечтаю быть любимым везде,куда бы я ни поехал - во всем мире! Потому что я люблю людей всех расвсем сердцем настоящей любовью!

Midnight Дата: Воскресенье, 27-09-2009, 23:11 | Сообщение # 11 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Журнал Teen Star, 1972 г.

Вопрос журнала Teen’s Star: Майкл, твои фэны хотят знать, как бы ты провёл своё первое свидание?

MJ: На первом свидание я бы пригласил девочку к себе домой, скажем, на барбекю или поплавать в бассейне, особенно в тёплый летний вечер! Я знаю, некоторые девчонки злятся, если ты не ведёшь их в какое-нибудь классное место и не тратишь на них кучу денег на свидании – но мне такие девушки не интересны. Я хотел бы, чтобы с девочкой можно было просто посидеть и поговорить, повеселиться, просто быть вместе. Я не говорю, что мы никогда не выходим куда-нибудь, мне нравится ходить в кино, на концерты, в рестораны, но мне кажется, на первом свидании важно узнать друг друга получше, а этого не сделаешь, если вы будете смотреть кино весь вечер!
В: На свидании ты ведёшь себя как джентльмен?
MJ: Я об этом не задумываюсь. Я автоматически открываю двери перед девочками, не размышляя, это как почесать голову, если она чешется! Когда тебя всю жизнь воспитывают, чтобы ты был вежливым с девочками, ты об этом уже не забудешь. Это твоя вторая натура, как дышать или постукивать ногой в такт музыке.
В: Как насчёт поцелуя на первом свидании?
MJ: Да, хорошо бы! По-моему, если уж тебе настолько нравится девочка, чтобы пригласить её пойти куда-нибудь, то ты просто ненормальный, если не захочешь её поцеловать.
И ведь если она соглашается на свидание, значит, ты ей нравишься, и она, наверное, хочет, чтобы ты её поцеловал. И я не вижу никаких причин, почему ты не должен этого сделать! Но всё же, думаю, я бы подождал конца свидания, прежде чем поцеловать её. По-моему, большинство девочек пугаются, если ты слишком торопишься и целуешь их сразу. Но если бы только я был уверен, что девчонка, с которой я встречаюсь, хочет, чтобы я её поцеловал, я бы не стал мешкать и терять время! Я бы обнял её, чтобы она откинулась на спинку своего сиденья, кресла, и медленно склонился бы к ней, глядя ей в глаза и говоря с ней мягким, тихим голосом. Затем я бы прикоснулся своими губами к её, сначала нежно, а потом всё крепче и крепче, пока мы оба не растворились бы в искреннем поцелуе настоящей любви!
В: Ты считаешь, парень и девушка должны быть честными друг с другом?
MJ: Думаю, быть честными друг с другом важно, когда у тебя серьёзные отношения с девочкой, и ты не хочешь. чтобы она встречалась с другими парнями. Вы должны быть верными и честными друг с другом, иначе ваша любовь долго не продлится! Но когда ты встречаешься с несколькими девочками, и если эти девочки тоже встречаются с другими, то честность не так уж важна. Только не поймите меня неправильно! Я не считаю, что лгать кому-то – это хорошо и правильно! Но просто, если вы друг другу ничего не обещали, у вас есть право кое-что сохранить про себя. Например,
ты иногда встречаешься с девочкой, и она тоже встречается с другими парнями, и вот она спрашивает тебя, где ты был, когда она позвонила и не застала тебя – не думаю, что её должно касаться то, что ты провёл это время с другой
девочкой! И, по-моему, я тоже не имею права лезть в её жизнь.
В: Что бы ты сделал, если бы влюбился в девочку, которая постоянно встречается с кем-то другим?
MJ: Ну, если бы я с самого начала знал, что она с другим парнем, я бы, наверное, вообще не стал приглашать её на свидание, как бы мне того ни хотелось. Но если бы я не знал, что она с другим, а обнаружил бы это позже, уже влюбившись в неё, думаю, я бы здорово разозлился! Даже если бы я знал, что она это сделала не нарочно, а просто побоялась сказать своему парню о своих чувствах, я бы сказал ей как-нибудь внятно и по-доброму, чтобы она сперва разобралась, что она собирается делать, с кем быть, прежде чем мы продолжим отношения.
В: Что тебя восхищает в других людях?
MJ: Я восхищаюсь людьми, которые полностью посвящают себя своей музыке, выступлениям. Вот почему я восхищаюсь Сэмми Дэвисом- младшим, я надеюсь, что буду таким, как он, когда вырасту! Он супер-профессионал, он завораживает публику, совсем как фокусник. Он поёт и танцует от всего сердца, и поражает людей так, что они никогда этого не забудут!
Чтобы стать таким, нужно много лет, и это моя цель!
В: А что в людях тебе не нравится?
MJ: Я бы сказал, самодовольные люди, снобы – вот кто меня действительно достаёт. Некоторые люди очень эгоистичны, они думают, что они лучше всех остальных. Они вечно говорят только о себе и не слушают тебя, когда ты пытаешься рассказать о себе что-то. Они озираются по сторонам, выискивая, не смотрит ли кто-нибудь на них, вместо того, чтобы смотреть на тебя, слушая то, что ты говоришь. Это как разговаривать с каменной стенкой. Когда я встречаю такую девочку, я просто ухожу сразу!
В: Вот трудный вопрос – что бы ты изменил в своём характере, если бы мог?
MJ: Ну, мама говорит, что я всё время откладываю и откладываю на потом то, чего я не хочу делать. Я знаю, что лучше отделаться от таких вещей поскорее, как от уборки, например, или от уроков, но иногда мне трудно бывает просто
взять и заняться этим!
Майкл Джексон в 1972 году:
Рост: 4 фута 11 дюймов.
Вес: 80 фунтов.
Любимые цвета: оранжевый и красный.
Любимая еда: сандвичи с жареной говядиной.
Любимый напиток: молоко.
Любимый десерт: яблочный пирог.
Хобби: рисование.
Любимые животные: собаки и лошади.
Любимые музыкальные инструменты: барабаны и рояль.
Любимая группа: The Supremes.
Любимые виды спорта: плавание и баскетбол.
Любимая одежда: футболки со всякими дикими рисунками и кепки.
Любимая песня The J5: I'll Be There
Любимые певцы: Сэмми Дэвис-младший и Лу Роулс.
Любимая певица: Дайана Росс.
Любимое выражение: Вперёд!
Любимая одежда на девочках: клёвые брючные костюмчики.
Любимое место во время каникул: Йосемитский национальный парк. (Заповедник и туристический центр в США.

Журнал проводил также голосование среди своих юных читателей, кого бы они выбрали в президенты. Вот предвыборные обещания Майкла:
«Что точно я могу вам обещать – если я выиграю выборы журнала STAR 1972 года, я буду очень счастлив, и где бы мы с вами ни встретились, я вас крепко обниму и расцелую за то, что вы мои фэны и вы отдали мне свой голос! Я всегда готов показать моим фэнам, как я люблю их и как я благодарен им, я разговариваю с ними, держа их за руки и глядя им в глаза. Когда девочка находит время прийти и увидеть меня, неважно, где я и насколько я занят, я сделаю всё, чтобы она действительно не пожалела потраченного времени и усилий.

Вот мои обещания:

Обещание номер один:
Неважно, выиграю я титул Суперзвезды 1972 года или нет, я буду продолжать упорно трудиться,
чтобы делать прекрасные концерты (например, научусь играть на рояле!), и тогда, увидев, как мы поём и танцуем, вы будете помнить наше шоу всю свою жизнь!

Обещание номер два:
Я обещаю, что мы постараемся сделать наши концертные костюмы невероятно ‘кррррррутыми' (юный
Майкл использует слово “bad”!!! – прим. перев.) и классными, чтобы вы были в восторге. И я бы хотел, чтобы вы присылали мне любые ваши идеи о том, какие костюмы должны быть у J5!

Обещание номер три:
Я обещаю брать кучу подписанных нами фотографий J5 на гастроли, чтобы после нашей встречи на концерте у вас обязательно оставалось что-то на память о нас!
Обещание номер четыре:
Обещаю нежно любить каждую из моих милых поклонниц вечно!»

Сообщение отредактировал ТвояПодруг@ - Понедельник, 28-09-2009, 00:26
Midnight Дата: Среда, 30-09-2009, 23:23 | Сообщение # 12 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Одно из последних интервью в 50-ый день рождения
http://www.youtube.com/watch?v=lLPgkxg33jw&feature=player_embedded

Накануне своего 50-летия, 28 августа 2008 года, король поп-музыки Майкл Джексон дал телефонное интервью программе «Доброе утро, Америка». Его голос был едва различим, однако певец заявил, что, разменяв полвека, чувствует себя помудрившим, но все еще молодым. При этом он отметил, что до сих пор может выполнить все свои знаменитые танцевальные движения, и даже превзойти их.
В интервью Джексон сообщил, что в преддверии праздника слушает Джеймса Брауна, расслабляется и прекрасно проводит время, а потом вместе с детьми собирается съесть небольшой торт и возможно посмотреть мультфильмы, передает ABCNews.
Обращаясь к прошлому, певец рассказал, что наиболее счастливым периодом своей жизни считает выход альбомов «Thriller» и «Off the Wall», после которых стала знаменитой его «лунная походка», а сам Майкл Джексон превратился в мега-звезду. «Это очень много значило для меня и, казалось, было хорошо встречено публикой во всем мире, - признался певец. – Я наслаждался этим периодом».
Когда «короля» попросили назвать композицию, которую он считает своим наивысшим достижением, тот признался, что это трудно сделать. Однако указал на большое значение песен «We Are the World,» «Billie Jean» and «Thriller.» При этом певец заявил, что не собирается почивать на лаврах. «Я все еще смотрю вперед и сделаю много прекрасных вещей», - пообещал Джексон. При этом он выразил надежду, что отправится в тур и выпустит новую музыку, однако затруднился указать точное время, когда это сделает.
Майкл Джексон также сообщил, что надеется «остаться собой» в будущих работах, хотя и отметил значительное влияние великих артистов прошлого и признался, что хотел бы работать с Фредом Астером и Джеймсом Брауном. «Я пишу все время, - заявил певец. – Я люблю сочинять. Но я еще воспитываю детей и наслаждаюсь этим процессом. Я учу их читать и ездить на велосипеде. И мне нравится это».
«Король поп-музыки» рассказал, что собственное детство он принес в жертву «упорной работе», но если бы ему предоставили выбор, сделал бы это снова. «Очень трудно лишиться всего это, - пояснил Джексон. - Я всегда любил шоу-бизнес и всегда получал удовольствие, если мне удавалось сделать людей счастливыми. Я люблю музыку, танец и искусство. Я просто люблю это».
Однако в ответ на вопрос, хотел бы он, чтобы его два сына и дочь прошли через подобное взросление, певец заявил, что предпочитает дать им возможность «наслаждаться детством до тех пор, пока это возможно». «Я позволяю им играть в видеоигры, ходить в кино и развлекаться. Я хочу, чтобы они могли делать то, чего я не мог в свое время, - рассказал Майкл Джексон. - Меня переполняют чувства, когда я вижу, что они прекрасно проводят время. Когда они развлекаются по полной, они кричат, и они счастливы. Это трогает меня до глубины души, потому что я вижу, что им хорошо».
Джексон заявил, что его дети «любят музыку, они очень артистичны», но не хочет давить на них, чтобы склонить к музыкальной карьере. Когда певца попросили, какой совет бы он дал себе, когда ему было 9-лет, «король» ответил: «если ты занимаешься любимым делом, доверься себе, изучай свое ремесло и постарайся реально им увлечься». Исполнитель также посоветовал быть сильным и иметь «кожу носорога», когда приходиться испытывать бремя славы.

Midnight Дата: Воскресенье, 11-10-2009, 23:27 | Сообщение # 13 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Неавторизованное интервью. Расшифровка видеозаписи. 1984 г.

Семья Джексонов наняла оператора, чтобы сделать кое-какие съёмки для
частного семейного архива. Как и многое другое, этот фильм стал доступен
публике нелегально, против желания семейства Джексонов, но в настоящее
время он уже является культовым.

Неавторизованное интервью Майкла Джексона. Часть
Расшифровка видеозаписи.
Голос за кадром: С вашим телевизором всё в порядке. Это мания Майкла –
контроль за изображением и звуком, и раньше мы никогда не проводили
неподготовленные съёмки. Поэтому вы испытаете некоторые технические
неполадки в нескольких местах. Так что на следующие 30 минут сядьте
удобнее и наслаждайтесь исключительно редким видеофильмом – совершенно
новым взглядом на Майкла Джексона.

Майкл подходит к камере, ведя на поводке ламу, белую с коричневой
спиной.
Голос: Как зовут ламу? Это член твоей семьи?

Майкл: Да, его зовут Луи. Он милый, его зовут Луи. Я люблю животных. Я
думаю, они самые невероятные создания Божьи.

Голос: Милое животное.

Майкл: Они очень привязчивые, и… Что он ест? Он ест люцерну. Он очень
милый. Вообще, Луи из цирка, он катал детей.

Голос: Думаю, ты неплохо с ним выступаешь.

Майкл: Я? Нет, я с ним не выступаю, он выступал в цирке, а я не знаю
никаких трюков, которые он делает. Он очень милый. Изначально, он родом
из Южной Америки, с гор в Перу.

Голос: Я знаю, что у него есть еще приятель.

Майкл: Да, мистер Типс. Мистер Типс, его близкий друг?… Я думаю, ламы –
одни из моих любимых животных, мне нравятся их глаза. Он уже взрослый. У
меня была другая лама, белоснежная… И, к несчастью, мои собаки напали на
неё, так жалко, она была такая красивая, её звали Лола. А теперь у меня
Луи. И Луи очень милый. Правда, Луи? Скажи «привет»! Скажи «привет» всем
этим волшебным людям. Привет, Луи…

Голос: О, Луи кажется очень робким.

Майкл: Вы можете сказать, что он из семейства верблюдов, он очень похож
на верблюда, на альпаку, они из одного семейства. Это очень милые
животные.

Голос: Я видел его с тобой на фотографии на обложке журнала.

Майкл: Да, фэны и дети знают его по фотографиям. Забавно, что многие
люди думают, что он брыкается и может причинить боль, но он этого не
делает, он очень милый. Правда, Луи? Скажи «сыр»!

Голос: Улыбнись в камеру, Луи!

Майкл: Ладно, я должен прогулять его немного. В следующий раз я буду в
саду.

Фонтан с подсветкой. Майкл сидит на парапете фонтана.
Майкл: Здесь хорошо сидеть… просто отдыхать…

Голос: Каково твоё расписание?

Майкл: Простите (Из-за шума воды плохо слышны вопросы.)

Голос: Твой обычный режим дня.

Майкл: Думаю, моё расписание… То, что я привык делать, день за днём,
свою работу. Я составляю график каждое утро и выполняю его. «Этим утром
я буду делать это…» (Кому-то за кадром) Фил, иди отсюда… Ну… это просто
то, что привык делать, часть твоей работы, репетиции. Иногда я люблю
быть дома, отдыхать, как сейчас.

Голос: Что ты можешь сказать о своих фэнах?

Майкл: Я думаю, для меня это очень важно, как для исполнителя. Ты
выступаешь, и тебе нужна отдача. Это даёт исполнителю заряд, я думаю,
фэны дают тебе энергию, ты взаимодействуешь с ними. Меня слышно?

Голос: Да. Что является для тебя вдохновением?

Майкл: Господи, это трудно объяснить… Это что-то, с чем, я думаю, ты
рождаешься. Ты чувствуешь музыку, это, по-моему, как живопись: берёшь
холст, краски, кисти, и вдохновляет тебя всё вокруг, я думаю. То, что ты
чувствуешь. И ты это делаешь. И… Я люблю создавать волшебство. (Поёт
несколько строчек, вероятно, из какого-то мюзикла или фильма.)

Голос: Что ты имеешь в виду, говоря о волшебстве?

Майкл: Говоря о волшебстве… Я имею в виду – удивление, восхищение, нечто
неожиданное, бегство от реальности, создание чего-то совершенно
невероятного, иллюзию. То, из-за чего люди оказываются в такой ситуации
– неважно, что это может быть – когда происходит нечто намного большее,
чем то, что, они думали, может произойти. Такой – фьюфф! – взрыв
воображения. Я люблю создавать волшебство, что-то исключительное. Я
люблю это делать, с этим ничто не сравнится. Я стараюсь делать это во
всём, чем я занимаюсь.

Голос: Где ты берёшь идеи для песен?

Майкл: Идеи для песен, я думаю… Я всегда говорю, что не пишу мои песни.
Я чувствую, что я просто средство, тоннель, по которому они приходят, я
чувствую, что они были написаны давно где-то в космосе. “Billie Jean” и
“Beat It”, все эти песни сделаны где-то там, наверху, и просто пришли
через меня. Так я чувствую. Ну да, я сделал это, но не я их создал. Это
и есть искусство… ты делаешь это, но какая-то высшая сила заставляет это
происходить. (Смеётся и поёт Это такой чудесный день!...

Голос: Дети дают тебе вдохновение, правда?

Майкл: Да. Да. (Лукаво) А как вы узнали? Это очень верно. Я думаю, дети
очень особенные. Они величайшее вдохновение для меня. Дети, животные и
Бог – такие вещи. В них есть волшебство. Когда я с ними, я чувствую себя
более живым, я могу сделать всё, что угодно. Они заряжают меня, они дают
мне энергию, это действительно так. Большая часть моего успеха в том,
что меня вдохновляют дети… (Нервно пожимает плечами и говорит немного
смущённо) Я никогда… никогда еще не давал интервью вне помещения… здесь,
где деревья и кусты…

Голос: Почему у тебя такой дом?

Майкл: Простите?

Голос: У тебя большой дом, почему ты сделал его таким, какой он есть?

Майкл: Ну, причина, по которой я люблю дом, в котором живу… Всё, что
здесь сделано, сделано для детей. Когда они приходят сюда, я люблю
смотреть, как они играют, развлекаются, радуются, потому я и Диснейленд
очень люблю, я люблю, когда им весело, я получаю свою дозу вдохновения.
И возвращаясь к работе, я готов совершить что угодно. Это так хорошо.
Это волшебство – их глаза, лица, характеры… Волшебство. (Пауза.) Знаете,
мы делаем сейчас новый альбом, это альбом “The Jacksons”, и я пишу
несколько песен для него. Последняя, которую я написал, называется
«Буффало Билл», это о знаменитом ковбое, о том, как он умер, и…
(улыбается) я очень заинтересован этим, я знаю, что это будет хит… Еще я
написал песню о… девушке из Либерии, она называется “Liberian Girl”, и
это мне тоже очень интересно. Мне интересны все мои проекты. Так я живу,
день за днём, мечтая, загадывая на звёздах?… Всякие волшебные штуки…

Голос: Всё время ощущая волшебство?

Майкл: Да, всё происходит в одно и то же время. Мы ведь и здесь создаём
волшебство, да?.. Пойдёмте на задний двор, там красивое освещение.

Дом. Открывается дверь на небольшой балкончик, выглядывает Майкл.
Майкл: Йу-хуу! (Возглас восторга по поводу чудесного вечера.) О, ребята,
что же вы мне не сказали, что снимаете? Я сейчас спущусь. Секунду,
ладно? Ждите!

Снова фонтан с подсветкой, на сей раз во дворе. Довольно темно. Майкл
входит в кадр, смотрит на небо и начинает говорить мягко и мечтательно.
Майкл: О, Господи… Это закат… Луна взошла… Самая прекрасная часть дня. Я
вижу, как появляются звёзды. Очень красиво. Всё становится живым.
Светлячки, деревья… Всё становится волшебным. Это… Я бы сказал, это моя
любимая часть дня, рассвет и закат, есть в этом определённое волшебство.
На закате всё живое готовится к ночи, птицы возвращаются в гнёзда… Я
люблю и рассвет. Некоторые психологи говорят, что… (задумывается) что
закат… для многих творческих людей… ты как бы достигаешь
альфа-состояния, становишься более способным к творчеству в определённое
время дня, но со мной это происходит в любое время… Я просто люблю
творить. Это не какое-то особенное время, но для меня это настоящее
волшебство, потому что это как… как живопись, это как искусство… Это
волшебство. (Поёт Это так чудесно… (Садится на парапет фонтана.) И
звук воды – тоже волшебство. Это прекрасно. Сидеть и отдыхать здесь…
(Кладёт ногу на ногу, обхватив колено сцепленными в замок руками; закрыв
глаза, произносит звук «тс-тс», как бы вспоминая начало какой-то
мелодии, но, мгновенно передумав, изображает пару затяжек несуществующей
сигаретой, точно передавая жесты и выражение лица одинокого курильщика в
романтическом настроении.)

Голос: (Неразборчиво.)

Майкл: Я думаю, в любом виде творчества ты создаёшь то, что затрагивает
твои чувства… Я фанатик фантазии. Что-то, что уносит тебя в совершенно
другой мир, бегство от реальности… Вот то, что я люблю. Я совсем не без
ума от реальности, от всего этого… Я люблю, когда много фантазии, и это
то, что я стараюсь создавать. Что-то отдавать… Чтобы тебя это трогало…
(Поёт Чтобы тебя это трогало…

Встав на парапет фонтана, Майкл вновь поёт ту же мелодию, обыгрывая
текст – «посмотри на меня, посмотри, я лечу…» - мимикой и руками. Когда
он начинает говорить, его руки продолжают двигаться.
Майкл: Это… Это волшебство… Это трудно объяснить… Я мог бы просто
подпрыгнуть… взлететь… мне это нравится… Ты чувствуешь энергию, энергию
вокруг тебя, ты это просто чувствуешь… Энергию луны, растений, всего,
что вокруг тебя. Это чудесно. Я… я думаю, природа, животные, всё это
вдохновляет мою работу, я общаюсь с ними и с детьми… Это даёт идеи,
создаёт всё, я просто не могу выразить… И большая часть моего успеха
происходит из этого источника. Некоторые люди говорят: «Мы хотим знать
подробности», - но это трудно, на самом деле, невозможно. В этом просто
целый мир, это взаимодействие с жизнью. Я думаю, это то же самое, что
вдохновляет художников, скульпторов, людей искусства. Это целый мир,
это… (поёт это волшебство… То, что мне нравится делать, это…
(Задумывается и меняет тему.) Я, наверное, приведу свою сестру сюда,
чтобы поговорить. Она вам расскажет о её волшебстве, переживаниях и
историях…

Майкл и Ла Тойя сидят вместе у фонтана.
Майкл: Что у меня на губе?

Ла Тойя: Вот здесь, я не знаю, что это такое. Но уже нет, видишь.

Майкл: Ладно. Мы говорили о…

ЛТ: Подожди… (Пытается окончательно привести брата в порядок, Майкл
отстраняется.)

Майкл: Ладно, мы говорили о закате, о волшебстве… (Кому-то за кадром) Не
мог бы ты помолчать, толстый плут!.. И я пригласил тебя, чтобы ты
рассказала, что вдохновляет тебя.

ЛТ: В музыке или?...

Майкл: Всё равно, я имею в виду, что даёт тебе вдохновение – и для
творчества, и для музыки, и для хорошего настроения, что?

ЛТ: Я бы сказала, звуки океана, я люблю пляж. И для музыки это
вдохновляет меня, потому что я вижу творение Господа. Слушаю все эти
разные звуки океана…

Майкл: Я тоже говорил об этом.

ЛТ: Правда? Шутишь!

Майкл: Видишь, мы думаем одинаково. А что является тем главным делом,
которым ты собираешься заняться в будущем? В чём твоя высшая цель?

ЛТ: Моя высшая цель в том, чтобы быть разносторонней исполнительницей,
как Барбара Стрейзанд и Дайана Росс. Я думаю, фактически их только двое
таких, кто может сочетать музыку с актёрской игрой.

Майкл: Да, правда…

ЛТ: И мне нравится это делать. Разумеется, каждый хочет быть там, где ты
теперь, и я хотела бы это сделать.

Майкл: (Качает головой) Я ничего такого не сделал.

ЛТ: Да?

Майкл: Я только начинаю, это только начало. (Поёт всё ту же мелодию.)

ЛТ: Холодно, Майкл.

Майкл: Но это же волшебство, как ты можешь говорить, что холодно,
(поддразнивая) это чудесная ночь! Волшебство вокруг! Тебе правда
холодно? Мне нет.

ЛТ: Ну, немножко, это из-за воды, знаешь, от фонтана…

Майкл: Сегодня ясно, замечательно. Чудесно.

ЛТ: Звук воды приятный.

Майкл: Это очень хорошо, идеальный вечер для этой съёмки. (Задумчиво) Я
помню всё это с давних времён… Ну, что еще ты хотела бы рассказать? О
своих мечтах…

ЛТ: Обо всех мечтах в моей жизни?!

Майкл: Да! (Поддерживая шутку и потому очень серьёзно и слегка
издевательски.)

ЛТ: Вот ты точно был в моих страшных снах?…

Майкл: (Как бы поясняя) Среди моих сестёр есть идиотка.

ЛТ: Я от него набралась!

Майкл: Ну, что еще? Какие у тебя мечты?

ЛТ: (Очень решительно) Я бы хотела прямо сейчас быть там, где ты. Это
моя величайшая мечта.

Майкл: (Немного недовольно) Она шутит, когда говорит это… Я ничего еще
не сделал.

ЛТ: Нет, ты сделал. Каждый артист хотел бы быть на твоём месте, и
поскольку я артистка, и я только начинаю, то и я тоже.

Майкл: Это очень приятно, спасибо.

ЛТ: Пожалуйста.

Майкл: Есть еще столько всего…

ЛТ: Конечно, фильмы…

Майкл: …я не люблю, когда люди ограничивают себя, всегда можно идти
вперёд.

ЛТ: …конечно, фильмы, я люблю делать фильмы.

Кадр меняется, чуть-чуть изменена точка съёмки.
ЛТ: Знаешь, что мне всё это напоминает?

Майкл: Что?

ЛТ: Париж. Звук падающей воды, огни…

Майкл: Мне нравится Париж.

ЛТ: Это моё любимое место.

Майкл, операторам: А вы были в Европе? Там здорово, правда?

ЛТ: Где вы были?

Голос за камерой: Я родилась на Кубе.

Майкл: Где вы родились?

Голос: На Кубе.

Майкл:. О, хотел бы я, чтобы я мог это сказать.

ЛТ: Я люблю Германию.

Майкл: А я из Индии!

Голос: Я наполовину индианка.

ЛТ: Правда?

Майкл: Кто она?

ЛТ: Наполовину индианка.

Майкл: Восточная индианка или американская? Восточная индианка! – я
очень люблю этот народ. (Указав на сестру) Она знает, что я большой друг
индийцев. Фил! Кто «мои люди»?

ЛТ: Его предки.

Майкл: Нет, какую страну я люблю? Индию, верно. Индийцы, по-моему, очень
красивы, и чем темнее их кожа, тем они красивее.

ЛТ: (Пронзительно, прямо в ухо сидящему рядом Майклу) Фил! Извините… Не
мог бы ты закрыть ту дверь?

Майкл: (Тоном важного сообщения) Твой голос страшно действует на нервы.

ЛТ: (Смеётся) Я знаю… Не мог бы ты закрыть ту дверь, Фил, пожалуйста.

Майкл: Как бы то ни было, мы смогли передать это волшебство сегодня. Я
думаю, можно заканчивать. Давай споём песню.

ЛТ: Давай. Какую?

Майкл: «Колокольчики звенят»? Нет. Какую нам спеть… Одну из старых
песен…

ЛТ: «Не могу сказать прощай»?

Майкл: ОК, (немедленно начинает петь)

Never can say goodbye, no no no no, I
Never can say goodbye. (Поют вместе)
ЛТ: Дальше ты.

Майкл:
Even though the pain and heartache
Seem to follow me wherever I go,
Though I tried and tried to hide my feelings,
They always seem to show.

ЛТ: It’s the same old dizzy hang-up, kiss me going… Я не помню слова!

Майкл: Tell me why!.. И конец – is it so – don’t wanna let you go.

Встают с парапета, и Ла Тойя выталкивает Майкла локтем и плечом из
кадра.
ЛТ: Не обнимайся с камерой!

Майкл: (Смеётся) Я побывал на телевидении, но всё равно люблю съёмки. Но
не потому, что я такой тщеславный… не потому, что я тщеславный, просто я
люблю создавать волшебство.

ЛТ: (Имея в виду брызги от фонтана) Я вся мокрая, я тебя убью за это! Ты
тоже намок?

Майкл: (Очень тепло) Конечно, дорогая.

Кланяется перед камерой. Ла Тойя появляется перед камерой.
ЛТ: Привет. Для тех из вас, кто не знает – я Ла Тойя. Я выросла в
большой семье, у меня две сестры и шесть братьев. Когда я была маленькой
девочкой, я видела, как мои братья репетируют каждый день, не зная, что
когда-нибудь станут знаменитыми “Jackson Five”. И я никогда не мечтала
стать частью группы, не хотела заниматься музыкой, не хотела иметь к
этому никакого отношения, потому что видела, как они репетируют каждый
день, как отец заставляет их делать всё снова и снова, и я говорила:
нет, я не хочу так жить. Но позже, когда мне было, я думаю, лет 16-17,
когда я была на сцене, мне нравилась каждая минута. И сегодня я люблю
это. Хотя нелегко добиваться успеха.

Одним из моих самых больших желаний было встретиться с «битлами», ведь
они были такими великими. И… Майкл решил сделать клип с Полом Маккартни,
потому что они вместе написали песню. И я снималась в клипе “Say, say,
say”, мы все работали вместе, это такие чудесные люди – Пол и Линда
Маккартни и, конечно, вся их семья, и это было потрясающе. Мы снимали в
Лос-Аламос, примерно неделю, это заняло четыре съёмочных дня, и это было
здорово, с ним очень легко работать, очень просто и замечательно, и я
наслаждалась каждой минутой. Это же была моя величайшая мечта –
встретить его, я даже не знала, что через пару лет буду работать с ним.
И я надеюсь, в будущем я еще буду с ним работать, и с другими людьми
тоже.

Примечания:
? — Мистер Типс – муфлон (горный баран), который вырос вместе с Луи и
выступал с ним в цирке.
? — «Если ты загадываешь на звёздах» - песенка Сверчка из мультфильма
«Пиноккио».
? — Ла Тойя обыгрывает то, что в английском языке и «мечта», и «сон» —
одно и то же слово, «dream».

Midnight Дата: Вторник, 13-10-2009, 16:51 | Сообщение # 14 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Интервью с Джесси Джексоном. (29 марта, 2005г.)

Джесси Джексон: Доброе утро! Да благословит вас Бог! Счастливой Пасхи! Добро пожаловать на радиопрограмму «Сохраним Надежду Живой С Преподобным Джесси Джексоном». Это преподобный Джесси Джексон, и сегодня утром, я желаю вам счастья и славной Пасхи.

Братья и сестры, я призываю тех из вас, кто слушает нас сегодня, рассказать своим друзьям о нас. Напомню, что вы можете услышать нас в прямом эфире в воскресенье с 7-8 утра по Центральному времени, и с 8-9 утра по Восточному времени, на нашем сайте keephopealiveradio.com. И, пожалуйста, напишите нам свои мысли и комментарии. Мы хотим услышать их от вас. Пишите нам по электронной почте в течение недели по тому же адресу keephopealiveradio.com.

Сегодня утром у нас очень особенный гость. Этот легендарный певец, танцор, автор песен, выдающийся артист, приковывающий наше внимание на сцене более сорока лет. Он стремительно стал звездой в возрасте одиннадцати лет. Солист Мотаунского феноменально успешного семейного квартета Jackson Five. Одной из лучших коммерчески успешных групп всех времен. Он начал свою карьеру на Мотауне в 1969 году с беспрецедентным подвигом – четырьмя синглами подряд, занявшими первое место в чартах. Кто сможет забыть «I Want You Back», «ABC», «Mama’s Pearl», или «I’ll Be There»?

Что вы делали, когда вам исполнилось тринадцать? А он, в эти годы начал свою сольную карьеру, выпустив успешную череду сольных синглов: «Got To Be There», «Rockin’ Robin» и «Ben». Мы все удивлялись, как он продолжает покорять беспрецедентные вершины успеха от альбома к альбому. «Off The Wall», «Thriller» и «Bad» – самые продаваемые альбомы всех времен, «Thriller» остаётся на первом месте по сей день, продано 51 миллион копий по всему миру. Это феноменальное достижение.

Как сказал продюсер Куинси Джонс журналу «Time» – «Черная музыка играла вторую скрипку в течение долгого времени». Но этот человек стал двигателем для всей поп-музыки. Он смог прикоснуться к каждой душе по всему миру. Он объявлен самым продаваемым артистом в истории. У него наград больше, чем у кого-либо другого. Самый популярный артист в истории шоу-бизнеса. И, хоть и звучит нескромно, но самый известный человек на свете. И, конечно, Король Поп-музыки.

И мир всё еще обсуждает его гений, этого кумира поколений. Братья и сестры, члены семьи «Сохраним Надежду Живой», сегодня у нас есть редкая возможность совершить путешествие из Гэри (прим. перевод. Гэри – город в штате Индиана, США) к величию. Вы услышите Короля Поп-музыки рассказывающим историю своей жизни так, как только он может её рассказать. С огромной гордостью и радостью я представляю вам сегодня Майкла Джексона, из Калифорнии.

Доброе утро, Майкл.

Майкл Джексон: Доброе утро, Джесси. Как дела?

Д.Д: Хорошо. Хорошо. Хорошо. Хорошо. Приятно слышать тебя. Множество людей в Америке и в мире внимательно слушают нашу беседу сегодня.

М.Д: Да.

Д.Д: Джексон: Хорошо. Хорошо. Хорошо. Хорошо.

М.Д: Хорошо.

Д.Д: Что ж, друзья, начнём нашу беседу. Мы разделим ей со всей страной. Оставайтесь с нами, если не хотите пропустить беседу с королем поп-музыки, Майклом Джексоном. Мы скоро вернёмся, вы слушаете «Сохраним Надежду Живой С Преподобным Джесси Джексоном».

(Рекламная пауза)

Д.Д: Добро пожаловать на «Сохраним Надежду Живой С Преподобным Джесси Джексоном». Это наше ежевоскресное утреннее ток-шоу. Сегодня у нас феноменальный гость, это Майкл Джексон. Майкл проделал необыкновенный путь в своей карьере с нуля до вершин космического пространства. Доброе утро, Майкл.

М.Д: Доброе утро, Джесси. Как ты?

Д.Д: Хорошо. Хорошо. Хорошо. Ты помнишь, как мы встретились на 47-й улице много лет назад? Твой отец привёз тебя и братьев в вашем микроавтобусе, вы тогда выступали в театре Regal. Ты помнишь это?

М.Д: Да, я помню. Это было давно. Я был очень мал.

Д.Д: Что ты помнишь о том времени?

М.Д: О, я помню, мы тогда были одеты во что-то вроде «дашики» и расклешённые штаны, и я помню любовь, которая исходила от публики, и как им нравилось то, что мы перед ними исполняли. И поддержка людей в те времена была просто прекрасной, чёрная публика была фантастической. И вы всегда были очень добры к нам.

Д.Д: Хорошо. Хорошо. Хорошо. Ваша мама шила эти костюмы?

М.Д: Да. Она всегда шила нам все костюмы. Моя мама кроила и шила всё, что мы носили, пока не стали работать на Мотауне.

Д.Д: Я помню очень хорошо, как Джулиус Гриффин и твой отец пришли и спросили у нас, нельзя ли вам быть разогревающей командой на «Expo», нам пришлось выкроить для вас место в нашем графике, и вы, ребята, перетянули на себя всё шоу.

М.Д (смеется): Я помню эти шоу. У вас были тогда такие огромные причёски афро.

Д.Д: Не напоминай людям об этом, Майкл. Это было очень здорово.

(Майкл смеется)

Д.Д: В то время вами занимался Мотаун. Кто открыл вас для Мотауна?

М.Д: Ну, если говорить всю правду, то это были Глэдис Найт и человек по имени Бобби Тейлор. Они тогда были в афишах на некоторых таких шоу, где вы могли видеть… такое шоу, где выступало по двадцать-тридцать артистов подряд. Это было примерно как «Боннвилль», ты исполняешь несколько песен и уходишь. Они всегда выступали в таких шоу. И они видели нас и на них произвело большое впечатление то, что мы делали. А Барри Горди сначала не был в этом заинтересован. Но в конечном итоге мы ему очень понравились, и он захотел подписать с нами контракт. И когда он был подписан, то, поскольку Дайана Росс была их самой большой звездой в то время, они использовали её, чтобы… знаете, представить нас публике. Первый альбом был назван «Дайана Росс представляет Пятерку Джексонов».

Д.Д: В то время, кто был твоим любимым артистом?

М.Д: О, Боже, я любил Дайану Росс, и я любил Джеймса Брауна, я до сих пор их люблю. Я люблю всех тех артистов и по сей день. Я люблю Джеки Уилсона. Они вызывали восторг публики. Знаете, это великие исполнители.

Д.Д: Ты сделал...

М.Д: (прерывает) Сэмми Дэвис-младший, я люблю его тоже (смеется).

Д.Д: Перенял ли ты что-то из своих движений от Джеки Уилсона?

М.Д: Ну да, конечно! Все эти артисты очень сильно меня вдохновили. Чтобы я делал без их вдохновляющих выступлений.

Д.Д: Немного позже, помнишь, мы были в Лос-Анджелесе, и Сюзанн деПасс была крестной матерью для всей группы, и вы тогда были в магазине, покупали джинсы.

М.Д: Да! Ты помнишь Сюзанн деПасс, она была такой чудесной. Она тогда была нашим менеджером, вместе с моим отцом и Тони Джонсом. Они все были чудесные люди. Ты знаешь, я благодарен им от всего сердца.

Д.Д: Она была и остаётся замечательным человеком, а также специалистом высокого уровня в том, что делает.

М.Д: Да, она такая. Она очень помогала нам в ранние дни нашей карьеры, и она остаётся нашим другом. И я… я скучаю по ней. Я её давно не видел. Я думаю, она осталась замечательным человеком, … как и Барри Горди.

Д.Д: Майкл, на всём этом пути развития, я называю это началом с самого нуля, от Гэри, и театра Regal, и Expo, и первых встреч с Берри Горди и Мотауном, можешь ли ты сказать, что ты запомнил больше всего из того периода?

М.Д: Из какого именно периода?

Д.Д: Вот в то время, от Гэри до встречи с Глэдис Найт и попадания на Мотаун. Что из того периода ярче всего сохранилось в твоей памяти?

М.Д: Это очень яркий период для меня, потому что я был таким маленьким тогда. Мне было восемь лет, восемь или девять. Я просто помню всё окружение, каким оно было, всю музыку, которую я слушал. Мой отец играл на гитаре. Мой дядя играл на гитаре. Каждый день они приходили и играли прекрасную музыку. И мы начинали выступать под эту музыку. Я помню, как смотрел на оркестры, которые маршировали по улице. Я помню ритм, звук барабана. И каждый звук вокруг меня словно записывался в моей голове и превращался в ритм и в танец. Я танцевал даже под ритм стиральной машины. Моя мать ходила в прачечную, и я танцевал под тот ритм, и вокруг собирались люди. Я помню такие истории. Вокруг собиралась толпа народу, и они смотрели на меня. Такие вот мелочи я помню. Они являются отражением действительности.

Д.Д: Помнишь, ты сказал, что Джеки Уилсон, Джеймс Браун и Сэмми Дэвис были твоими героями. Ты когда-нибудь видел, как они выступали?

М.Д: Да, конечно же, видел, и они были моими друзьями. Все эти великие артисты. Вот почему мне так повезло. Я был совсем маленьким ребёнком и видел этих великих людей. Мы были просто в оцепенении, в благоговении перед их талантом. Я не просто видел, я мог наблюдать совсем близко, глядя сбоку, из-за кулис. Я знал этих великих артистов. Они были лучшими артистами на свете. Они были великими исполнителями. И иногда я выходил на сцену после них, представляешь. Это было удивительно!

Д.Д: Но поначалу, как я помню, выступали Тито и Джермен, ты был еще маленьким. Ты был просто участником «Пятерки Джексонов». В какой момент ты понял, что можешь стать настоящим артистом?

М.Д: Когда у тебя есть способности, ты о них знаешь. Только не понимаешь этого, потому что считаешь, что все вокруг наделены тем же даром, что и ты. Так что ты не понимаешь этого. Когда я начинал петь в таком юном возрасте, людей вдохновляло моё пение, им нравилось. Я не понимал, почему они хлопают, или плачут, или начинают кричать. Я правда не понимал этого, Джесси. И только позже, уже потом, люди стали подходить ко мне и говорить: «Ты знаешь, ты понимаешь, что у тебя особый дар, особый талант?» Я только помню, что моя мать, она очень религиозна, всегда говорила мне, чтобы я благодарил Бога, благодарил Бога Иегову за свой талант, свои способности. Знаете, это же не в нашей власти, это даётся свыше. И мы всегда смущались, когда люди подходили к нам с похвалами, восторгами и всем прочим. Знаете, это было замечательно.

Д.Д: Когда ты перестал ходить в школу?

М.Д: О, я был очень мал, думаю, это было… ммм… Думаю, пятый класс, четвёртый или пятый, наверное. Затем у меня были домашние учителя всю жизнь. Потому что у нас были турне, концерты, телешоу, всё это, и все альбомы, записи, и вот мы три часа учились, а потом у нас был концерт, а потом мы ехали в другой штат или другую страну. Там мы снова выступали с концертами, а потом наступало время записывать новый альбом «Пятерки Джексонов», а после альбома, выходил ещё сольный альбом Майкла Джексона. Таким образом, в моей юности и детстве я всегда был очень занят. Я помню, что через дорогу от студии Мотаун был парк, и я слышал крики, звук футбольного или баскетбольного мяча. Я помню, как ходил на студию каждый день, и мне было очень грустно, потому что мне хотелось в парк. Но я знал, что у меня есть другие дела – нужно идти в студию и записываться. Весь день, до самой ночи, а потом уже пора спать, и на следующий день встаёшь, и всё с начала, тот же график.

Д.Д: И это… ты ведь потерял, таким образом, определённый объём детского опыта. Как ты компенсируешь эту потерю обычных детских впечатлений?

М.Д: Я – да, это правда. У меня не было детства. Но, когда у тебя нет детства, как у людей вроде меня или других детей-звёзд, ты пытаешься компенсировать эти потери в дальнейшем. Именно поэтому теперь у меня собственный парк развлечений и аттракционов. Но то, что я хочу сделать, это помочь другим детям, которым повезло меньше, чем мне. Знаете, детям, которые неизлечимо больны, детям с тяжёлыми заболеваниями, детям из бедных семей, из гетто – позволить им увидеть горы, покататься на аттракционах, посмотреть кино, поесть мороженого, и всё такое.

Д.Д: Конечно, твоё отличие еще и в том, Майкл, что у тебя есть семья. Она большая, сколько вас в семье?

М.Д: Сколько нас в семье Джексонов?

Д.Д: Да.

М.Д: Первоначально нас было десять. Сейчас живы девять. Нас девять. И моя мать Кэтрин и Джозеф Джексон тоже еще живы. Мы все были рождены в Гэри, штат Индиана.

Д.Д: Ну, при таком раскладе, твои старшие братья Тито и Джермен должны были обеспечить тебе нормальные детские впечатления о том, каково быть младшим братом?

М.Д: Мы ездили на гастроли. Мы ездили в Майами. Мы могли, знаете, побывать на пляже. Мы были так популярны в то время, что куда бы не пришла «Пятерка Джексонов», собиралась безумная толпа. Мы не могли пойти в торговый центр или еще куда-то, потому что там было полно кричащих детей. Наши записи становились хитами один за другим. Мы выступали на всех сценах по всей Америке. И это было трудно. Нам приходилось развлекаться и веселиться в отелях. Мы могли устроить бой подушками в отеле, или часами плавать в бассейне. Знаете, такие вот вещи.

Д.Д: А кто побеждал в бою подушками?

М.Д: Практически Тито и Джеки. Они же старше.

Д.Д: Знаешь, ты прошёл путь от такого феноменального взлёта до звания артиста, который продал больше всего пластинок в истории. Оглядываясь назад, говоря о том периоде между началом с самого нуля и до зрелого написания песен, кто больше всего повлиял на тебя, когда ты учился сочинять песни? Ты сочиняешь так хорошо.

М.Д: Наибольшее влияние, когда я учился писать музыку… Думаю, мне повезло. По моему мнению, я попал на Фабрику [Мотаун], когда работали величайшие авторы 60-х годов. Холланд-Донье-Холланд из Мотауна. Эти два парня были феноменальны. Вы знаете, Ламонт Дозьер и Эдди Холланд. Эти ребята были поразительными. Они написали все великие хиты группы Supremes, хиты Four Tops. Они были просто поразительными. И я учился и работал рядом с этими парнями. И я люблю, конечно, некоторые вещи «Биттлз». Я люблю музыку «Биттлз» на самом деле. Мне нравятся авторы многих мюзиклов, Ричард Роджерс, Оскар Хаммерстайн, Леонард Лоуи, Харольд Арланд, Джонни Мерсер, такие мелодии. Я люблю мелодии. Я люблю ирландские песни. Я люблю английские мелодии. Африканские ритмы. Это первооснова ритма. Это моя любимая музыка. Это моя любимая музыка в мире, потому что вся музыка началась отсюда. Африка – это музыка. Это начало. Это зарождение всего сущего. Этого нельзя отрицать. Это составляет всё, что я есть.

Д.Д: Итак, ты прошёл все эти стадии, ты начал сочинять, петь и танцевать, а у тебя когда-нибудь был наставник в танцах?

М.Д: Видишь ли, Я никогда не учился танцевать. Это всегда было совершенно естественно для меня. Когда я был маленьким, как только начинала звучать музыка, меня не могли удержать на месте. Меня просто не могли удержать даже силой, это правда. Даже по сей день, если кто-то включает что-то ритмичное, я начинаю отбивать ритм ногой и двигаться в ритме того, что я слышу. Это просто прирождённый инстинкт. Я никогда не учился. И Фред Астер, который был моим хорошим другом, и Джин Келли, они всегда поражались моим способностям в танце. Когда я был еще мальчиком – Фред Астер потом всегда говорил мне, что знал в своем сердце, что я стану настоящей звездой. И я просто смотрел на него и думал, о чём он говорит? Ну вот, вы могли видеть, так и вышло.

Д.Д: Майкл, откуда взялась лунная походка?

М.Д: Лунная походка – это танец. Я бы хотел приписать её изобретение себе, но не могу, потому что я должен быть абсолютно честным здесь. Её изобрели чёрные дети в гетто, они обладают самым феноменальным ритмом из всех людей на земле. Я не шучу. Я научился, я взял много идей у этих чёрных детей, наблюдая за ними. У них идеальный ритм. Просто проезжая через Гарлем, я помню, где-то в конце 70-х, начале 80-х, я видел этих детей, как они танцуют на улице, и я видел, как дети это делают, скользят задом наперёд, я называю его – иллюзия танца. Я сохранил эту картинку в памяти. Мысленное кино. Я поднялся в свою комнату в Энсино, и просто начал танцевать, создавать и оттачивать это движение. Но это определённо имеет начало в чёрной культуре. Без сомнения. Всё идёт оттуда.

Д.Д: Говоря о твоих танцах, ты смотрел когда-нибудь шоу Дона Корнелиуса «Soul Train»?

М.Д: О, я обожаю это шоу. Шутите, конечно же, я смотрел. Я ждал эту линию “Soul Train”, они выстраивали такую линию, как бы стену из людей, и танцор проходил через середину, танцуя под песню. Это давало им шанс продемонстрировать свои таланты и то, что они могут выразить своим телом. Я смотрел это шоу как заворожённый, не отрывая глаз! Я был загипнотизирован этим, изучал ритмы и, конечно, танцы. Конечно, я смотрел. (Смеётся)

Д.Д: Майкл, ты знаешь, если оглянуться назад, то за весь период от безызвестности в Гэри до начала успеха, ты стал во многих отношениях, мужчина в теле ребенка, я имею в виду, что ты никогда не набирал вес! Как тебе это удалось?

М.Д: (смеется) Ну, я никогда не был большой обжорой, я, гм, выдам один маленький секрет, мне не хочется говорить об этом, э-э-э, я никогда не был ах-х-х, любителем поесть или гурманом, хотя я высоко ценю и благодарен, что Господь даёт нам пищу, но у моей матери всегда были проблемы со мной, всю жизнь она заставляла меня есть. Элизабет Тэйлор кормила меня, иногда даже с ложки, потому что я… я… у меня проблемы с этим, но я стараюсь, я ем, это правда! И я не хочу, пожалуйста, я не хочу, чтобы люди думали, что я голодаю, это не так…

Д.Д: Но ты...

М.Д: Мое здоровье в этом плане идеально.

Д.Д: Ты можешь сохранить свой вес, и это то, чему люди больше всего завидуют и восхищаются…

М.Д: Нет, нет, моё здоровье прекрасно на самом деле, я очень верю в натуральное питание, вегетарианство, знаете, это Богом данные лекарства, вместо западной химии, вместо всего этого.

Д.Д: Ты знаешь, Майкл, вот когда ты оглядываешься на всю свою феноменальную карьеру, ты помнишь, по крайней мере, 5-й класс в Гэри, и как к вам быстро пришла слава, ты можешь вспомнить, что для тебя было высшей точкой? Я проводил всю неделю опрос, что было пиком для них – был ли это «Thriller», был ли это «Beat it», или какое-то выступление, которое для тебя было вот этой высшей точкой?

М.Д: Ну, один из самых лучших моментов, я бы сказал,… вспоминая время до 82 года, ранние 80-е, я сделал альбом «Off The Wall», и это был важный момент для меня, потому что я только что снялся в фильме «The WIZ», и я хотел выразить себя как автор, как артист, понимаете, писать свою собственную музыку, создавать музыку от начала и до конца. И Куинси Джонс, которого я люблю – мне посчастливилось работать с ним, и я люблю этого человека, он очень талантливый. В то время я написал «Don’t Stop Til You Get Enough», «Shake Your Body to The Ground», «Billie Jean» и «Beat It», все эти песни были написаны в то время. Гм, так что я по большому счёту ставил перед собой цели, что я хочу сделать как артист, и для меня это была высокая точка, но, выиграв «Грэмми» за альбом «Off The Wall», я не был счастлив. Потому что я хотел бы сделать гораздо больше, чем,... я не был удовлетворен, как его приняли, хотя это был огромный успех, это был самый продаваемый альбом сольного артиста в то время – более 10 миллионов копий, это успех для чёрного артиста. И я сказал, что со следующим альбомом я не позволю им проигнорировать его, и нацелил своё сердце (откашливается) на написание альбома «Thriller», и я действительно сказал, что я…

Д.Д: Что-то, что-то, что дало начало «Thriller»?

М.Д: Простите?

Д.Д: Что привело к «Thriller»

М.Д: То, что дало началу «Thriller» это время, полное разочарований и боли – я жил в районе, под названием Энсино, и я привык видеть граффити «Диско – отстой» и «Диско это», и «Диско то», а диско было всего лишь весёлым способом заставить людей танцевать в те времена, но оно было так популярно, что общество отвернулось от него. Я сказал, я собираюсь создать великий альбом, потому что я люблю балет, гм, написанный Чайковским – «Щелкунчик», это та музыка, где каждая картина шедевр. Я сказал, что хочу сделать альбом, в котором каждая песня будет хитом, и вот так зародился «Thriller»... И я сделал этот альбом, и он вошёл в историю, Книга рекордов Гиннеса утверждает, что это самый продаваемый альбом всех времён, и он остаётся им по сей день, и я бы сказал, что это была та вершина, в которой я достиг зенита, как я понимал, но всё же я не был удовлетворён и после, я всегда хотел сделать еще больше. И…

Д.Д: И тогда ты…

М.Д: И начался тур «Victory».

Д.Д: Прежде, чем мы поговорим о турне «Victory», ты обратился к людям и использовал свою известность, чтобы собрать вместе артистов и записать «We Are The World».

М.Д: Да.

Д.Д: Как это было?

М.Д: «We Are The World» был грандиозным проектом, Куинси Джонс позвонил мне по телефону и попросил написать песню для гм, для ах, гм, голодающих, из-за сильнейшей засухи, которая происходила в Африки и Эфиопии, и он знал о моей любви к людям, живущим там, потому что я часто ездил в Африку, я люблю эту культуру, люблю людей, люблю то, что они собой представляют; и тогда я написал эту песню, а он сказал, «пусть Лайонел Ричи тебе поможет» (откашливается), и Лайонел приехал – мы начали сводить наши идеи вместе, и гм, мы разговаривали большую часть времени, потому что вспоминали старые времена, поскольку я знаю Лайонел Ричи много-много лет, так Лайонел и я кое-что вместе записали, но я не был этим полностью доволен, так что по том я уже пошёл в студию сам, и завершил песню, закончил её и обернул её в музыку, всё собрал воедино. Куинси был очень впечатлён ею, он сказал – это та песня, которая нужна и мы выпустили её, и она стала самым продаваемым синглом в истории и собрала много денег. Проект был назван «США для Африки», и мы подняли, эта песня подняла внимание общественности к этому вопросу. Эта была помощь Африке, это было прекрасно. Мы дали определенный процент в Америке, а основная доля сборов отправилась в Африку. Это было прекрасно, прекрасное дело.

Д.Д: В эфире преподобный Джесси Джексон, «Сохраним Надежду Живой», и сегодня у нас очень особенный гость, это Майкл Джексон. Столько людей слышат нас по всей стране, по всему миру, а у нас что-то вроде семейной беседы с Майклом, я ведь знаю его с тех пор, как ему было лет семь, и всю его семью. Как-то раз его отец привёз всех ребят на микроавтобусе в наш офис и спросил, могут ли они выступить на Expo, и конечно, они выступили, они по-настоящему зажгли, так что на Expo никогда ничего подобного не было больше. На самом деле, Майкл, когда мы сделали фильм «Спасите детей», это тоже был большой успех.

Midnight Дата: Вторник, 13-10-2009, 16:51 | Сообщение # 15 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
М.Д: Да, это было, да это было .... Я помню те времена ... не очень чётко, но я помню Джесси и я помню, как чудесно вы относились к нам, и помню любовь публики, я слышал крики толпы и видел все эти афро, «дашики», и это было просто замечательное время, это было прекрасное событие ...

Д.Д: На том шоу были Марвин Гэй, и Роберта Флэк, и…

М.Д: Ах!!!

Д.Д: …И O’Jays

М.Д: Вау!!!

Д.Д: ... и The Staple Singers и другие...

М.Д: Вау.

Д.Д: ... Cannonball Adderley, это была грандиозная затея.

М.Д: Это невероятно, удивительный список людей, это величайшие таланты на свете, это потрясающе.

Д.Д: Мы собираемся переиздать «Спасите детей» вскоре, так что люди, которые пропустили то время, будут очень рады увидеть всё это. Михаил, знаешь, говоря о подъёме, начавшемся в Гэри, когда ты был еще ребёнком, и в подростковые годы с тобой занимались домашние учителя, и вот я вспоминаю еще одну фазу – когда начался тур «Victory». В то время ты уже был совсем взрослым, все твои братья и сёстры были уже взрослыми, и мы встретились в Канзасе, помнишь? С твоей семьёй?

М.Д: Да.

Д.Д: ...Мы тогда молились вместе…

М.Д: Да, верно.

Д.Д: Турне «Victory». Опиши это время.

М.Д: Тур «Victory» был одним из величайших вершин нашего, моего успеха, потому что «Триллер» выиграл больше «Грэмми», чем любой другой альбом в истории музыки, и он создал так много, такое обожание и преклонение в мировом масштабе, и стало очень, очень трудно пойти куда-нибудь, что-нибудь сделать без присутствия прессы, вертолётов, людей, спящих в кустах в твоём дворе и прячущихся на деревьях, это была феноменальная вершина, и вот после всего этого я объявил, что отправляюсь в турне. Чтобы ездить и исполнять эти песни живьём, перед публикой, и мир в то время просто с ума сходил. Мы провели этот тур, который побил все рекорды в Америке, мы выступали на стадионах, и рекорд для стадиона «Доджерс» прежде чем мы там выступили, был за Элтоном Джоном, полтора концерта. Мы провели там 8 концертов – полный аншлаг, и они хотели еще два, то есть, у нас было 8 концертов там при полном аншлаге. (Откашливается) Это происходило по всей Америке, первым городом был Канзас, там мы встретились с вами, Джесси, я помню, как вы пришли в наш номер и произнесли молитву, это было так прекрасно, и это было удивительное время, оно действительно было. Мои мечты сбывались.

Д.Д: Хорошо. Хорошо. Но знаешь, Майкл, как бывает в жизни, говорят, что иногда должен идти дождь, и у тебя бывали времена, когда ты стремительно поднимался, но жизнь такова, что она не похожа на прямую линию, иногда бывают и грозы; и не так трудно жить, когда светит солнце, небо ясное и ветер в спину, но бывает и встречный ветер, и это как бы проверка, из чего ты на самом деле сделан, чего ты стоишь. У тебя были вершины успеха – высшие точки. Что бы ты назвал низшей точкой для себя?

М.Д: Возможно низкая точка, самая низшая точка, эмоционально и в целом, это то, что я переживаю сейчас (Откашливается).

Д.Д: В этом смысле – что в этой истории сильнее всего, скажем так, ужалило тебя?

М.Д: Что в этой истории… что?

Д.Д: Ужалило тебя, скажем так.

М.Д: Повтори еще раз слово.

Д.Д: Ужалило. Ты сказал, что тебя это ранит, это худшее время.

М.Д: Да, мне очень больно от того, через что мне приходится пройти, меня обвиняют в том, в чём и сердцем, и фактически я абсолютно невиновен, и это очень больно. Но это характерно для, э-э, чёрных знаменитостей в этой стране.

Д.Д: То, что ты столкнулся со всем этим, и ты испытываешь боль, ты думаешь, это в чём-то характерно? Как ты справляешься с этим духовно? Потому что ты был на такой вершине, и теперь твоя личность, самая твоя суть находится под ударом. Как ты справляешься с этим?

М.Д: Я справляюсь с этим, беря пример с других людей, которым приходилось сталкиваться с подобными вещами в прошлом. История Манделы дала мне немало сил, то, через что он прошёл, и история Джека Джонсона, она сейчас вышла на DVD. Фильм называется «Непростительно чёрный». Это удивительная история человека, который в 1910 году был чемпионом мира по боксу в тяжёлом весе, и он пробился в общество, где не хотели признавать его достижений, его стиль жизни, и его заставили пройти через многое, они изменили закон только чтобы посадить в тюрьму этого человека. Они посадили его за решётку только чтобы убрать с дороги. И еще история Мухаммеда Али. Все эти истории. История Джесси Оуэнса. Все эти примеры, которые я могу найти в истории, прочитать, они дают мне силы, Джесси. И ваша история даёт мне силы, то, через что вы прошли. Потому что я застал только конец деятельности Движения за гражданские права, я же был ребёнком в 70-е, но я застал еще Движение за гражданские права, и я видел это, понимаете?

Д.Д: И вот ты… ты подвергаешься этим ударам, и люди, которых ты когда-то обнимал, теперь каждый день выступают против тебя в суде. Как твой дух выдерживает это?

М.Д: О, я получаю силы у Господа. Я верю в Бога Иегову, и я получаю свои силы просто от того факта, что я невиновен – ни одна из этих историй не является правдой, всё это полностью сфабриковано, и это очень грустно, очень больно. Я много молюсь, и так я справляюсь с этим, я сильный человек, я боец. Я знаю, что есть во мне. Я боец. Но это очень больно. И в конце дня я просто человек, понимаете, я обыкновенный человек. Так что мне очень, очень, очень больно.

Д.Д: Мы с тобой наблюдали, на прошлой неделе мы говорили по телефону, что судебное разбирательство вошло в свой ритм, о чём мы говорить сегодня не будем, но теперь внимание переместилось от зала суда к тому, что ты банкрот. На прошлой неделе люди звонили со всей страны и спрашивали: «Майкл действительно банкрот?» Майкл, ты банкрот?

М.Д: Это совершенно не правда. Это просто одна из их многочисленных схем, чтобы унизить меня и втоптать меня в грязь. И это такой же пример, как я говорил вам уже, как с другими людьми в прошлом. То же самое. Не верьте, это таблоиды, это сплетни ради сенсаций.

Д.Д: Почему вопрос денег вышел на первое место? Некоторые из позвонивших считают, что дело в каталоге Sony. Что в этом каталоге?

М.Д: В моём каталоге Sony, там вся музыка «Биттлз», вся музыка, которая принадлежит мне – мне принадлежат права на «Sly and the Family Stone», например, у меня есть много всего, Элвис – очень много песен Элвиса, это огромный каталог, очень ценный, он стоит много денег. И прямо сейчас, когда мы говорим об этом, за него идёт большая борьба. Я не могу ничего точно сказать, не могу комментировать, но существует много заговоров, заговоры плетутся прямо сейчас, пока мы говорим.

Д.Д: Многими твоими друзьями и членами семьи предполагается, что эта битва идёт именно за каталог, а не за что-либо другое. Ты веришь в это?

М.Д: Ну, знаете, я не хотел бы комментировать. Я не хотел бы комментировать, Джесси – это очень деликатный вопрос, я лучше предоставлю тебе сделать комментарий по этому поводу.

Д.Д: Позволь тогда сменить тему. Поскольку столько человек нас слушают, и есть столько мнений – я вот был в Лондоне пару недель назад, и там про Майкла Джексона говорили круглосуточно, дни и ночи напролёт обсуждалось, что ты попал в госпиталь и опоздал на слушание в суд. Ты сказал, что получил травму. Что случилось в тот день?

М.Д: Я выходил из душа, поскользнулся и я… я упал. И всем весом, хотя я довольно хрупкий, всем своим весом упал на бок. И ушиб лёгкое очень сильно. Моё лёгкое справа, мне больно и сейчас, когда мы говорим, и я каждый день хожу на слушания со страшной болью. И я сижу там, я сильный, стараюсь быть сильным, насколько могу. Сейчас мы следим, чтобы не начать кашлять кровью, доктор сказал, что это очень опасно, и если я начну кашлять кровью, он сказал, это очень опасная вещь, так что мы следим за этим очень внимательно.

Д.Д: Циники говорили, что ты притворялся. Казалось, даже судья не хотел тебе верить, хотя ты только что приехал из госпиталя.

М.Д: Знаете, никакого притворства не было во всём этом. Был сделан снимок, и вы могли бы увидеть отёк на моей грудной клетке, я хочу сказать, если бы вы могли видеть это, сейчас всё ярко-красное. И я еще ударился при падении подбородком и сильно поранил голову над лбом, до крови, в общем, это было очень серьёзно. И мы лечим это сейчас, я принимаю лекарства, мы следим за этим очень внимательно.

Д.Д: Я слушаю, как ты рассказываешь всё это, и иногда ты остаёшься удивительно стойким, но на прошлой неделе в один момент ты плакал. Что случилось, что заставило тебя сорваться тогда?

М.Д: Вы имеете в виду, в суде?

Д.Д: Да.

М.Д: Мне было больно. Я сидел там, и мне было больно. Боль была такая сильная, что я не мог удержать слёзы. Боль была такая сильная в тот момент, я просто не мог справиться с этим. Так что я взял платок и спрятал лицо, и…

Д.Д: Значит, это была твоя собственная боль, а не то, что говорилось на слушании?

М.Д: Нет, это не имело отношения к происходящему вокруг. Это было только из-за моей собственной, физической боли.

Д.Д: Майкл, нас слушают столько людей, я стараюсь передать содержание телефонных звонков, получаемых нами сегодня и на прошлой неделе, и, зная, что люди слушают тебя, что бы ты хотел, чтобы они узнали? Нам звонят из Филадельфии, из Голландии, Англии, Нью-Йорка и Миссисипи, Флориды и Калифорнии – что бы ты хотел, чтобы люди знали?

М.Д: О чём?

Д.Д: О тебе. О том, что ты думаешь и как ты себя чувствуешь сейчас.

М.Д: Ну, я бы попросил быть сильными, молиться за моих детей, мою семью и меня. Это очень… трудное время, и пусть не верят в то, что слышат, видят и читают, и только потому, что это напечатано, это еще не является правдой. И, вы же знаете, сенсационность всего этого возвели в немыслимую степень. Это подогревание ажиотажа – всё это из-за моей известности. Чем больше знаменитость, тем больше мишень. Люди должны помнить об этом. Всё обращается в деньги – кто получит больший рейтинг, знаете, это ужасно, что происходит. Но это часть того, что мне приходится выстрадать, как известному человеку. Это часть того, через что я должен пройти. И просто знайте, что я, в конце концов, буду оправдан, я молюсь об этом, потому что я знаю правду. Я невиновен. И я верю, в Господа и люблю Господа. Просто продолжайте молиться за нас.

Д.Д: Знаешь, вот учитывая твою веру в Бога и в себя, твоё заявление о невиновности, и ты проходишь через эту бурю, веря в то, что победишь, это очень упорная битва, и она еще не закончена, и всё, что на тебя свалилось – будешь ли ты что-то делать иначе, когда всё это закончится?

М.Д: Буду ли я что-то делать иначе?

Д.Д: Иначе. Когда этот период останется позади.

М.Д: (откашливается) Ну, мой уровень доверия изменится. Очень много сговоров вокруг. Вот что я могу сказать. Очень много такого.

Д.Д: Ты думаешь, что…

М.Д: Сплошь вокруг меня.

Д.Д: Это сговоры относительно твоей известности, или суда, или каталога – что, по-твоему, является причиной?

М.Д: Я не могу комментировать. Я не могу комментировать это, Джесси, я не хочу… и к тому же, судьёй выдано распоряжение о молчании, а это очень серьёзно. Я не хочу сказать что-то не то. С неверным оттенком. Это очень щекотливый вопрос. Всё очень сложно, то, что мы обсуждаем сейчас.

Д.Д: Хорошо. Позволь мне спросить тебя всё же, это для тех, кто искренне молится, хочет помочь и мечтает увидеть Майкла Джексона снова. Чего могут люди ожидать от тебя?

М.Д: Ну, как я всегда говорю, я человек искусства. Я очень, очень, очень люблю искусство. И я музыкант, я режиссёр, я автор, я композитор, я продюсер, я люблю эту атмосферу. Я очень люблю фильмы. Я думаю, это самый выразительный вид искусства. Скульптор может создать статую, художник может рисовать, но они улавливают только один момент, они останавливают время в одном моменте. В кино вы проживаете этот момент. Вы живёте, вы владеете аудиторией целых два часа, вы владеете их мозгом, их умом – вы можете перенести их в любое место, куда захотите. И эта идея зачаровывает меня – что тебе даётся власть управлять людьми, тронуть их так, чтобы их жизнь изменилась, сочетать музыку и личность воедино. Это больше всего восхищает меня в фильмах, и это будущее. Потому что я люблю кинематограф очень, очень сильно.

Д.Д: Учитывая шумиху вокруг тебя и поднятый вопрос о налогообложении, с которым ты столкнулся сейчас, помешает ли это тебе продолжить карьеру, когда всё это кончится?

М.Д: Нет! Нет. Вовсе нет. Потому что я знаю, кто я есть, снаружи и изнутри, и я знаю, что я хочу делать. И я всегда буду следовать своим мечтам и идеям в жизни. Я очень смелый человек, и я верю в настойчивость, в решительность, и, знаете, во все эти чудесные вещи, все те идеалы, которые так важны для целеустремлённого человека, понимаете?

Д.Д: В своих мечтах люди мечтают о невероятных далях и высотах, и, говоря о твоих мечтах, о чём ты сейчас мечтаешь?

М.Д: О, как я говорил прежде, изобрести что-то новое, чтобы соединять кинематограф с другими вещами, есть и другие идеи, которые я собираюсь сделать, и здесь есть несколько сюрпризов. И некоторые социальные проекты, которыми я хочу заниматься в будущем. Например, в Африке. У меня есть большие планы, с которыми я собираюсь работать там. У меня были встречи с людьми, которым пришлось прилететь сюда ко мне, поскольку сам я связан тем, что сейчас происходит, но моё сердце нацелено на то, чтобы сделать некоторые вещи там, я очень этого хочу.

Д.Д: Итак, у тебя есть проект. Потому что часто люди просто в такой ситуации замораживают все дела, но ты думаешь о следующем проекте. Чем ты собираешься заняться немедленно? Что у тебя в планах прямо сейчас?

М.Д: Вероятно, песня по поводу цунами, мы хотим собрать деньги для пострадавших от цунами, потому что и Африка тоже… м-м-м, это ведь был Мадагаскар? Одна из тех стран…

Д.Д: Безусловно. И Мадагаскар.

М.Д: Сомали и Мадагаскар пострадали очень сильно, а об этом не говорят так много, как о других странах. И сейчас мы должны… то есть, моё сердце сочувствует каждому, но, по крайней мере, они могли бы сказать правду, рассказать всё верно – они же никогда не говорят о разрушениях и проблемах в Африке, так что мы и я хотим сделать что-то для этого. И, конечно, я работал над планами постройки курорта, я хочу построить его в Африке. Прекрасные отели, просто очень красивое место для людей, для семей, что-то очень красивое там [в Африке]. Там очень много прекрасных, красивейших мест. Так что я хочу делать что-то на международном уровне, понимаете?

Д.Д: Знаешь, что интересно насчёт этого цунами, это же стихийное бедствие, его нельзя было предотвратить, может, если бы были какие-то устройства раннего оповещения, можно было бы спасти сколько-то жизней, но всё-таки это было стихийное бедствие. А вот то, что ты упомянул – если мы потеряли 200 тысяч жизней из-за цунами, то когда мы потеряли два миллиона жизней в Судане, это была катастрофа по вине человека, и нефть и другие материалы там так и застряли, а потом еще было 4 миллиона в Конго. И, я думаю, мы же с тобой разговариваем почти каждый день, ты стремишься помочь пострадавшим от африканского кризиса – похоже, это занимает большую часть твоих намерений на данном этапе твоей жизни.

М.Д: Да, так и есть. Потому что, Джесси, это в моём сердце очень глубоко – я действительно люблю Африку, я люблю людей Африки. Вот почему, как только выдаётся случай, дети и я садимся в самолёт и летим в Африку, мы отдыхаем там. Я провожу больше своего свободного времени в Африке, чем в любой другой стране. Мы любим этих людей, мы любим окружающую среду. Топографически, это же одно из самых красивых мест на всей Земле. Нам никогда не показывают сахарно-белых песчаных пляжей, а там они есть! Нам никогда не показывают прекрасного, пейзажей, никогда не показывают городов, метрополисов – Йоханнесбург, Кейптаун, Кения, Берег Слоновой Кости, Руанда – это всё прекраснейшие места! Это потрясающе красиво! И я хочу привлечь внимание публики тем, что я делаю, это моя мечта на протяжении многих лет. И все вокруг меня знают это, потому что я езжу туда очень часто.

Д.Д: Да, знаешь, красота Рима нам известна, потому что о ней есть фильмы.

М.Д: Вот именно.

Д.Д: Мы знаем о красотах Британии потому, что об этом есть фильмы, есть фильмы о Париже, но мы не так много видим фильмов об Африке. Мы видим только нищету и страдания в Африке. Мы не видим её как феноменальный, богатейший континент песков, морей и…

М.Д: Потому что…

Д.Д: …нефти и ресурсов.

М.Д: Да, потому что мир завидует Африке на протяжении многих веков, потому что её природные ресурсы феноменальны. Это действительно так. И это колыбель цивилизации. Наша История, многие библейские истории происходили в Африке. И многие великие цивилизации были в Африке. Египет ведь в Африке!!! Они вечно пытаются отделить одно от другого, но Египет – это же Африка!!!

Д.Д: Да, и что действительно верно, это то, что когда Иисусу грозила смерть, когда царь Ирод издал указ уничтожить всех перворожденных младенцев, Иосиф увёз Иисуса в Египет, и он и жили там 12 лет.

М.Д: Это правда. Это правда.

Д.Д: Ты проявляешь удивительную глубину и преданность своему делу. И под конец нашего разговора, Майкл – люди слушают нас, и я не стал давать звонки в эфир сегодня, чтобы ты мог поделиться с нами тем, чего ты никогда не говорил, но люди будут смотреть новости о суде на следующей неделе и в дальнейшем, и чтобы ты хотел, чтобы твои поклонники…. нам звонят сейчас из Лондона, из Голландии и со всей Америки, множество людей слышит тебя сегодня. Что бы ты хотел сказать своим поклонникам и даже своим противникам сегодня?

М.Д: Я просто хочу сказать – фэны в каждом уголке Земли, всех национальностей, всех рас, всех языков, я люблю вас всем своим сердцем. Спасибо вам за вашу любовь, поддержку и понимание в эти времена испытаний. Я благодарен за ваши молитвы и ваши добрые пожелания. И, пожалуйста, будьте терпеливыми, будьте со мной и верьте в меня, потому что я совершенно, абсолютно невиновен. Но знайте, что немало заговоров плетётся прямо сейчас, пока мы говорим.

Д.Д: Что ж, сейчас Пасха, мы можем падать и можем вставать. Добрая весть в том, что для Бога ничего не трудно. И те, кто верует, искренне верует – неважно, как глубоко они могут упасть, они получат верёвку, чтобы выбраться, а не лопату, которая их закопает. Они будут вытянуты наверх и вновь поднимутся. Майкл, спасибо тебе, что поделился своими чувствами со страной и миром, и спасибо, что встал так рано у себя в Калифорнии.

М.Д: Благослови вас Господь.

Д.Д: Благослови Господь и тебя, и сохраним надежду живой. Поговорим еще минутку вне эфира, ладно?

М.Д: Пока.

Д.Д: Отлично.

Midnight Дата: Вторник, 13-10-2009, 16:53 | Сообщение # 16 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Интервью Майкла Джексона с Барбарой Уолтерс

Интервью было записано на пленку неделей ранее в Гостинице Георга V в Париже, во Франции, и было транслировано в других странах, таких как Германия, Канада и Австралия.

Барбара Уолтерс: Вплоть до прошлой недели наиболее фотографируемыми людьми в мире были Принцесса Диана и Майкл Джексон. Теперь остался только один, кто может рассказать о том, что это означает – жить под таким вниманием. После утверждений о растлении детей, выдвинутых против Майкла Джексона четыре года назад, он был, если такое возможно, даже более преследуемым. Между прочим, мы говорили с районными прокурорами в Лос-Анджелесе и Санта-Барбаре, и узнали, что сегодня не имеется никакого открытого судебного дела против мистера Джексона.

Сам Майкл Джексон немного застенчив в предоставлении интервью, но на пути домой после похорон Принцессы Дианы я встретилась с ним в Париже, чтобы обсудить папарацци и его воспоминания о Принцессе.

Майкл Джексон говорит, что когда появляются папарацци, он чувствует сходство с Принцессой Дианой. Папарацци были частью его жизни еще когда он был маленьким ребенком, самым молодым из «Jackson 5». Он был суперзвездой в течение 3 десятилетий. В 39 он продолжает петь и танцевать во всем мире... И во всем мире за ним продолжают следовать папарацци. В течение последних пяти месяцев он был в Европейском Турне, собравшем более чем 2 миллиона людей. В вечер смерти Принцессы Дианы Майкл Джексон отменил свой концерт, но его последние два концерта были посвящены ей. Он не притворяется, что она была для него близким другом. Она была поклонницей.

Майкл Джексон: Я встретил ее впервые в... кхм (покашливание)... на концерте... в Лондоне. Она была очень любезной... очень милой... очень приятной.

Барбара Уолтерс: О чем вы говорили вдвоем?

Майкл Джексон: Я написал песню, которая называется «Dirty Diana». Она не была о Леди Диане. Там говорилось об определенного вида девочках, висящих вокруг концертов или клубов... Вы знаете... их называют групи.

Барбара Уолтерс: Групи.

Майкл Джексон: Я жил с этим всю мою жизнь. Эти девочки... они готовы на все ... Вы знаете... все, что можно вообразить. Так вот, я написал песню под названием «Dirty Diana». И я исполнял ее на шоу в честь ее королевского высочества. Она позвала меня, и сказала, «Вы будете исполнять «Dirty Diana»? Я сказал, «Нет, я пришел на шоу из-за Вас». Она сказала «Нет! Я хочу, чтобы Вы сделали это... сделайте это... исполните песню».

Барбара Уолтерс: Ну, у нее было чувство юмора.

Майкл Джексон: Да, конечно. Она сказала мне, что она была удостоена чести встретить меня, а я сказал: «Это для меня честь – встретить Вас».

Барбара Уолтерс: Как Вы услышали о ее смерти?

Майкл Джексон: Хм ... я проснулся (очень мягким, дрожащим голосом)... и мой доктор передал мне новости. Я откинулся назад ... я начал плакать. Боль... я чувствовал внутреннюю боль... внутри меня... в моей груди. (Голос Майкла начинает слегка ломаться). Я говорил «Я не могу... Я не могу смириться с этим... это слишком»... И тот факт, что я знал ее лично. Я как бы остался один на вершине этого... я сказал: «Я один... очень скоро... я чувствал, что это может случиться... еще с одним... я молился, чтобы это не был я... «Пожалуйста, не позвольте, чтобы это был я»... Потом приехала Мать Тереза...»

Барбара Уолтерс: Это было психическим... – то, что вы говорите?

Майкл Джексон: Я не хочу говорить, что, но со мной не было этого прежде...

Барбара Уолтерс: И Вы думали, что несчастье могло бы случиться и с вами?

Майкл Джексон: Да. (Смотрит вниз, на свои сжатые руки) Я жил так всю мою жизнь. Бульварные газеты... этот вид прессы... Не пресса... бульварные газеты... папарацци... все это. Я мог бы уйти из жизни также, исчезнуть... уйти. Невозможно идти куда-то, потому что там они... приходится прокрадываться, притворяясь, что идешь не туда... прятаться. Кто-то должен сказать «Постойте! Остановитесь! Этот человек заслуживает право на тайну. Вам нельзя идти туда!». Во всем мире мне приходится бегать и скрываться. Невозможно... я не могу прогуляться в парке... я не могу зайти в магазин... не могу... я должен скрываться в комнате. Такое ощущение, что находишься в тюрьме.

Барбара Уолтерс: Что самое навязчивое? Что самое плохое?

Майкл Джексон: Они всегда прячут вещи в различных местах. Они могут установить механизм под туалетом... чик-чик-чик (Майкл делает звуковой эффект подобно щелчку камерой)... идешь туда, и – «О, мой Бог!». Они делали это.

Барбара Уолтерс: Как вы были должны войти... или вы чувствовали, что вы должны были войти через кухню?

Майкл Джексон: Я делал так в течение многих лет. Во многих зданиях я никогда не видел переднюю дверь. Никогда.

Барбара Уолтерс: Вы когда-либо пробовали обогнать папарацци?

Майкл Джексон: Обгонять их?

Барбара Уолтерс: Да.

Майкл Джексон: Они ездят за нами. Они преследуют нас на мотоциклах [делает другой звуковой эффект подобно гонящемуся двигателю – vrrrum, vrrrum].

Барбара Уолтерс: Вы убегаете от них?

Майкл Джексон: Да. И я вынужден кричать водителю: «Помедленнее!». Я подскакиваю и говорю, «Вы убьете нас!». Я говорю, «Помедленнее». Много раз. «Вы нас убьете». А он выпрыгивает из автомобиля и вопит на этих людей.

Барбара Уолтерс: Вы знаете, есть такое предположение, что вам нужна реклама, чтобы продавать ваши альбомы... билеты на концерты... что вы хотите все это.

Майкл Джексон: Иногда я одобряю кое-что, да.

Барбара Уолтерс: Но Вы не можете всегда управлять прессой. Вы не можете одобрять все. Вы не можете приглашать их снова и снова, а потом, в некоторой точке, заставить их замолчать.

Майкл Джексон: Да, не могу.

Барбара Уолтерс: Как вы это воспринимаете?

Майкл Джексон: Они неправы. Это не их дело... и они не должны этого делать. Не должны говорить, «Он – животное... он – ...» Не должны говорить: «Он – Jacko.» Я не «Jacko». Я – Jackson.

Барбара Уолтерс: Что Вы чувствуете, когда они называют Вас...

Майкл Джексон: Да... «Wacko Jacko»... откуда это пошло? Какая-то английская бульварная газета. У меня есть сердце, и у меня есть чувства. Мне обидно, когда вы относитесь так ко мне. Это нехорошо. Не надо. Я не «wacko».

Барбара Уолтерс: Есть те, кто сказали бы, что Вы привлекаете к себе внимание.

Майкл Джексон: Нет, это не так.

Барбара Уолтерс: Ну, маска... таинственное поведение.

Майкл Джексон: тут... нет никакого таинственного поведения. Есть время, когда я даю концерт... я люблю видеть много людей, которые хотят приехать, могут приехать и наслаждаться шоу. И есть время, когда я хочу быть частным лицом... Когда вы надеваете пижаму и идете спать, выключаете свет [MJ делает «chi ching» звуковой эффект, подражающий легкому выключателю напряжения]... и Вы ложитесь... это ваша частная территория. Вот вы ходите в парк. Я не могу ходить в парк, и я создал мой собственный парк в Neverland... мой собственный водоем... мой кинотеатр... мои аттракционы... это приносит мне наслаждение.

Барбара Уолтерс: Я не хочу, чтобы это звучало оскорбительным. Я только хочу говорить прямо. Но Вы несколько эксцентричны, мягко говоря. То, как Вы одеваетесь... то, как Вы выглядите... это привлекает внимание. Даже то, как Вы росли, было... необычным... из ряда вон выходящим. Вы не думаете, что сами притягиваете папарацци?

Майкл Джексон: Нет (качает головой)... нет... может быть, мне нравиться так жить? Я люблю так одеваться. Мне не нужны папарацци. Но, если они приходят, будьте добры... пишите правильно... пишите добрые вещи.

Барбара Уолтерс: Майкл, является ли роль журналиста... или роль прессы... доброй?

Майкл Джексон: Доброй?

Барбара Уолтерс: Поскольку пресса также иногда должна изучить вещи... быть жесткой. Она не может всегда быть доброй.

Майкл Джексон: (смеется) То, что Вы видели... что случалось с Леди Дианой... А вы говорите мне. Должны быть некоторые границы... некоторые рамки. Звезда нуждается в отдыхе. Дайте ему шанс расслабиться. У него есть сердце... он тоже человек.

Барбара Уолтерс: Вы отменили концерт, который собирались дать, когда Вы услышали о смерти Дианы.

Майкл Джексон: Да.

Барбара Уолтерс: И когда вы наконец дали концерт, вы посвятили его ей. Что вы говорили?

Майкл Джексон: Про себя я говорил, «Я люблю вас, Диана. Сияйте. И сияйте навсегда... потому что вы – настоящая принцесса». Вслух я не говорил это... но я сказал, чтобы в течение трех минут на всех экранах показывалась большая фотография... на огромных экраны... и там было ее изображение, такое светлое. И толпа шумела... (звуковые эффекты шумов толпы). Я пел песни «Smile» и «Gone Too Soon».

Барбара Уолтерс: Если Вы можете, спойте нам несколько строк.

Майкл Джексон: Солнечная и светлая, и блестяще яркая... была здесь один день... ушла одной ночью... ушла слишком скоро.

Барбара Уолтерс: Вы как-то сказали: «Я рос будто в круглом аквариуме. Я не позволю, чтобы это случилось с моим сыном». Все же, когда родился ваш сын, Вы продали фотографии «National Enquirer» и другим Европейским газетам, таблоидам. Почему Вы сделали это?

Майкл Джексон: Почему?

Барбара Уолтерс: Почему?

Майкл Джексон: Из-за обмана. Появились незаконные снимки. Кто-то опубликовал фотографии младенца... получил миллионы долларов... и сказал: «Это сын Майкла».

Барбара Уолтерс: И это оказалось ложью, я вспоминаю.

Майкл Джексон: И это была ложь. Тогда я сам сфотографировал младенца. Я сказал: «Они вынуждают меня дать его снимки». Над нами летали вертолеты... летали над моим домом... над больницей... хм... везде попадались какие-то устройства и радары. Даже в больнице сказали: «Майкл, у нас были разные знаменитости... но никогда ничего подобного не происходило. Это невероятно». Итак, я сказал: «Вот... возьмите фотографии». И деньги я отдал на милосердие.

Барбара Уолтерс: То есть... в некотором смысле, Вы отогнали их от вас.

Майкл Джексон: Да... но теперь мы нужны им снова... и я не хочу... я не хочу показать сыну такой мир. Я хочу, чтобы у него было место... где он может спокойно ходить в школу. Я не хочу, чтобы его назвали «wacko jacko». Это отвратительно. Они называют так его отца. Это нехорошо...

Барбара Уолтерс: Вы сказали, что вы не хотите, чтобы вашего ребенка называли «сын wacko jacko». (Опускает глаза, очевидно смущаясь необходимости повторить прозвище). Как вы собираетесь предотвратить это?

Майкл Джексон: Надо подумать... Возможно, вам придется придумать план помочь мне.

Барбара Уолтерс: Вы – его папа.

Майкл Джексон: Вот так-то... Они придумали это. Они когда-нибудь думали, что у меня однажды будут дети... что у меня тоже есть сердце? Это причиняет мне боль. Зачем им называть его так?

Барбара Уолтерс: Вам нравиться быть отцом?

Майкл Джексон: Я люблю это. (Без колебаний и с большой улыбкой)

Барбара Уолтерс: Вы очень увлечены сыном?

Майкл Джексон: (смеется) Да.

Барбара Уолтерс: Вы хотите больше детей?

Майкл Джексон: Да (с обеспокоенным смехом).

Барбара Уолтерс: Когда вы сами были ребенком, вы были в центре внимания.

Майкл Джексон: Да.

Барбара Уолтерс: Если ваш сын покажет талант... между прочим, он показывает какой-нибудь талант в девять месяцев?

Майкл Джексон: Хорошо, я скажу вам... когда он плачет... чтобы остановит его плач, я должен кое-что делать.

Барбара Уолтерс: Что?

Майкл Джексон: Я должен стоять перед ним... и танцевать. smile

Барбара Уолтерс: Действительно?

Майкл Джексон: Да. И он прекращает плакать. Его слезы превращаются в смех... и он счастлив (хлопает руками), он улыбается.

Барбара Уолтерс: И Вы делаете moonwalk перед ним?

Майкл Джексон: Да... я делаю все движения (резкие движения в имитации его танцев) ... (смех) ...

Барбара Уолтерс: И затем он прекращает плакать?

Майкл Джексон: И затем он прекращает плакать.

Барбара Уолтерс: Вы должны много танцевать.

Майкл Джексон: (Смех громче) я много танцую, да.

Барбара Уолтерс: Майкл, а что, если этот маленький мальчик скажет «Папа, я хочу выйти на сцену?»

Майкл Джексон: (Со смехом хлопают рукой по ноге)

Барбара Уолтерс: Что бы вы сказали?

Майкл Джексон: Я сказал бы: «Подожди пока. Подожди. Если ты пойдешь по этому пути, придется терпеть это... терпеть то ... терпеть это ... терпеть то». (Считает по пальцам)

Барбара Уолтерс: Вы выложите все целиком?

Майкл Джексон: Целиком. «Смотри, ты получишь все это, (указывает на одну из камер)... и все это (указывает на другие камеры)... и все это (указывает на третью камеру.) Ты готов?». Если он скажет «Да, я не могу ждать». Тогда я сказал бы: «Иди... и делай это лучше, чем делал я».

Барбара Уолтерс: Но, зная то, в чем вы находитесь...

Майкл Джексон: Зная то, для чего вы находитесь там. На экране показывается Барбара Уолтерс и Хью Доунс

Барбара Уолтерс: Наше интервью было закончено. Мы не сказали никому, что это случилось, не упоминали гостиницу. Но когда Джексон пробовал прокрасться через черный ход, там была огромная толпа... уже ожидающая.

Хью Доунс: Барбара, мы знаем теперь, что у Дианы не было телохранителей в тот последний день. Сколько охранников было у Майкла Джексона?

Барбара Уолтерс: Ну, мы видели, по крайней мере, четырех телохранителей... и он нуждался в них. И, между прочим, я говорила с одной женской суперзвездой, и она сказала мне, что, когда она выходит, у нее, по крайней мере, четверо телохранителей... и автомобиль перед ней, и автомобиль позади.

Хью Доунс: Это то, в чем они действительно нуждаются, не так ли?

Барбара Уолтерс: К сожалению, да.

Хью Доунс: Теперь, вы сказали мне, что он объяснил вам, почему он носит только одну перчатку.

Барбара Уолтерс: Да.

Хью Доунс: И почему?

Барбара Уолтерс: Ну, у него имеется чувство юмора, я думаю, что Вы могли видеть. Он сказал, «Почему одну перчатку? Это привольнее, чем две».

Midnight Дата: Вторник, 13-10-2009, 16:54 | Сообщение # 17 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Интервью журналу Rolling Stone1983 года

В 1983 году Rolling Stone встретился с королём поп-музыки Майклом Джексоном. В ожидании, когда кто-нибудь из персонала откроет мне ворота, сквозь кованую решетку я изучаю внутренний двор особняка Майкла Джексона в долине Сан-Фернандо. В самом его центре бьёт небольшой фонтанчик, и даже с моей позиции можно разглядеть стаю золотых рыбок. Пожилая латиноамериканка выгуливает на длинном розовом поводке двух холёных, похожих на миниатюрных львов пуделей.

Майкл, облаченный в узкие черные брюки и роскошный, расшитый золотом китель, встречает меня у входных дверей. «О чём будем говорить?» – несколько нервно спрашивает певец, заслоняя от солнца лицо ладонью. Мы входим внутрь и поднимаемся на второй этаж. Джексон говорит, что живёт в этом доме временно, пока не окончены строительство и отделка его резиденции в калифорнийском городке Энчино.

То, что ДЖЕКСОН согласился побеседовать со мной в одиночку, довольно странно. Общеизвестно, что последние два года певец упорно избегает общения с прессой и если даже и соглашается на небольшие интервью, то является на них исключительно в сопровождении свиты из менеджеров, агентов по связям с общественностью, друзей и родственников.

«Ну и как вам здесь?» – Майкл, усевшись в огромное кожаное кресло, пристально смотрит мне в глаза. Я изучаю интерьер гостиной, в каждой из углов которой стоят внушительные бронзовые статуи – копии работ древнеримских и греческих скульпторов. Джексон резким движением открывает пакет картофельных чипсов, упаковка рвётся, и на пол падают несколько ломтиков жареного картофеля. Шесть лет назад Майкл объявил о том, что отказывается от потребления мяса и переходит исключительно на здоровую пишу. На мой вопрос, насколько полезны для здоровья картофельные чипсы, Майкл реагирует довольно бурно: «Ненавижу еду. Если бы в принципе можно было, не есть, я бы никогда не притрагивался к пище. Ненавижу жрачку».

Джексон неожиданно высыпает содержимое пакета на стол и принимается нервно крутить пакет в руках: «Я гораздо более спокойно чувствую себя на сцене, чем сейчас, сидя перед вами».

Майкл вскакивает с места и включает огромный, встроенный в стену телевизор. Джексон просто обожает мультфильмы, считает их волшебством. Вообще это слово занимает ключевое место в лексике певца – вне зависимости от того, идет ли речь о «бемби» или о новой пластинке Джемса Брауна.

«Браун настоящий волшебник, – говорит МАЙКЛ. – Помню, как я подглядывал за его выступлениями, когда мне было шесть лет. Детский сад, в который я ходил, находился рядом с концертным залом Apollo. Даже когда я начал петь сам, а у Jackson 5 появились первые хиты, я стеснялся подходить к музыкантам, с которыми мы выступали. Но я видел всех – Джеки Уилсона, Глэдис Найт, Temptations, Этту Джеймс. Я досконально изучил все акробатические трюки, которые вытворял Браун на сцене. Этот человек научил меня привораживать аудиторию. Благодаря ему я стал колдуном и теперь могу делать с людьми всё, что мне заблагорассудится».

Довольно серьёзное место в жизни Майкла занимает религия. Джексон – свидетель Иеговы, он верит в скорое наступление конца света и второе пришествие Иисуса. Он усиленно штудирует Библию и три раза в неделю посещает религиозные собрания. Певец говорит, что ни разу в жизни не притронулся к наркотикам и крайне редко употребляет алкоголь.

Похоже, Джексону всё же удалось преодолеть напряжение и немного расслабиться. «А ещё я коллекционирую мультфильмы, – сообщает он с довольной улыбкой и машет в сторону огромного шкафа, доверху набитого видеокассетами. – У меня есть и всякая диснеевская ерунда, и мультики про кролика Банни, и даже старые фильмы студии MGM. Я знаю только одного человека, чья коллекция больше моей – это Пол Маккартни. Как ни странно, он тоже фанат мультфильмов. Каждый раз, когда я прихожу к Полу в гости, мы смотрим мультики. Я где-то читал, что эта наша страсть имеет научное название – эскапизм, попытка уйти от реальности. Что ж иногда я смотрю мультфильмы так долго, что действительно теряю связь с реальностью и все, что происходит в окружающем мире, перестаёт для меня существовать».

По воскресеньем Джексон занимается танцами. Певец рассказывает, что он с самого утра начинает отрабатывать сценические движения, работая до тех пор, пока не свалится от усталости. «Я занимаюсь особенно рьяно, когда долго не езжу на гастроли, – говорит Джексон. – Занятия танцами помогают мне вернуть ощущение, что я нахожусь на сцене. Ничто не сравнится с этим чувством – чувством, которое охватывает тебя, когда ты стоишь перед огромным залом и все на тебя смотрят. Это настоящие волшебство. Ты поглощаешь энергию каждого зрителя в отдельности, чувствуешь это всем своим телом. Когда гаснет свет и зал пустеет, мне кажется, что жизнь подошла к концу. Я не хочу уходить со сцены, я хочу оставаться на ней вечно. Наверное, схожие ощущения возникают у актёров на съёмочной площадке. Всё дело в том, что ты превращаешься в совершенно другого человека. Когда я играл Страшилу, в мюзикле Сидни Люмета «Волшебник», то настолько вжился в роль, что иногда уходил со съёмок прямо в костюме».

Джексон снова впадает в состояние легкого возбуждения и предлагал познакомить меня со своими домашними питомцами. «Теперь у меня есть два оленёнка, – сообщает мне певец. – Один из них, по имени Мистер Тибс, похож на барашка. У Тибса просто очаровательные рожки. А еще я обзавёлся ламой. Сначала я думал, что это самочка, но оказалось, я купил самца. Он дико упрям и своенравен. Я долго думал, как его назвать, и в итоге остановился на имени Луи». Также в особняке Майкла обитают несколько экзотических птиц – одних какаду я насчитал четыре штуки.

«Стой здесь, я покажу тебе ещё кое-что», – Джексон исчезает в дверях своей спальни. Несмотря на то, что в доме мы одни, я слышу, как Майкл говорит кому-то: «Извини мой сладкий, я не знал, что ты спишь». Джексон возвращается, держа на руках боа-констриктора, и аккуратно кладёт удава на обеденный стол. Змея тут же начинает ползти в мою сторону. «Я назвал его мускулом и научил пожирать журналистов», – певец явно доволен своей шуткой. Мускул переползает через мой диктофон, и Майкл перехватывает удава лишь тогда, когда тот утыкается головой в мою руку. «Он симпатяга, не правда ли? – смеется Джексон. – Не бойся, это всё ерунда, что змеи едят людей. К тому же мой малыш совсем не голоден. Пару дней назад я скормил ему жирную крысу. Мускул немного нервничает, когда в доме посторонние». Удав неторопливо обвивает тело своего хозяина. Джексон довольно много знает о биологии и повадках рептилий – он укладывает Мускула на узкий подлокотник своего кресла, и теперь удав как минимум час будет лежать неподвижно.

«Как и я, змеи страдают от недопонимания, – с усмешкой говорит Майкл. – Я считаю их первыми жертвами чёрного PR. Чёрный PR – это ужасно. Правда, Мускул?» На этих словах змея поднимает голову, и я успеваю заметить показавшийся на секунду раздвоенный язык.

Одну из комнат своего строящего дома в Энчино Джексон отвёл под манекенов. «Там будет стоять письменный стол и десять манекенов, – смеется певец. – Я обожаю их. Это моя вторая страсть после животных. Я верю, что смогу научиться оживлять манекенов, иногда я даже разговариваю с ними об этом. Знаете, я хочу сказать вам то, чего ещё никогда никому не говорил. Манекены заменяют мне настоящих друзей, которых у меня никогда не было. Если ты – часть шоу-бизнеса, невозможно разобраться, насколько тот или иной может считаться твоим другом. В этом мире всё очень непросто, – Майкл замолкает на несколько минут и задумчиво смотрит на одну из своих бронзовых статуй. – Всё очень не просто. Поэтому я окружаю себя пластмассовыми людьми. Дружить с манекенами очень легко».

Джексон панически боится близких контактов с внешним миром. Ужинает он в одном и том же ресторане (там подают здоровую пищу), владелица которого знает лично. Когда Майкл отправляется по магазинам, он просит продавщиц не подходить к нему близко и агрессивно реагирует на любые предложения помочь подобрать одежду. «Покоя нет от этих советчиков, – раздражается Джексон. – Даже если меня не узнают в лицо, то узнают по голосу. В общем, нигде не спрятаться! Иногда я чувствую себя тарелкой спагетти, которую передают из рук в руки с одного конца огромного стола на другой. Меня хватают, пытаются ущипнуть, оторвать волосинку. В такие моменты мне хочется убежать».

Майкл всегда путешествует инкогнито, сопровождаемый несколькими секьюрити. Помимо прочего, певец очень щепетилен в выборе гостиничных номеров: «Представьте: вы сидите у себя в номере, а в это время компания подвыпивших девиц поднимается по лестнице и принимается флиртовать с вашим охранником у дверей. Ни за что не останусь на ночь в гостинице, если услышу через стену женские вопли или, что ещё хуже, как скребётся мышь. Подобные вещи мгновенно выводят меня из себя».

Неожиданно Джексон решает отвезти меня на строительство своего дома Энчино. Майкл искренне ненавидит автомобили, но два года назад родители заставили его обзавестись правами. Когда Майкл за рулём, он избегает широких автострад и старается передвигаться по небольшим улочкам. Тот факт, что подобные поездки иногда занимают несколько часов, его ничуть не беспокоит. Джексон говорит, что в его жизни маршрутов не так много: дама его братьев и сестёр, ресторан, в котором он обедает, и зал, где встречаются свидетели Иеговы.

Майкл принимается собираться в дорогу. В первую очередь он относит обратно в спальню Мускула, поскольку «скучающий удав способен натворить немало бед в доме». «Или можем прихватить его с собой, если хочешь, – предлагает мне Джексон. – Можешь обмотать им шею, как шарфом, будет выглядеть просто волшебно! Поверь мне, Мускул не причинит тебе вреда». Я вежливо отказываюсь, однако змея, явно не желая расставаться, обвивает мою лодыжку, и Майклу приходится приложить некоторое усилие, чтобы избавить меня от этого соседства.

Когда спустя пару часов мы подъезжаем к двухэтажному особняку, я замечаю, что всё пространство свежевыкрашенного бетонного забора покрыто рисунками и посланиями фанатов. Джексон говорит, что раз в неделю ограду красят, но надписи появляются опять. Секьюрити отгоняют подростков от ворот, но уследить за всеми им явно не удаётся. Новое жилище певца оказывается на удивление скромным по сравнению с роскошными виллами, которые Джексон выстроил для своих сестёр – Ла Тойи и Джанет. «Поклонницы сосем меня одолели, – сетует Майкл. – Вешаются на шею пачками. Но мне плевать, я хочу жить один. Главное, чтобы оставалось время для танцев».

Минуя будущий рабочий кабинет Майкла, мы проходим в просторную комнату, в которой стоят несколько диванов. «Сюда свалю весь свой хлам», – с довольным видом объясняет Джексон. Под хламом певец подразумевает собственный кинотеатр: два настоящих кинопроектора и акустическую систему. В отдельном помещении певец оборудовал себе место для компьютерных игр, а в смежной комнате Майкл планирует расставить фигуры мультипликационных героев. Джексон говорит, что он консультировался с техниками студии Диснея, разрабатывавшими аттракционы в Диснейленде, на предмет того, как правильно расставить всех мультгероев. «Я не планирую превращать свой дом в луна-парк, – заявляет певец. – Но я всё же поставлю здесь несколько фигур пиратов, пару старинных пушек, а на стенах повешу пиратские ружья. Будет круто, вот увидите. Когда всё будет закончено, я годами смогу не выходить из дому».

Midnight Дата: Вторник, 13-10-2009, 18:23 | Сообщение # 18 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Интервью Эда Брэдли на шоу "60 Minutes"

Большую часть своей жизни Майкл Джексон находился под лучом прожектора. В последний раз из-за того, что было описано как эксцентричное поведение – эксцентричное поведение, которое привело его к обвинению в сексуальном приставании к 13-летнему мальчику. Если его осудят, он может провести 20 лет в тюрьме.

В настоящее время освобожденный под залог в ожидании суда, сегодня вечером Майкл Джексон впервые высказывается о своём аресте, обвинителе, и обвинениях, которые в настоящий момент превратили его жизнь «в руины».

Мы встретились с Майклом Джексоном в сочельник в одной из гостиниц Лос-Анджелеса – одного из нескольких городов, где он находился в уединении с тех пор, как власти в Санта-Барбаре официально предъявили ему обвинение, состоящее из семи пунктов обвинения в сексуальном домогательстве и двух пунктов обвинения в использовании «вещества, вызывающего опьянение» – определенного как алкоголь – с целью совращения мальчика.

ЭД БРЭДЛИ: Что вы можете сказать в ответ на заявление районного прокурора Санта-Барбары о том, что вы сексуально приставал к этому мальчику?

МАЙКЛ ДЖEКСОН: Полная ложь. Я предпочёл бы перерезать себе вены на запястьях прежде, чем причинил бы вред ребенку. Я никогда не причинил бы вред ребенку, это абсолютная ложь. Я был возмущён. Я никогда не мог сделать что-либо подобное.

ЭБ: Вы знали этого мальчика?

МД: Да.

ЭБ: Как бы вы охарактеризовали свои отношения с мальчиком?

МД: Я помог многим, многим, многим детям, тысячам детей, детям, страдающим раком, лейкемией. Он – один из многих.

Майкл Джeксон говорит, что его обвинитель – один из тысяч детей, которых он приглашал на его Ранчо Неверлeнд в Калифорнии площадью в 2,600 акров играть в его луна-парке, посещать его зоопарк, смотреть кино, играть в видеоигры, и наслаждаться любимой едой.

ЭБ: Расскажите, почему вы создал Неверлeнд?

МД: Потому что я хотел, чтобы у меня было место, где я мог бы создать всё то, чего у меня не было тогда, когда был ребенком – аттракционы, животные, кинотеатр. Я всегда путешествовал с концертными турами, понимаете? И у меня не было времени на все это. Таким образом, я компенсировал потерю, я имею в виду, я не могу сам по себе пойти в парк, Диснейленд, не могу выйти из дома и пройтись по улице. Там – столпотворение людей и машин. И поэтому я создаю мой мир за моими воротами поместья. Все, что я люблю, есть в нем. У нас есть слоны, и жирафы, и крокодилы, и все виды тигров и львов. И к нам приезжают автобусы, полные детей, которые лишены возможности видеть всё это. Они приезжают, эти больные дети, и наслаждаются этим. Они наслаждаются этим чисто, любяще, весело. Только люди с грязными мыслями могут думать об извращениях. Я о таком не думаю. Это не я.

ЭБ: Вам не кажется, что люди, глядя на вас сегодня, всё же продолжают так думать?

МД: Если у них больной рассудок, да. И если они верят тому мусору, который печатается в газетах, да. И запомните одну вещь: если это напечатано, не означает, что это – неоспоримая правда. Люди пишут негативные вещи потому, что они считают, что именно это продаётся. Хорошие новости, по их мнению, нельзя продать.

И Джeксон говорит, что его отношения с этим мальчиком, с которым он встретился в первый раз год назад, были положительными. Он говорит, что был настроен помочь ему в его борьбе с раком.

ЭБ: Итак, когда он приезжал к вам, что он делал? Что делали вы?

МД: Я расскажу в точности, как все было. Когда я увидел его впервые, он был совершенно лысый и белый, как снег, после химиотерапии, очень костлявый, выглядел, как анорексик, без бровей, без ресниц. И он был настолько слаб, что мне приходилось носить его на руках из дома в игровую комнату или возил его в инвалидной коляске в попытке дать ему детство, жизнь. Я хотел ему помочь, потому что у меня самого в детстве не было такого шанса. Вы знаете, каково это? Я знаю, что при этом чувствуют. Не в смысле болезни, в смысле отсутствия детства. Поэтому мое сердце сильно сочувствует этим детям, я чувствую их боль.

Джексон говорит, что он пробовал помочь лечебному процессу тем, что брал мальчика с собой в свои любимые уголки Неверленда.

МД: Он действительно никогда не лазил по деревьям. Так, в Неверленде, у меня есть дерево. Я называю его «Мое Дарящее Дерево», потому что я люблю писать песни там наверху. Я написал на нем много песен. Я сказал: «Ты должны залезть на дерево. Это – часть детства мальчишки. Ты просто должен это сделать». И – я помогал ему забираться. И когда он вскарабкался на верхушку, мы смотрели сверху на ветви. И это было так красиво. Это было волшебно. И ему это так понравилось. Я сделал это, чтобы дать мальчику шанс пожить настоящей жизнью, вы понимаете? Потому что ему сказали, что он умрёт. Врачи сказали его родителям готовиться к похоронам, настолько все было плохо. А я дал новую программу его разуму. Я помог многим детям взглянуть на мир по-другому.

Мальчик – чье имя и лицо мы не раскрываем – отдал должное дружбе и поддержке Майкла Джексона в своей борьбе против рака. И в прошлом феврале в британском документальном фильме, который был снят прежде, чем мальчик заявил, что к нему сексуально приставали, он сказал, что много раз ночевал в доме Джексона и спал в его спальне.

Кадры из фильма «Living with Michael Jackson»:

Гевин: Однажды вечером я его спросил, могу ли я остаться в его спальне. Он разрешил мне остаться в его спальне. И я ему сказал, «Майкл, ты можешь спать на кровати», а он – «нет-нет, ты будешь спать на кровати», и я заспорил, «нет-нет-нет, на кровати будешь спать ты», и тогда он сказал: «Если ты меня любишь, на кровати будешь спать ты». И я сказал – «нуу-у-у…», и в конце концов, на кровати спал я.

Этот комментарий – наряду с потрясающим признанием Майкла Джексона в том, что он много раз делил свою постель с детьми – послужил в прошлом феврале причиной для начала расследования, возглавляемого Отделом Детей и Семейных Услуг графства Лос-Анджелеса, который интервьюировал мальчика и его мать, чтобы определить, подвергался ли мальчик сексуальным приставаниям со стороны Майкла Джексона.

Согласно меморандуму агентства, «ребенок отрицал любую форму сексуального злоупотребления», и «расследование отдела заключило, что утверждения о пренебрежении интересами ребенка и сексуальном злоупотреблении необоснованны». За последующие несколько месяцев отношения между семьей мальчика и Майклом Джексоном ухудшились. Согласно источникам, близким к семье, мать мальчика заподозрила, что Джексон давал алкогольные напитки ее 13-летнему сыну, который все еще страдал от рака. В конечном счете она обратилась со своими подозрениями к окружному прокурору, и это привело к полномасштабному расследованию, начатому прокурорским офисом и шерифом графства Санта-Барбары.

ШЕРИФ ДЖИМ АНДЕРСОН: Издан ордер на арест г-на Джексона со множественными пунктами обвинения в сексуальном приставании к ребенку. Сумма залога – 3 миллиона долларов.

РЕПОРТЕР: Если Майкла Джексон смотрит эту передачу, что вы хотите ему передать?

ОКРУЖНОЙ ПРОКУРОР ТОМАС СНЕДДОН: Приди и сдайся.

После такого объявления две недели назад, будущее Майкла Джексона и его карьера были в серьезной опасности. Он сдался властям, и ему были представлены обвинения в сексуальном приставании и непристойном и похотливом поведении с ребенком.

ЭБ: Что происходило в вашем сознании, когда вас забрали в полицейский участок в наручниках и делали снимки, которые как вы знали, разойдутся по всему миру?

МД: Они сделали это, чтобы судить и унизить меня, судить и отнять у меня человеческое достоинство. Но я прошел через их систему до конца. И в конце концов, хочу, чтобы общественность знала – я в порядке, несмотря на страдания.

ЭБ: Что произошло после того, как вас арестовали? Что они делали с вами?

МД: Они должны были войти в дом и только проверить отпечатки пальцев, и делать все то, что полагается делать, когда они берут человека под арест. Физически они обращались со мной очень грубо. У меня буквально вывихнуто плечо. Оно причиняет мне сильную боль. Я постоянно испытываю чувство боли. Видите эту руку? Это – то, насколько я могу её вытянуть. То же самое с другой стороны.

ЭБ: Это из-за того, что случилось в отделении полиции?

МД: Да. Да. В отделении полиции. И что они делали со мной – если бы вы – если вы только видели, что они сделали с моими руками, это ужасно, то, что они сделали. Они очень распухли. Не хочу говорить, вы сами все увидите.

Нам дали фотографию, которая, как говорили, была сделана после того, как Майкл Джексон был освобожден под залог. Джексон говорит, что опухоль над запястьем – это то место, на которое полицейские надели наручники.

ЭБ: Как они это сделали? Я имею в виду, что они делали физически?

МД: Наручниками, так сильно они стянули ими руки у меня за спиной.

ЭБ: У тебя за спиной?

МД: Да. И, сковывая руки, они придали им определенное положение, зная, что это причиняет боль спине. Я сейчас не могу двигаться. Это мешает мне спать ночью. Я не могу спать ночью.

И Джексон говорит, что это было не всё...

МД: Потом в один момент я попросил воспользоваться уборной. И они сказали «конечно, она сразу за углом». Как только я вошел в уборную, они заперли меня там минут на 45. Там были испачканы фекалиями стены, пол, потолок. И это страшно воняло. Потом один из полицейских подошёл к окну. И он сделал саркастическое замечание. Он сказал: «Запах – там достаточно хорошо для тебя пахнет? Как тебе нравится запах? Хорошо пахнет?» И я только просто сказал: «Нормально. Окей.» И я просто сидел там и ждал.

ЭБ: В течение 45 минут?

МД: Да, в течение 45 минут. Приблизительно 45 минут. Подходил полицейский и говорил: «О, тебя сейчас выпустят – через секунду. Тебя выпустят через секунду». И потом проходило ещё десять минут, потом ещё 15 минут. Они делали это нарочно.

Что можно сказать по поводу утверждений Джексона? Обращались ли с ним плохо? Повредила полиция его руку и плечо или нет? Запирали они его в уборной на 45 минут? Чтобы получить ответы на эти вопросы, мы неоднократно звонили в офис шерифа и офис окружного прокурор а. Они отклонили нашу просьбу на интервью и отослали нас к их вебсайту, где в ответ на утверждения о плохом обращении говорится: «Это неправда». Обыск на ранчо Неверлeнд производили помощники шерифа.

ЭБ: Что вы чувствовали, когда они пришли в Неверлeнд, я имею в виду с ордером на обыск? Я имею в виду, что они искали? Что они изъяли?

МД: Моя комната полностью разрушена. Мои сотрудники мне сказали. Они сказали: «Майкл, не входи в свою комнату». Они плакали по телефону, мои служащие. Они сказали, «Если бы ты увидел свою комнату, ты бы зарыдал». У меня есть ступеньки, которые ведут к моей кровати. И они сказали: «Ты даже не сможешь подняться по ступенькам. Комната полностью превращена в помойку. «В этой комнате было 80 полицейских, 80 полицейских в одной спальне! Они явно перестарались. Они взяли ножи и распороли мои матрасы. Просто всё разрезали.

ЭБ: Они взяли что-нибудь из Неверленда?

МД: Я не уверен, что точно они взяли, так как мне не был предоставлен список изъятого.

ЭБ: Но вы говорите, что они испортили ваше имущество?

МД: Да, это так. И потом, они выставили всех, кто работал в доме и сами заперлись внутри. Они были в доме одни, они делали всё, что хотели. И они воспользовались этим в полной мере. Они входили туда, куда не должны были входить, например, в мой офис, на обыск в котором у них не было необходимого ордера. И они полностью воспользовались положением. И мне сказали – моя комната полностью, полностью погибла. Не думаю, что хочу это увидеть. Я ещё не готов.

ЭБ: Итак, вы не были дома с тех пор?

МД: Был. Но я не заходил в спальню. Я никогда больше не буду там жить. Я навещу Неверленд. Теперь – это просто здание. Это больше не дом. Я буду туда только заезжать. (Пауза в съемке, но камера включена. Обращается к подходящей помощнице.) Который час? Потому что мне плохо. В любом случае я должен уже скоро уйти. Да. Окей. Я плохо себя чувствую.

Майкл Джексона обвинили в сексуальном преследовании ребенка не впервые. Десять лет назад, он обвинялся в сексуальном домогательстве к другому мальчику. Однако, после того как мальчик отказался свидетельствовать, и после того, как Джексон заплатил семье мальчика миллионы долларов, чтобы уладить гражданский судебный процесс, Джексону не было предъявлено обвинение в уголовном преступлении. Хотя семья в текущем процессе не подавала на него в суд и говорит, что не собирается этого делать, Майкл Джексон относится к их мотивам с подозрением.

МД: Здесь замешана жадность, и кто-то – я не могу вполне сказать. Но это имеет отношение к деньгам. Мол, это – Майкл Джексон. Смотрите, что у нас есть. Мы можем на этом заработать. Случилось именно это.

ЭБ: Вы помогли мальчику, больному раком. Чего я не могу понять, это почему сегодня – и я знаю, что вы говорите, что это из-за денег – но почему он так изменился и сказал: «Майкл Джексон сексуально домогался меня», если это неправда?

МД: Потому что у родителей есть власть над детьми. Они чувствуют, что они должны делать то, что говорят их родители. Но любовь к деньгам – корень всех зол. И он – милый ребенок. И видеть, как он изменился… это не он. Это не он.

ЭБ: Так вы не думаете, что это исходит от него?

МД: Нет.

ЭБ: Это – исходит от его родителей?

МД: Нет. Это не он. Нет. Я знаю, какое у него сердце.

Джексон сказал, что, даже если бы он мог бы, он никогда не улаживал бы этот случай, как он сделал, когда подобные обвинения были предъявлены в 1993 году.

ЭБ: Так – если вы были невиновны, почему вы заплатили родителям, чтобы закрыть дело вместо того, чтобы отстаивать в суде свое доброе имя?

МД: Мне не разрешают говорить на эту тему...

МАРК ГЕЙРАГОС: я остановлю вас на секунду.

ЭБ: Конечно.

Влиятельный адвокат Джексона Марк Гейрагос сказал мне, что, если бы я хотел ответ на тот в опрос, я должен был спросить его.

МАРК ГЕЙРАГОС: Я имею в виду, вспомните, что случилось с ним десять лет назад. Он был унижен. Он был – он прошел через то, что кто-то обследовал его. Фотографировал его. Кто-то унижал его самым ужасным образом, осматривая его половые органы и фотографируя его половые органы. И он подвергался настолько навязчивому вниманию вторжению в личную жизнь, которое можно только себе вообразить. Я могу только попытаться представить себя в этой ситуации и высказать свое мнение – если бы деньги могли изменить ситуацию, то стоило воспользоваться такой возможностью.

ЭБ: Но что вы будете делать с общественным мнением, ведь мальчики обвиняют Джексона в сексуальных домогательствах уже во второй раз за последние 10 лет. И он публично обнародовал, как он любит делить свою постель с детьми. Вы понимаете, как люди это воспринимают: эй, возможно здесь что-то есть. Дыма без огня не бывает.

МАРК ГЕЙРАГОС: Это от того, что люди искажают факты. Поэтому я понимаю, когда люди говорят: ну, вот, сейчас еще кто-нибудь признается в сексуальных домогательствах. Я думаю, что многие люди понимают подоплеку. Большинство людей видят, что дело ни в чем ином кроме как в деньгах.

Мы попросили мать обвинителя рассказать нам ее сторону истории, но она отклонила предложение и не будет уполномочивать кого-либо другого говорить от ее имени.

ЭБ: В том британском документальном фильме, вышедшем в прошлом феврале, который вам не понравился...

МД: Да, он мне не понравился.

ЭБ: Вы сказали в том документальном фильме, что – что много детей спало в твоей спальне.

МД: Да.

ЭБ: ...вы сказали, что многие дети спали в вашей спальне. Цитирую вас: «Почему нельзя спать вместе? Высшее проявление любви – это разделить с кем-нибудь свою постель». И вот сидя здесь, вы все еще считаете, что это приемлемо – делить с детьми постель?

МД: Да.

ЭБ: В то время как мы сидим здесь сего дня, вы всё ещё думаете, что это приемлемо – разделять свою постель с детьми?

МД: Конечно. Конечно. Почему нет? Если ты педофил, если ты Джек Потрошитель, если ты убийца, то это плохая идея. Но я не такой. Так нас воспитали. Я никогда не спал в постели с ребенком, но даже если бы я это делал, то все было бы нормально. Однако я спал на полу, отдав ребенку постель. Я спал на полу. Я отдаю кровать ребенку.

ЭБ: Но, учитывая всё, через что вы прошли...

МД: Да?

ЭБ: Но почему, несмотря на все обвинения и инсинуации, вы ставите себя в положение, в котором нечто подобное может случиться снова?

МД: Я всегда осторожен, но я никогда не прекращу помогать и любить людей так, как заповедовал Иисус. Он говорил: «Любите. Будьте как дети». Не будьте наивны, но будьте невинны.

Адвокат Джексона Марк Гейрагос говорит, что они действительно принимали меры предосторожности.

МАРК ГЕЙРАГОС: В течение периода с 7 февраля до 10 марта, всякий раз, когда Майкл встречался с детьми, всегда присутствовали третьи лица. Всегда.

ЭБ: А что можно сказать относительно утверждения, что этому ребенку давалось опьяняющее вещество, определенное как вино, с целью сделать его более податливым?

МАРК ГЕЙРАГОС: Это нелепо. На ранчо одновременно находятся более 100 работников. Там круглосуточная охрана. Там находятся люди, которые все время, день и ночь, 24 часа в день, семь дней в неделю, смотрят за порядком. Дети нигде не могут оказаться рядом с алкоголем и спиртным напиткам.

ЭБ: Вы отец. У вас трое детей.

МД: Да.

ЭБ: Вы позволили бы своим детям спать в кровати с взрослым мужчиной, который не был бы родственником, или спать в его спальне?

МД: Конечно, если я знаю этого человека, доверяю ему, и люблю его.

ЭБ: Как родитель, позволили бы вы своим детям спать в той же самой спальне с кем-то, кого подозревали и обвиняли в том, в чём вас обвиняют сегодня? Позволили бы вы это?

МД: Кто-то...

ЭБ: Если бы вы знали кого-то, кого...

МД: Я не...

ЭБ: ...обвиняли бы в том же самом, ...

МД: Эд, я – я совершенно точно понимаю, о чём вы говорите.

ЭБ: ..в чем обвиняли тебя – позволили бы вы своим детям...

МД: Моим детям?

ЭБ: ...спать в спальне того человека?

МД: М-м-м, если бы я – если бы я знал человека лично. Потому что я знаю, что такое пресса, и как люди могут извратить правду, если бы я знал человека лично, абсолютно да. Абсолютно. У меня не было бы с этим проблемы.

ЭБ: Вы знаете, как все это выглядит в глазах большинства людей? Вы это понимаете?

МД: Как это выглядит?

ЭБ: Как тот факт, что вы...

МД (перебивает): Знаете, почему? Потому что люди думают про секс. Они думают про секс. Мой ум работает по-другому. Когда я вижу детей, я вижу лицо Бога. Именно поэтому я их так люблю. Это то, что я вижу.

ЭБ: Вы знаете другого человека твоего возраста, 45-летнего мужчину, в спальне которого спят дети?

МД: Конечно. Не для секса. Нет. Это неправильно…

ЭБ: Хорошо, тогда я скажу исходя из своего опыта – я не знаю ни одного 45-летнего мужчины, который, не являясь родственником ребенка, делил бы с ним спальню.

МД: Хорошо, что неправильного в том, чтобы разделить постель? Я не говорил, что сплю в постели вместе с детьми. Даже если бы я действительно спал в кровати, это окей. Я не собираюсь делать ничего сексуального с ребенком. Моё сердечные помыслы не в этом. Я никогда не сделал бы ничего подобного. Это не Майкл Джексон, извините. Это – кто-то другой.

И Майкл Джексон сегодня – это не тот Майкл Джексон, который одно время был мировой поп-звездой номер 1. Его компакт-диск «Триллер» возглавлял списки самых популярных альбомов, в то время как его последний диск не попал в первую десятку.

ЭБ: Как эта история ударила по вашей карьере?

МД: Что это сделало с моей карьерой?

ЭБ: Что это сделало с вашей карьерой?

МД: Каким образом?

ЭБ: Как это повлияло – понимаете...

МД: Мой альбом...

ЭБ: ...на концертные туры, на продажу дисков...

МД: – альбом – номер один во всем мире. Во всем мире. Только в Америке, потому что я не хочу говорить слишком много об этом.

ЭБ: Но ваш альбом не номер один в Соединенных Штатах?

МД: Это заговор. Да. Я устал.

Прежде, чем адвокаты Майкла Джексона остановили интервью, мы смогли задать ему один последний вопрос.

ЭБ: Майкл, что бы вы сказали своим поклонникам, которые оказывали тебе поддержку во всём этом, и тем, у кого сейчас к вам имеются вопросы? Что бы вы им сказали?

МД: Я могу сказать, что очень сильно их люблю. И они узнали обо мне и знают обо мне с расстояния. Но если вы действительно хотите узнать обо мне, есть песня, которую я написал, она – самая честная песня, которую я когда-либо написал. Это – самая автобиографическая песня, которую я когда-либо написал. Она называется «Детство». Они должны её послушать. Это – та песня, которую они действительно должны послушать. И спасибо вам за вашу поддержку, поклонникам во всем мире. Я люблю Вас всем сердцем. Я не принимаю ничего из их отношения ко мне как должное. Ничего. И я нежно люблю их, во всем мире.

Майкл Джексон появится в суде 16 января, куда он вызван давать ответ на предъявленные ему обвинения. Ожидается, что он не признает себя виновным.

Midnight Дата: Вторник, 13-10-2009, 18:28 | Сообщение # 19 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Эксклюзивное интервью американскому таблоиду "Globe"

Американский таблоид Globe в своём новом выпуске опубликовал эксклюзивные фотографии Майкла Джексона и статью, включающую рассказ самого Майкла о том, как он пострадал от укуса паука. Трудно сказать, почему Майкл выбрал именно Globe для того, чтобы поделиться этой историей. В статью входят также комментарии личного врача Майкла и письма некоторых знаменитостей в поддержку Короля Поп-Музыки, написанные после так называемого «берлинского инцидента».
«Боль… она сильная, очень сильная… иногда кажется, что меня за ногу укусил лев!» – так описывает своё состояние Майкл Джексон после шести кошмарных недель, втянувших его в очередной скандал. Миллионы телезрителей, замерев, следили, как Король Поп-Музыки свешивал своего маленького сына с балкона четвёртого этажа в Германии. Затем он появился в зале суда [где разбиралось дело об отмене двух концертов Миллениума. - прим перев.] на костылях, его нога была забинтована, а рука сильно распухла. И вновь весь мир спрашивал: «Что случилось с Майклом?»
Наконец, в этом эксклюзивном интервью, Джексон рассказывает об этих проблемах и даёт читателям Globe заглянуть в его секретный мир!
На самом деле, поясняет Майкл, укусил его не злобный лев, а крошечный – но всё же очень опасный и ядовитый – паук. Когда Майкл не смог явиться на судебное разбирательство, он именно этим объяснил своё отсутствие. Судья потребовал доказательств. И теперь Майкл предъявил доказательства, выбрав Globe, чтобы опубликовать фотографии ужасной раны на своей правой голени, появившейся от укуса паука. «Меня действительно покусали пауки, – сказал Майкл. – Боль была чудовищная». Когда он всё-таки пришёл в зал суда, на его забинтованную левую ступню был натянут только носок; Майкл объяснил, что от укусов пострадали его рука, левая ступня и правая голень. «Я не принял ни единой таблетки, чтобы справиться с этой мучительной болью, – с гордостью говорит он. – Я справляюсь только с помощью медитации. Я как бы поднимаюсь над болью. Элизабет Тэйлор когда-то сказала мне, что надо уметь подняться над всем, это было когда я нервничал перед выходом на сцену. Я знаю, что других людей [после укуса паука] терзает страшная боль. Но я должен подняться над этим, найти силы, и мне это удаётся. Я поднимаюсь над ней».
Джексон рассказывает, что это произошло ночью, когда он спал в своём доме на ранчо Нэверленд в Калифорнии. «Я даже не знаю, как это случилось. Я так и не видел паука. Я проснулся утром, примерно месяц назад, и на моей ноге была огромная сочащаяся рана, болело ужасно. После проведённых исследований оказалось, что это укус очень ядовитого паука, он мог быть даже смертельным».
Личный врач Джексона, доктор Алиморад Фаршьян, сообщил, что это был, скорее всего, коричневый паук-отшельник, чей сильный яд вызывает серьёзное повреждение тканей, и на лечение нужны недели.
«Рана была 6 или 7 сантиметров в диаметре, – сказал доктор Фаршьян в разговоре с Globe. – После того, как мы начали лечение, она высохла и покрылась корочкой. Теперь рана постепенно зарастает».
Именно из-за этого Майкл не смог также явиться на вручение Billboard Music Awards и принял её из рук своего приятеля Криса Такера в Нэверленде. Были и другие трудности, добавляет он: «Я так люблю танцевать, но я не мог танцевать на протяжении нескольких недель. Этого мне больше всего не хватало».
Джексон говорит о том, что на лечение раны на его голени требуется время. «Выздоровление шло медленно, но уверенно. Когда я был в Германии, рана уже немного затянулась и стала меньше».
Доктор Фаршьян лечит своего подопечного тем же антибиотиком «Cipro», который принимали сотни американцев во время распространения сибирской язвы. «Всё прекрасно лечится, – говорит он. – Через три-четыре недели Майкл снова сможет нормально ходить и танцевать. Он очень быстро выздоравливает. Это невероятно. Это была такая огромная рана. Случись это со мной или кем-то еще, на лечение потребовались бы месяцы, а возможно, нужна была бы операция. Ему было больно, но с каждым днём дела идут всё лучше. И я точно знаю, что он не принимает болеутоляющих, чтобы справиться с болью».
Близкий друг Джексона рассказал также, что «Майклу было очень больно, но он сказал, что не позволит боли помешать ему работать и проводить время с детьми. Однажды он весь день провёл играя с детьми в доме и во дворе. Мы знали, что ему больно, но он старался не показать этого детям и вёл себя так, словно всё в порядке. Он не хотел, чтобы они знали, как ему на самом деле больно».
Легендарный артист передал читателям Globe благодарность за их добрые пожелания: «Мне всё еще больно, – сознаётся Джексон, – но мне очень помогает любовь и поддержка моей семьи и фэнов».
После печально знаменитого инцидента на балконе берлинского отеля Майкл вновь подвергся жестоким нападкам. Адвокат из Калифорнии Глория Оллред даже потребовала провести расследование, чтобы выяснить, как обращается Майкл Джексон со своими детьми. Но друзья Майкла, хорошо знающие его на протяжении многих лет (легендарный актёр Грегори Пек, Элизабет Тэйлор, Маколей Калкин и певец Барри Гибб из группы Bee Gees), уверены, что он является любящим, преданным, идеальным отцом своим троим детям. «Не позволяйте себя обмануть, – говорят эти знаменитости. – Никто не любит своих детей больше, чем Майкл».
Джексон позволил Globe прочесть несколько писем, присланных его друзьями, а также предоставил несколько фотографий из его личного архива, на которых он вместе со своими племянниками Симон и Рио Джексонами запускает воздушного змея.
«Звёзды» утверждают, что лучше отца, чем Майкл, быть не может. «Ты признан великим артистом по всему миру, но очень немногие знают, какой ты отец», – написали в одном из писем Грегори Пек и его жена Вероника. «Мы знаем тебя на протяжении 25 лет, мы твои близкие друзья, мы провели немало времени с тобой, Принсом, Пэрис и Принсом Майклом, которые весело играли с нашими внуками».
Подруга Майкла Элизабет Тэйлор говорит, что её ничуть не обеспокоило происшествие с ребёнком: «Я видела всё в новостях по ТВ, и я видела, как крепко ты держал его под мышки».
Гибб написал: «У нас с Линдой пятеро детей, и для нас было очевидно, что все вы очень счастливы, и дети любят тебя так же сильно, как ты любишь их».
Маколей Калкин передал Globe открытое письмо, где говорится: «Я знаю, что Майкл – потрясающий отец, особенно принимая во внимание его жизнь на глазах у публики. Я говорил с Майклом о том, что случилось в Германии в тот день. Ему искренне жаль, что всё так вышло».

Письмо Грегори Пека:

Дорогой Майкл,
Ты признан великим артистом по всему миру, но очень немногие знают, какой ты отец. Мы знаем тебя на протяжении 25 лет, мы твои близкие друзья, мы провели немало времени с тобой, Принсом, Пэрис и Принсом Майклом, которые весело играли с нашими внуками. Мы и наши дети, которые являются твоими ровесниками, всегда восхищались тобой как любящим и заботливым отцом. У твоих детей не могло быть лучшего отца. Они любят и уважают тебя. Ты растишь их с нежностью, вниманием, добротой и искренней заботой. Их радость и любовь – это отражение твоей родительской заботы и любви. Те, кто критикуют и осуждают тебя, должны получше присмотреться к жизни их собственных семей. Мы бесчисленное количество раз наблюдали, какой ты чуткий и преданный отец, и мы присоединяемся ко многим твоим друзьям, которые сейчас поддерживают тебя и твою семью.

С любовью, Вероника и Грег.

Письмо Элизабет Тэйлор:

19 декабря 2002

Мой любимый Майкл,
Я видела новости по ТВ и тебя с ребёнком – я также видела, как крепко ты держал его под мышки. Малыш любит, когда его раскачивают, и я знаю, что ты контролировал ситуацию. Для него это игра, и я знаю, почему ты скрываешь его лицо. Всех детей знаменитостей приходится защищать от узнавания по вполне очевидной причине - им постоянно угрожает опасность похищения. Я прошла через это, когда была ребёнком, и ты, Майкл, тоже, я знаю это.
Майкл, я еще никогда не видела родителя лучше и более любящего, чем ты. Ты воспитываешь своих детей с безоговорочной любовью и стараешься мягко прививать им дисциплину в то же время. Я никогда не видела двух так хорошо воспитанных и приятных детей (считая и моих собственных).
Ты – образец отцовства. Ты бы никогда не стал рисковать безопасностью своих детей. Если бы только люди могли видеть тебя с детьми, как ты проводишь время с ними, твою любовь. Не просто красивую одежду и подарки для детей, но чистую, безграничную любовь. И они отвечают тебе тем же.
Если бы только ты мог позволить людям больше видеть тебя настоящего – но я понимаю, какой ты робкий, а ты понимаешь, насколько я робкая, но мы оба профессионалы. Я всеми силами стараюсь уберечь моих детей от внимания публики, и они выросли просто прекрасно. Я так горжусь ими, и твоими детьми я тоже очень горжусь. Они прекрасны и внутри, и снаружи, совсем как ты сам.
Не позволяй никому огорчать тебя, Майкл. Тебя любит очень много людей, и особенно это младенец. Я люблю тебя так же сильно, как и всегда, и понимаю тебя так же хорошо, как и всегда. Не прячься. Ты не сделал ничего такого, чего надо было бы стыдиться. Гордись тем, как ты воспитываешь своих детей. Господь знает, как я горжусь тобой.
Я люблю тебя всем сердцем, и потому, что я так хорошо знаю тебя, я всегда пойму тебя тогда, когда другие могут не понять. Но знаешь что – пусть другие катятся куда подальше!

Со всей моей любовью, Элизабет.

Midnight Дата: Вторник, 13-10-2009, 18:33 | Сообщение # 20 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Гералдо Ривера. Интервью, 7 февраля 2005 года

ГР: Добрый день. Как ваши дела?

МД: Спасибо. А ваши?

ГР: приятно вас видеть! Вы всегда улыбаетесь?

МД: Конечно, я много улыбаюсь.

ГР: Вы улыбаетесь, когда находитесь в студии записи, как эта, создаёте музыку?

МД: Конечно, я обожаю музыку.

ГР: Насколько приятно возвратиться к музыке?

МД: Это невероятно. Потому, что… в этом вся моя жизнь. Это то, чем я занимаюсь.

ГР: Вы отвлекались от этого занятия. Вы желаете беседовать о том, что вы тогда чувствовали?

МД: Сейчас у меня всё хорошо. А у вас?

ГР: Что бы ни продолжало происходить в мире, у вас всё в порядке?

МД: Всё хорошо, Гералдо, спасибо.

ГР: Вы знаете, было удивительно наблюдать вас с детьми. Я думаю, это и есть настоящий Майкл, которого никто не видел. Вы с собственными детьми… . Не могу понять, как вы обошлись без няни.

МД: Дело в том, что это доставляет мне удовольствие. Мне нравится заботиться о них. Это делает меня счастливым. И, вы знаете, это совершенно чудесные дети?

ГР: Я наблюдал, как вы были своеобразным арбитром в споре между каналами Nickelodeon и Disney. Вам удалось решить некоторые действительно сложные проблемы. Но при этом у вас вид человека, ведущего обычный образ жизни, присущий каждому американцу?. Это приятно видеть.

МД: Спасибо. Мои дети дали мне это.

ГР: Скажите, что для вас значат дети?

МД: Это трудно объяснить в двух словах. Они значат очень много. Нужно просто понять, какие чувства они вызывают. Это целый мир для меня. Я просыпаюсь и уже готов провести с ними целый день. Я готовлю им завтрак, если им хочется читать, мы много читаем, играем в прятки. Мы замечательно проводим время!

ГР: И вы можете создать мир, который, по крайней мере будет казаться нормальным? Ведь, очевидно, что они не знают другой жизни.

МД: Я делаю, что могу.

ГР: То есть, это главное для вас.

МД: Да, конечно. Я хочу быть лучшим отцом в мире.

ГР: Они понимают, кто вы? Знают, что вы значите для людей?

МД: Да. Ведь они ездили со мной в тур и были вместе со мной в лимузине среди моря фанов.

ГР: Им это понравилось?

МД: Они нашли это увлекательным. Им очень хотелось попасть на сцену и они просили меня об этом. Я собираюсь взять их с собой и позволить миру увидеть их впервые.

ГР: А они не говорят: «Папа, я хочу домой, смотреть «Nickelodeon»?

МД: (смеётся) Возможно, возможно.

ГР: То есть, говорят?

МД: Да.

ГР: Стало быть, как вы ощущаете себя, находясь здесь, в студии звукозаписи снова? Вы снова сосредоточены на музыке? Это на самом деле помогает?

МД: Это огромная помощь. Я чувствую себя совершенно как дома. Я полностью концентрируюсь. Вот для чего я здесь.. Любой вид искусства дарит подобные ощущения. Я люблю это.

ГР: Так, вы, согласно распространённой цитате, являетесь Поп Королем. Это комфортно для вас? Или важней всего творчество?

МД: Да, для меня важен творческий процесс.

ГР: Я видел вас и Ренди. Это очень напоминает меня и моих братьев вместе. Кто из вас лидер?

МД: Ренди.

ГР: Это не то, что я видел.

ГР: Но вы доверяете вашей семье.

МД: Конечно.

ГР: Это означает, что для вас выражение «Кровь гуще воды» верно? Что для вас семья?

МД: Семья – это всё. Это любовь. Мы друзья и в конце дня, что важно. Чтобы там не говорили в обществе или прессе, мы друзья. Мы сильно любим друг друга.

ГР: Итак, у вас сплочённая семья, и вы презираете всю эту газетную чепуху?

МД: Это стремление к сенсации.

ГР: как вы поступаете в таком случае?

МД: Как я могу на это реагировать?

ГР: Как вы поступаете со всем в своей жизни, что преувеличено, находится на грани гротеска.

МД: Это как просмотр фантастического фильма. Это неправда. Ведь я знаю себя. И мне грустно, что люди вынуждены это читать и верить этому.

ГР: Это похоже на ваши еженедельные пресс-конференции, когда вы говорите, что это очередная сплетня и это неправда.

МД: Я знаю, что в конечном счёте правда победит, я уверен.

ГР: Я убедился в этом, и не могу найти никого, кто был бы более глупо преследуем в связи с наиболее возмутительными причинами. Один из ваших адвокатов рассказал мне, что женщина по имени Билли Джин Джексон позвонила и сказала «перестаньте зарабатывать на мне деньги, мистер Адвокат. Я – женщина,- Билли Джин … очевидно, из вашего хита. Я понимаю, как вы… Прежде всего, как это влияет на вас?

МД: Влияет ли это на меня? Да, ведь я живой человек. Я уже успел выработать иммунитет. Конечно, подобные вещи могут ранить, но вообще я очень сильный. Просто я не похож на людей, которые воспринимают неправдивую информацию.

ГР: Например, о вашем отце в прошлом году?

МД: Это была чудовищная сплетня.

ГР: Затем появились близнецы. Я не знаю, что случилось с остальными двумя. Может быть, они были похищены иностранцами.

МД: Я слышал об этой истории, но у меня нет никаких близнецов. Говорят, что я их прячу или что-нибудь ещё. Всё это сплетни.

ГР: То есть это совершенная ложь.

МД: Чем больше звезда, тем большим объектом для сплетен она является. Нет, я не хочу сказать, что я суперпуперзвезда. Совсем нет. Просто люди, которые приобретают славу, являются мишенью. Но правда всё равно победит. Я верю в это. Я вообще верю в Бога. Вы знаете об этом?

ГР: Доверие вас поддерживает?

МД: Конечно, да.

ГР: Как насчёт дружбы?

МД: А что дружба?

ГР: Вы полагаетесь на друзей? Эти люди остались с вами несмотря ни на что? Кто ваши друзья?

МД: Мои дети, моя семья, мои братья и сёстры, и многие, люди. Многие.

МД: Честно говоря, вы знаете некоторых из них…

ГР: Елизабет Тейлор?

МД: О, это верный друг. Я постоянно с ней встречаюсь. Она – очень дорогой для меня человек. Я недавно гостил у неё. Мы чудесно беседуем по телефону ночью, иногда несколько раз в неделю.

ГР: Как долго длится ваша дружба?

МД: Я познакомился с Елизабет, когда мне было шестнадцать.

ГР: Вы стал сочинять музыку с пяти лет.

МД: Да.

ГР: Таким образом, вы создаёте музыку пятый десяток . Уже сорок один год.

МД: Да.

ГР: Вам это иногда надоедает?

МД: Нет, нет. Мне это никогда не надоедает.

ГР: Действительно?

ГР: Вам когда-нибудь надоедает Ренди?
(Смеётся)

ГР: Он находится в студии, дамы и господа.

МД: Никогда! Он удивителен. Он изумителен, поддерживает меня. Он просто великолепен!

ГР: Так, они различны. Вся ваша семья эксцентрична… как и моя.

МД: Каждый из братьев или сестёр совершенно разный, как и в каждой семье. Вы можете обнаружить самые разные черты характера. Это то, что создаёт семью.

ГР: Когда вы ведёте такой интенсивный образ жизни, как складывается ваша повседневная жизнь? Как вы предпочитаете отдыхать?

МД: Дело в том, что я нечасто покидаю пределы своего дома. Я создаю свой мир за воротами потому, что я не могу пойти в местный кинотеатр или театр, или близлежащий парк, купить мороженое в магазине. Поэтому нужно создавать собственный мир дома, что я и пытаюсь делать. И это мир не только для меня. Я делю его с моей семьёй, близкими друзьями.

ГР: Это необходимость в частной жизни, необходимость оградиться от всех этих сумасшедших слухов и предположений.

ГР: Но вы не жалуетесь? Я, например, нет. Я пытаюсь исключить это из своей жизни. Конечно, не думаю, что я король… король охотников за звёздами, возможно. Ха-ха-ха...

МД: Король журналистики.

ГР:А дети помогают в тяжёлых ситуациях? Вы говорили, что это помощь, по силе равная цунами. Что это? Ваше отцовство вас стимулирует?

МД: Конечно. Но отцовство - это, прежде всего, забота. Также я читаю Библию, учусь понимать Бога, Любовь. Господь говорит: «Воспитывайте детей, подражайте им, будьте похожи на детей, заботьтесь о старых людях, заботьтесь о других». И мы выросли на этих ценностях. Это очень важно для моей семьи и будет важно всегда.

ГР: Как насчёт новых фильмов? У вас уже есть некоторый опыт в этой области, но мы не видели вас в кино долгое время.

МД: Мне это понравилось, и я собираюсь .продолжать работу в кино. Я вообще люблю себя настраивать. Я люблю творчество и думаю, что художник занимается новым видом искусства, когда в состоянии выразить себя по-новому.

ГР: И вы думаете, что искусство играет важную роль в реальной жизни? В частности, применимо к таким явлениям, как цунами?

МД: Я увидел это на следующий день после Рождества : число пострадавших продолжало возрастать, это становилось неправдоподобным, я не мог поверить, что это правда. Я был поражен. Я подумал, что я должен сделать кое-что. Это - то, к чему Бог дал нам талант. Отдать его и этим помочь людям. Поэтому я и мои братья решили исполнить песню вместе.

ГР: Вы что, набрали номер и сказали: «Привет, братья»? Что вы сказали?

МД: Я просто сказал «привет», нужно сделать что-то в студии для жертв цунами. Давайте соберёмся и организуем это. И они сказали, что это здорово.

ГР: Итак, вы вернулись, я думаю, что люди будут признательны вам зато, что вы решили вернуться. Есть ли пространство в мире, где вы могли бы сконцентрироваться на вашем творчестве и ваших детях?

МД: Да, и я люблю это. Я имею в виду то, что меня увлекает. Искусство. Это мир, в котором мне комфортнее всего.

ГР: В Гери, в Индиане, вы могли предположить, каким будет ваш мир в 46 лет?

МД: Я никогда не думал об этом. Я хотел делать что-то удивительное всю мою жизнь и помогать людям. И я никогда определённо не думал об этом, когда был маленьким. Я просто пел и танцевал, и не понимал, почему люди аплодировалиI и восхищали.

ГР: Когда вы растёте вот так, на сцене, в какой момент вы понимаете, какое место войдёте в общество?

МД: Когда начинаешь взрослеть. Ты становишься личностью, и ты начинаешь развиваться интеллектуально... Ты начинаешь понимать много вещей, размышлять.

ГР: Это интервью многим зрителям может показаться странным. Да и для журналистов такие диалоги не слишком приятны. Ведь сегодня люди могут слышать от вас только обычные и нормальные вещи.

МД: Мне всегда это нравилось. Я такой, какой я есть.

ГР: Таким образом, Майкл Джексон и его братья существовали в искусстве раздельно, а в данный момент вы решили объединиться? Очевидно, что вы продолжите сольную карьеру, но каков план, общая картина на сцене в твоей жизни? Что останется недостижимым? Что бы вы хотели сделать?

МД: Будет много сюрпризов. Фильм. Я люблю фильмы. Это, конечно, новшество, новое поле деятельности. Я использовал видео в музыке для того, чтобы подняться на новый уровень. И, занимаясь этим, я получил удовольствие...

ГР: Вы никогда не оглядывались назад и не раздумывали: Триллер - само совершенство, самое прибыльное шоу, и что это дело ваших рук?

МД: Я пытаюсь не думать об этом. Это достаточно тяжело, поскольку я не хочу подсознательно думать, что я уже всё сделал, нужно работать сейчас. Вот почему я не храню награды и призы в собственном доме. Ты не сможешь найти в моём доме золотой диск. Потому что это заставляет чувствовать себя слишком . Дескать, посмотрите, чего я достиг. Но я всегда хочу ощущать, что ещё не всё сделал.

ГР: Вы - Поп король, но сейчас я смотрю на некоторых исполнителей и не помню имён половины из них. В то же время они хорошо известны потому, что произошёл серьёзный спад поп-направления, и началось новое движение в музыке. Вы думаете, что будете более , чем они, как представитель более традиционного вида музыки? Вернётся ли мир к классической поп и рок музыке?

МД: Великая музыка и великие мелодии бессмертны. И такая музыка переживёт культурные перемены, изменения моды, обычаев. Сегодня мы продолжаем слушать Моцарта , Чайковского, Рахманинова, других великих композиторов. Великая музыка похожа на великое скульптурное творение, великую картину. Это вечно, без сомнения.

ГР: С другой стороны, я брал интервью у Барбары Стрейзанд, когда она находилась на пике популярности? . Она собиралась петь дуэтом с BeeGees и другими популярными музыкантами. Она несколько сменила темп, чтобы удивить публику.

МД: Я уже много такого сделал. Я не репер, но мог бы этим заниматься…Я писал песни в реп-версии для достаточно известных реперов, но у них это лучше получается, чем у меня.

ГР: Несмотря на изолированный образ жизни и наличие статуса звезды в течение долгого времени вы сохраняете интерес к общественной жизни? Это поддерживает вас? Вы со мной согласны?

МД: Да, я согласен потому, что это очень важно любить своих соседей?

ГР: Но откуда такая почти инстинктивная любовь?

МД: Я действительно думаю, что это исходит от моей матери и Бога. Это путь, которым мы следовали. Это те ценности, которые внушал нам отец. Родители всегда обучали нас Библии. Мы всё время посещали службу четыре раза в неделю. И я так рад, что мы делали это, поскольку эти ценности очень важны. Я не знаю, смог бы осуществить всё сделанное без них.

ГР: Вы проводите время с родителями? Они недалеко отсюда? И какие у вас с ними взаимоотношения? Я, например, очень близок к маме.

МД: Это чудесно... На данном этапе жизни, вы можете оценить, кто ваши родители, и что они сделали для вас. Вы начинаете понимать, сколько замечательных вещей они привили вам. Я начинаю понимать, как сильно отец повлиял на меня и мою мать.

ГР: Мой друг Cheech, которого вы знаете, чей партнёр Томми Чонг помог найти вас, Bobby Taylor и The Vancouvers’, он говорит, что становясь старше, он смотрит в зеркало на лицо своего отца. Вы чувствуете это? Вы становитесь похожи на своего отца?

МД: Мне очень нравятся многие черты моего отца. Он очень сильный. Он боец. Он всегда учил нас быть мужественными и быть уверенными в себе, верить в свои идеалы. Всё достижимо, нужно только никогда не сдаваться. И наша мать учила нас тому же.

ГР: Вы тоже боец?

МД: Вполне.

ГР: Как вы определяете свой путь в жизни? Расскажите нам об этом.

МД: Я пытаюсь быть добрым и щедрым, давать что-то людям, делать, то, что, как я думаю, Бог хочет, чтобы я делал. Иногда я молюсь и говорю: «Куда я должен идти, Господи? Что я должен делать?». Я всегда был духовным человеком. Ничего нового.

ГР: Вы видели фильм «Открытие Neverland» или читали Барри, который написал «Питер Пэн»?

МД: Я много знаю о Барри, и я его фан в течение многих, многих лет.

ГР: Вы знаете, он прошёл нелегкий путь, как и вы. Я не хочу слишком вдаваться в это. Расскажите, что привело к созданию Neverland. Я понимаю, что есть два, а возможно и три Neverland. Это Neverland Питера Пена, это Neverland в сознании Майкла Джексона, и наконец, то реальное место, которое вы создали. Почему вы создали это место?

МД: Я создал Neverland как дом для себя и своих детей, и это было сделано просто, практически подсознательно. Это связано с тем, что я говорил ранее: куда я могу пойти? А ответить на этот вопрос тяжело. Я пытался пойти куда-то, но моё и полисмен говорил мне: «И дайте автограф для моей жены!». Ещё они мне говорят: «Почему вы здесь без охраны?» И я не могу ходить туда. Я это делаю иногда, но это очень тяжело.

ГР: Но создали Neverland ещё до появления детей, это было для вас? Экзотические животные для Майкла Джексона?

МД: Для меня и других. Это даёт возможность делать то, что не смог сделать, когда был маленьким. Мы не могли ходить в кинотеатры, в Диснейленд, делать разные забавные вещи. Мы были на гастролях. Мы много работали. И мы получали от этого удовольствие. Но это позволило мне получить определённое место , где мне комфортно.

ГР: Вы создали, как Барри, этот вымышленный мир, Вы можете когда-нибудь перерасти сегодняшнего Майкла? Вы когда-либо думаете, что глупо жить среди лам, поездов и поездок верхом?

МД: Это называется божественная глупость, если ты делаешь это. Бог делает все вещи великими и маленькими. Другие люди имеют Феррари, аэропланы, вертолёты и всё прочее, что делает их счастливыми. Моё счастье - в том, чтобы давать, разделять и иметь невинные забавы.

ГР: Ваш дом для такой выдающейся личности достаточно скромен и присутствует ваш персональный стиль. Почему у вас нет большого бриллиантового украшения под названием Майкл?

МД: Я скромен в этом отношении. Если бы я одел это, то, наверное, отдал бы вещь первому ребёнку, который скажет: «мне нравится ваше ожерелье». Когда мы росли, я восхищался нарядами таких звёзд, как Сэмми Дэвис, Фред Эстейр, Джин Келли. Если бы я просто сказал: «мне нравится рубашка, которую вы носите», они бы отдали её мне.

ГР: Несмотря на пристальное внимание СМИ, вы пригласили в Neverland многих детей города. Я был там, и хочу спросить, зачем вы это делаете?

МД: Я много раз путешествовал по миру. И я делаю для больниц и приютов столько же, сколько и на концертах. Но, конечно, это не освещается прессой. Хотя я делаю это совсем не для прессы. Я занимаюсь этим потому, что это исходит из моего сердца. Столько детей в городе не видели горы, не катались на карусели, у них никогда не было лошади или ламы, они даже не видели их, не катались верхом. Поэтому я могу открыть ворота и увидеть счастье, взрывы смеха, которые исходят от детей, их поездки верхом. Тогда я говорю «Спасибо, Господи». И я чувствую, что выиграл одобрительную улыбку Бога, поскольку я делаю то, что приносит радость и счастье другим людям.

ГР: Насколько вы близки к своим братьям? Как их деятельность затрагивает Вас, например, - откидная створка супершара Дженет? Только скажите мне, что Вы ответили как брат и зритель?

МД: Я не могу говорить о своей сестре. Я её люблю. Я посмотрел направо и ничего не увидел. Я был в доме моего друга, Рона Баркли, в его кинотеатре. Там был большой экран, но я даже не увидел этого. Я услышал все противоречивые сведения на следующий день и сказал: «Это неправда. Я ничего не видел».

ГР: Вы думаете, что эти слухи были раздуты? Вы считаете, что это связано с феноменом Джексона или же это мода нашего времени в этой стране?

МД: Это интересные гипотезы. Обе. Это трудно объяснить и я бы не хотел комментировать ни одну из них.

ГР: Вы можете позвонить ей и сказать: «Не обращай внимания на ерунду?»

МД: Да, что-то в этом роде я и говорил. Например, будь сильной. Всё пройдёт. Не волнуйся. Я видел и худшие вещи. Я говорю: «Дженет, ты слишком молода, чтобы это помнить, но я однажды смотрел Оскар с Дэвидом Нивеном. И в определённый момент к нему подбежал голый человек. Это было специально организовано, и никто не сказал об этом больше. Да, это было яркое событие, о котором говорили во всём мире. Но уже на следующий день это было только шуткой.

ГР: Я думаю, виной всему присутствие фамилии Джексон. Всё это выглядело преувеличенным. Одной из реальных причин была личность Джексон.

МД: Спасибо.

ГР: Как обстоят дела с новым диском? Когда мы можем его ожидать? Мы сначала услышим его на радио, и затем люди смогут тратить деньги, которые получат дети из стран Индийского океана?

МД: Я бы очень этого хотел.

ГР: А сейчас расскажите мне, что данный акт щедрости, сострадания заставит вас чувствовать? Иногда, мне кажется, я ощущаю себя лучше, когда даю, нежели, когда беру. Объясните свои ощущения в этом случае.

МД: Это только идея. Я не знаю, как объяснить психологические особенности этих ощущений. Просто я люблю работать для чего-то. Происходит совмещение. Я работаю и затем разделяю результаты работы с другими людьми, молюсь, чтобы им понравилось. Это то, что даёт мне наибольшее удовлетворение как артисту.

ГР: Вас лично расстраивает или наоборот профессионально укрепляет, когда люди говорят, что этот проект Джексона получился или, наоборот, провалился? Например, было продано семь с половиной тысяч копий альбома Number Ones’ .Сейчас мне кажется, что тираж увеличился вчетверо от того, что это именно ваш альбом. Вы – серьёзный бренд. И всё же многие представители шоу-бизнеса говорили, что ничего интересного этот альбом не представляет.

МД: Я не знаю, о каком проекте вы говорите, поскольку это неправдивые сообщения. Сенсационность может увеличить количество продаж до совершенно немыслимых размеров лучше, чем какие-то хорошие новости. Люди желают слышать сплетни. Мои последние восемь альбомов занимали первые места во всевозможных рейтингах, и поэтому люди интересуются такими сенсационными вещами и составляют истории и слухи.

ГР: Это тяжело осознавать? Вам не хочется закричать: «Подождите минуту! Проверьте номера в рейтингах!»

МД: Это общее для всего человечества качество, которое я не люблю. Но есть и другая, прекрасная сторона человеческого характера, не правда ли?

ГР: Но это явно не относится к Эминему. Мы уже говорили об этом. Я думаю, вам следует высказаться на эту тему. Почему бы нет?

МД: А что за вопрос?

ГР: Стиви Уондер говорил, как грубо кто-то делает деньги на чувствах общества. Скажите, насколько это неприятно, и что вы думаете по этому поводу.

МД: Я никогда не встречался с Эминемом, но всегда восхищался им. Поэтому довольно грустно, когда один артист делает что-то неприятное для другого артиста. Думаю, что Стиви Уондер сказал правду. Но я не хочу говорить больше, чем то, что я уже сказал. Эминему следует стыдиться того, что он делает. Стиви назвал его одним словом. Это он сказал, я этого не говорил. Стиви – один из самых чудесных людей в мире.

ГР: Стиви это сказал. Для вас братская любовь существует? Она имеет смысл?

МД: Я люблю Стиви Уондера. Для меня это настоящий профессионал в музыке. И я буду всегда его любить. Многие люди уважают Стиви и он является очень сильной личностью в этой среде. Когда он что-то говорит, люди слушают, и со стороны Эминема очень неправильно делать то, что он сделал. Я был артистом большую часть жизни, и я никогда не нападал на таких людей. Великие артисты этого не сделают. Никому не следует это делать.

ГР: Я уже упоминал о фиаско Дженет и преувеличенной реакции на это. Думаете ли вы, что он сделал это только потому, что знал: этот поступок принесёт ему большую известность. Ведь вы Майкл Джексон?

МД: Да, но это тяжело сознавать. Это глупо. И это примитивно.

ГР: Похоже на плохую шутку. Это всё ещё ранит вас, и вы не хотите, чтобы ваши дети видели это.

МД: О Боже, я бы ненавидел подобные выходки, если бы мои дети это видели.

ГР: Ну и наконец, мы тщательно избегали случая и совсем не поговорили о рассматриваемом в суде деле. Вы не имеете права говорить об этом. Но я знаю, что вы получили от судьи разрешение читать постановление. Мне очень неприятно заканчивать интервью подобным образом, но не могли бы вы прочесть этот документ сейчас. Думаю, это важно.

МД: За прошедшие две недели в СМИ было выпущено большое количество извращённой, злонамеренной информации обо мне, очевидно, эта информация проникла через расшифровки стенограммы очередного заседания суда, где ни мои адвокаты, ни я никогда не появлялись. Данная информация отвратительна и ложна.

Несколько лет назад я позволил одной семье остановиться и провести время у меня. Я сделал это потому, что они мне рассказали о своём сыне, больном раком, который нуждался в моей помощи.

В течение нескольких лет я помогал тысячам детей, которые были больны или бедствовали.

Эти события стали кошмаром для моей семьи, моих детей и меня самого. Я никогда не предполагал, что окажусь в такой неприятной ситуации снова.

Я люблю людей и у меня есть большая вера в наше правосудие. Пожалуйста, сохраните ваш ум открытым и позвольте мне дождаться дня суда. Я заслуживаю справедливого суда как любой американский гражданин. Я буду оправдан и моя правота будет доказана.

ГР: Майкл, вы хотите что-то добавить?

МД: Да. Я хотел бы, чтобы люди помнили мою фамилию и меня в своих молитвах. Это было бы замечательно. Спасибо, Гералдо.

Форум JustMJ.ru » Майкл Джозеф Джексон » Новости о Майкле Джексоне » Интервью Майкла Джексона (От самых свежих, до самых старых!)
  • Страница 1 из 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Поиск: