• Страница 3 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Форум JustMJ.ru » Майкл Джозеф Джексон » Новости о Майкле Джексоне » Интервью Майкла Джексона (От самых свежих, до самых старых!)
Интервью Майкла Джексона
Midnight Дата: Среда, 06-01-2010, 18:47 | Сообщение # 41 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
О романе Майкла Джексона с Татьяной Тамбтзен

Отрывок из книги Джозефа Джексона "The Golden Truth about the Jackson Family":

В 1984 у моего сына уже было несколько подружек.Каждый знает,что он и Татум О`нил целовались на вечеринке на вилле хозяина Playboy. Татум была его первой любовью. Потом появилась Брук Шилдс, но она тогда была слишком молода, а Майкл всегда был джентельменом. Он все же ухаживал за ней и купил кольцо с большим бриллиантом. Он часто говорил своей матери о том, как много для него значит Брук.
У Татум, Брук и Майкла много общего. Все трое были детьми-звездами. Брук снималась в рекламе мыла и была еще почти ребенком, когда она она сыграла в «Pretty baby». Хотя отношения Майкла к Брук ограничивались вечеринками и дискотеками, но он очень серьезно к ней относился.
Мы приглашали Брук на ужин в наш дом в Лос Анжелесе. Она была восхитительна. У нее были великолепные манеры, она прекрасно отнеслась к нашей семье и сразу же нашла общий язык с моей женой. Мы приветствовали ее от всего сердца, но, уважая частную жизнь Майкла, не задавали ненужных вопросов.
Через некоторое время Брук все же решила получать степень бакалавра в одном из уважаемых университетов на Западном побережье, а Майкл и без того постоянно был в разьездах ради своей карьеры. Они виделись очень редко, и их романтические отношения разрушились. Но они остались хорошими друзьями.
Брук начала посещать университет, а Майкл влюбился в молодую танцовщицу. Они флиртовали друг с другом во время съемок одного их клипов и позволяли себя фотографировать перед трейлером Майкла. На их первом свидании в конце 80х , как сторожевая собака, присутствовал менеджер Майкла Фрэнк Дилео. Фрэнк знал, что Майкл интересовался ею, когда они трое встретились в ресторане. Не ставя Майкла в известность, Фрэнк попытался позднее за ней ухаживать, хотя он и был женат.
Как только она заметила, что ей интересуется Майкл, она рассталась со своим другом, латиноамериканским танцором, который сопровождал в турне Мадонну. Неизвестная танцовщица еще никогда не была рядом со знаменитостью, и она едва могла поверить, что мой сын добивался ее. Она с трудом могла побороть свое волнение и открыто говорила об их отношениях. Майклу это не слишком нравилось, потому что он не хотел, чтобы ее вытащили на всеобщее обозрении до того, как у него вообще появилась возможность провести с ней немного времени.
Он пригласил девушку к нам домой, чтобы моя жена и я с ней познакомились. Она нам всем понравилась, она была молодая, красивая и у нее было сердце ребенка. Вскоре Майкл признался матери, что влюблен в прекрасную танцовщицу. Но ему хотелось сначала узнать ее немного получше, поэтому он пригласил ее сопровождать его в турне.
Между ними было сильное сексуальное притяжение,и прошло немного времени,прежде чем молодая женщина не могла уже различать их отношения на сцене во время шоу и за сценой. Она позвонила Майклу в отель и спросила, может ли она поцеловать его на сцене. Майкл согласился, но не рассказал об этом своему менеджеру.
Ну они и поцеловались в тот вечер на сцене. Майклу очень понравилось, но его менеджер был в ярости, т.к. он боялся, что Майкл потеряет поклонников, если они выяснят, что у него действительно роман.
Когда были напечатаны фото этого поцелуя и когда эта девушка рассказала в каком-то токшоу о своих отношениях с Майклом, менеджер Майкла решил, что этого хватит. Она немедленно была уволена, при том что она всего лишь ответила на вопрос ведущего токшоу, было ли у нее что-нибудь с Майклом, «что он сам должен об этом догадаться». Она не имела ни малейшего представления, как пристально СМИ за ней наблюдают. Конечно, друзья Майкла Кори Фельдман и Литтл Ричард, и его сестры и братья знали, что он питал к ней романтические чувства, но мы конечно ни слова об этом не проронили, пока было неясно, серьезны эти отношения или нет.
Майклу было грустно оттого, что он должен ее отпустить. Она сама была просто уничтожена и очень старалась сохранить их отношения. Она поручила художнику нарисовать одну из любимых звезд, и прислала ему домой эту картину. Она тщетно пыталась снова привлечь к себе его внимание, но Майкл полностью отдалился от нее, когда узнал, что она встречалась с Принсем. Он страдал от постоянных разоблачений, и не хотел иметь ничего общего с желтой прессой, в которой сообщалось, что его бывшая подруга сменила его на Принса, а потом на одного из Milli Vanilli. Когда адвокат Майкла попытался познакомить ее с одним из его братьев, это тоже не помогло. Их этого ничего не получилось, потому что она все еще была влюблена в Майкла.
Мне было жаль бедняжку. Она была милой девушкой, но она не смогла вынести бремя славы, после того как она снялась с Майклом в одном его клипе. После этого ее везде узнавали, но у нее едва хватало денег, чтобы оплачивать счета. Я предложил ей стать ее менеджером, встретился с Джули Макдональд, агентом Полы Абдул, и попросил ее найти девушке работу. Джули очень постаралась, и в конце концов ее нанял известный хореограф Джеффри Хорнадей, который тоже раньше работал с Майклом. Но она недостаточно тренировалась, и хотя у нее был многообещающий старт, успеха она не имела. Я ведь хотел ей помочь, занимался ее менеджментом, но в конце концов она была еще слишком незрелой, и я помог ей заработать пару тысяч долларов, в которых она нуждалась, чтобы заплатить налоги, и снова обратил свое внимание на карьеру моих детей.
Когда против Майкла были выдвинуты обвинения, у нее как раз снова закончились деньги, и поэтому она высказывалась на телевидении о Майкле, но она говорила такую чепуху, что это казалось не слишком правдоподобным. Принс, который вскоре после этого встретил ее в ночном клубе, заговорил с ней об этом и упрекал ее, потому что она не сказала правду, не рассказала, что Майкл был влюблен в нее. Принс знал всю эту историю, ведь после она была вместе с ним, и все время говорила только о Майкле, рассказывала, что она по нему с ума сходит. Я не упрекаю ее в этом – эти токшоу запутают кого угодно. Но я рад, что Принс высказал ей свое мнение о ее лицемерном поведении. Она пыталась выкрутиться и объяснила, что ее слова переврали, но Принс ей не поверил. Он обвинил ее в том, что за деньги она врала о Майкле, при том что именно она могла рассказать правду.
Ну ладно, как бы то ни было, позже Майкл встречался с принцессой Стефанией Монакской и даже тайно записал с ней песню (In the closet,один из старых Black&white'ов). Конечно никто не должен был узнать,что Стефания была женским голосом в этом дуэте. Майкл никогда не хотел,чтобы общественность узнала слишком много о женщинах, которыми он интересовался. И т.к. его личная жизнь у всех на виду, нельзя винить его за это.
В 1987 году я подписала контракт с агентством Joseph, Heldfond and Rix, в то время это были очень влиятельные люди. Мой агент Джули отправила меня на пробы для нового видеоклипа Майкла Джексона «The way you make me feel». Сперва мне не сказали, чей видеоклип будет сниматься. Но затем я узнала, что около двухсот девушек пробовались на эту роль.
Когда меня приглашали на пробы, сказали, что надо будет красиво пройтись и немного по позировать. Пробы проходили на улице, в неблагополучном районе. Сцена, которую мне надо было сыграть, представляла из себя заигрывание хулиганистого вида парней к девушке. Они преграждали мне дорогу и кричали что-то вроде: «Эй, детка! Иди сюда!» По случайному совпадению, когда я шла на пробы, несколько парней пристали ко мне, совсем как в сцене из будущего видеоклипа. Можно сказать, что я уже была готова к пробам!
Я сыграла предложенную мне сцену несколько раз и всё это засняли на плёнку. Пару дней спустя меня пригласили на костюмированные пробы. В тот день я и узнала, что сниматься буду в видеоклипе Майкла Джексона. Меня пригласили в комнату, где сидел хореограф, Винс Паттерсон, Майкл тоже был там, но я ужасно смущалась и даже не могла посмотреть в его сторону. Паттерсон показал мне пару танцевальных движений, которые мне надо было выучить, у меня получилось моментально. Наконец-то я осмелилась посмотреть на Майкла. Он сидел там, в красной рубашке, с довольной улыбкой на лице и пристукивал ногой в такт музыке. Затем он повернулся к кому-то и что-то сказал. Позже я узнала, что Майкл сказал: «Берём её. Остальные не подходят».
Никогда не забуду, как позвонил мой агент и сказал, что я получила эту работу. Я так громко кричала от радости, что весь Голливуд наверное слышал это! Для меня это было огромное достижение. Я почувствовала, что моя карьера теперь пойдёт в гору. Съёмки длились пять дней, на пятый день Майкл оттаял и мы стали ближе друг к другу.
Это случилось во время съёмок одной из сцен, где Майкл гоняется за мной, а мне нужно пролезть через старую, разбитую машину. На мне было очень обтягивающее платье, и мне приходилось постоянно одёргивать его, пробираясь через эту машину. В очередной раз поправляя платье, я зацепилась за что-то своим сапогом и никак не могла выбраться. Майкл взял меня за голень, а затем за бедро и вытащил. Я очень разволновалась, и, как мне казалось покраснела. Я вывалилась из машины, приземлившись на свой зад, и мы оба покатывались со смеху, пока Майкл отряхивал моё платье сзади. Затем наши глаза встретились, и, именно в этот момент зародились тёплые и дружеские отношения между нами.
После этой сцены мы стали больше общаться и Майкл начал спрашивать меня о моей жизни. Несколько раз он пытался заигрывать со мной, например говорил мне комплименты по поводу моей походки. Я сказала, «Но я же просто хожу!» Он посмотрел на меня и улыбнувшись сказал, - «Нет, не просто. У тебя очень сексуальная походка!» После завершения съёмок ассистент Майкла, Крейг, с которым я дружила, позвонил мне и сказал: «Ты знаешь, Майкл постоянно говорит о тебе. Он всегда спрашивает у меня, как ты поживаешь, и просит передать тебе привет. Мне кажется, ты ему очень понравилась! Он не прекращает повторять, какая ты красивая, милая и чудесная!».
Также, Крейг пригласил меня на съёмку другого видеоклипа Майкла, и спустя несколько дней мы с Майклом снова встретились. Было очень приятно вновь встретиться с ним. Майкл показал мне всё вокруг, я наблюдала за процессом съёмки, а затем мы обедали втроём, я, Майкл и его менеджер.
Вечером я поняла, что мне проблематично уехать домой. Я, наверное, была единственная в Нью-Йорке, кто не водил машину. Такси стоило намного больше, чем я ожидала, такой суммы наличными у меня при себе не было. Крейг заставил меня попросить Майкла подвезти меня. Мне было неудобно просить о таком Майкла, и я объяснила ситуацию Мико Брандо, сыну Марлона Брандо, который был помощником Майкла. Я спросила, не мог бы он одолжить мне денег, или подвезти меня до дома. Мико поговорил с Майклом, и тот любезно пригласил подвезти меня до дома. Через несколько минут я уже сидела в чёрном лимузине Майкла Джексона, рядом с ним. Мико был за рулём. Сначала Майкл нервничал и вёл себя как ребёнок. Мы много говорили, в основном о наших семьях, и держались за руки. Когда я приехала домой, я поблагодарила Майкла и сказала, что надеюсь ещё увидеться с ним. Он ответил: «Конечно!».
Через время меня пригласили поучаствовать в турне Майкла «Bad» в Нью-Йорке и Канзасе. Мы разыгрывали сцену из видео «The way you make me feel». Я была вне себя от радости, ведь я снова работала с Майклом Джексоном. Сначала мы выступали в Канзасе, а затем было три концерта в Мэдисон Сквер Гарден в Нью-Йорке. Я придумала конец нашего с Майклом выступления. После того, как Майкл гонялся за мной по сцене, он обнимал меня, но это разочаровывало зрителей, они жаждали большего. Люди подходили ко мне и говорили: «Если Майклу так нравится эта девушка, почему он всего лишь обнимает её в конце?» Так сказал один из моих друзей.
Я хотела обсудить это с Майклом, согласится ли он поцеловаться со мной в конце нашего выступления? Или мы по-прежнему будем всего лишь обниматься? Но во время турне он был очень занят и я видела его только на сцене. Во время второго выступления в Нью-Йорке, после того, как мы с Майклом обнялись, я поцеловала его в щёку. Зрительный зал взорвался аплодисментами и восторженными криками! Майкл не ожидал такого поворота сценария, но улыбнулся. После этого всем организаторам шоу нечего было сказать, кроме слов: «Это было великолепно!».
Следующий день был последним днём моего выступления, я позвонила секретарю Майкла и попросила соединить меня с ним. Она дала мне его номер, но предупредила, что не стоит долго разговаривать с ним, так как он очень устал.
Я позвонила Майклу и поблагодарила за предоставленную возможность поработать с ним. Так же я добавила: «Надеюсь, что мой невинный поцелуй на сцене не огорчил тебя?». Майкл уверил меня, что поцелуй был к месту. «Могу ли я повторить поцелуй сегодня на выступлении?», - спросила я. «Конечно! Это будет прекрасно!», - ответил Майкл, затем я поблагодарила его и повесила трубку.
Я очень нервничала перед своим последним выступлением. Я спрашивала себя, целовать мне Майкла, или может быть не надо? Я точно знала, что зрителям это понравится. Также я находилась под огромным впечатлением от времени, проведённого с Майклом, и от того, что многие его близкие утверждали, что я ему нравлюсь. Я и сама это чувствовала, из-за его взглядов, жестов, объятий и разных приятных мелочей, которые он говорил или делал.
В конце нашего выступления я стояла лицом к нему, обнимала его за шею и смотрела ему в глаза. Он очень сексуально, посмотрел на меня и облизнул губы. Я придвинулась очень близко к Майклу, а его руки скользнули по моим бёдрам. Мы обнялись и поцеловались. Толпа заревела! Я гордо ушла со сцены, а Майкл продолжил выступать, и его голос был настолько эмоциональным и радостным, что больше я такого от него в жизни не слышала.
Когда я зашла за кулисы, все танцоры кинулись поздравлять меня с успешным номером, и рассказывать, о том, что Майкл выглядит очень довольным. Я была рада слышать такие отзывы, но, для меня это было не просто выступление. Майкл действительно нравился мне, и я знаю, что он также был ко мне неравнодушен. Я чувствовала, что между нами что-то было.
В тот день я не знала насколько ужасно поступила, но, это был конец этого шоу для меня. На следующих концертах меня заменила Шерил Кроу. Когда я вернулась домой, я разрыдалась, наверное, я никогда не плакала так. Я плакала из-за того, что потеряла работу, и потеряла Майкла. Его мама, Кэтрин, была озадачена случившимся, она пригласила меня в гости пару дней спустя на ранчо в Энсино и мы беседовали. Она рассказала, что во время съёмок видео «The way you make me fee», Майкл спрашивал у неё совета, как ему вести себя со мной. Он говорил, что я очень нравлюсь ему. Она посоветовала ему рассказать мне о своих чувствах, но он никогда ничего такого не говорил мне. Однако об этом знали некоторые люди из его окружения, от них я и знала о его чувствах.
Единственное объяснение всему случившемуся было то, что главному менеджеру Майкла я мешала. Турне «Bad» было одним из самых успешных туров в карьере Майкла, и люди, работавшие с ним, контролировали всё, особенно отношения с девушкой, которую они едва знали.
Возможно, они решили, что я одна из сумасшедших фанаток Майкла, которая готова на всё, ради отношений с суперзвездой. Майкл снял видео на песню «Dirty Diana», где фигурировал похожий сюжет. Но, наша с ним симпатия была обоюдной, меня связывало с ним что-то особенное.
Возможно, это было из-за того, что мы смотрели на некоторые вещи одинаково. Возможно, я была наивная и глупая, ведь я читала все статьи, где описывалась наша с Майклом связь. Даже если бы это было правдой, я бы вела себя достойно. К несчастью, меня уволили и это очень отрицательно отразилось на моей психике и профессионализме. Я надеюсь, что через некоторое время мне станет легче и все печали, преследующие меня, уйдут. Несомненно, этой историей я показала, как шоу бизнес, жадность и деньги могут разлучить двух людей, которые небезразличны друг другу.

Midnight Дата: Среда, 06-01-2010, 19:19 | Сообщение # 42 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Интервью Эда Бредли с Майклом Джексоном.CBS (декабрь 2003г)

Эд Брэдли, телеведущий: Что вы можете сказать в ответ на обвинения, предъявленные окружным прокурором Санта-Барбары, о том, что вы домогались этого подростка?
Майкл Джексон: Полная ложь. Я бы скорее отрубил себе руки, чем причинил вред ребенку. Я никогда бы не причинил вреда ребёнку. Я возмущен. Я бы никогда не сделал ничего подобного.
ЭБ: Вы знаете этого мальчика?
МД: Да.
ЭБ: Как вы можете охарактеризовать ваши отношения с ним?
МД: Я помогал многим, очень многим детям, тысячам детей, больных раком, больных лейкемией. Он был одним из многих.
(От ведущего): Майкл Джексон говорит, что обвинитель был одним из тысяч детей, которых он приглашал на ранчо Нэверленд в Калифорнии, чтобы провести время в парке развлечений, посетить зоопарк, посмотреть фильмы, поиграть в видеоигры и вволю наесться любимой еды. Джексон говорит, что познакомился с мальчиком год назад и был намерен помочь ему в борьбе против рака.
ЭБ: Когда этот мальчик приезжал к вам, что он делал? Что вы делали?
МД: Я расскажу вам в точности. Когда я впервые увидел [имя мальчика заглушается спецэффектом], он был абсолютно лысым, белым, как снег, из-за химиотерапии, очень костлявым, исхудавшим, ни бровей, ни ресниц. И он был настолько слаб, что мне приходилось носить его на руках из дома в игровую комнату или возить в кресле-каталке, чтобы подарить ему детство, жизнь. Потому что мне было плохо. Потому что у меня самого не было такого шанса тоже, когда я был ребёнком. Понимаете? В этом дело – я знаю, каково это – это было очень похоже. Не то, что я был болен, а то, что у меня не было детства. Я всем сердцем сопереживаю этим детям, потому что понимаю их боль.
(От ведущего): Джексон рассказывает, что пытался помочь мальчику исцелиться, водя его по своим любимым местам в Нэверленде.
МД: Он никогда толком не взбирался на дерево. Вот, а у меня в Нэверленде есть дерево, я его называю "Мое дарующее дерево". Потому что я люблю писать песни, взобравшись на него. Я написал на нем много песен. И я сказал: "Ты должен залезть на дерево. Это часть мальчишечьего детства. Ты просто должен сделать это". И - я помог ему залезть. Когда он забрался наверх, мы смотрели вниз сквозь ветки. И это было так прекрасно, это было волшебно. Ему это понравилось. Это чтобы дать ему шанс пожить настоящей жизнью, понимаете? Ему ведь сказали, что он умрёт. Ему так сказали. Сказали его родителям – они уже готовились к похоронам, настолько все было плохо. И я проводил с ним такую программу, я помог многим детям с её помощью, это программа душевного состояния.
(От ведущего): Мальчик говорил, что его успехи в борьбе с раком стали возможными благодаря дружбе и поддержке Джексона. В прошлом феврале, в английском документальном фильме, мальчик рассказал, что много раз оставался ночевать в доме Джексона и спал в его комнате. Позднее мать мальчика, заподозрив неладное, обратилась к окружному прокурору Санта-Барбары. 20-го ноября Джексон сдался властям, был арестован и доставлен в полицейский участок, после чего его выпустили под залог.
ЭБ: О чём вы думали, когда вас забрали в полицейский участок в наручниках и делали регистрационный снимок, который, как вы знали, разойдётся по всему миру?
МД: Они сделали это, пытаясь унизить меня, пытаясь лишить меня гордости. Но я прошел всю эту систему. И, когда всё закончилось, я хотел, чтобы люди знали, что я в порядке, несмотря на боль и травмы.
ЭБ: Что произошло, когда вас арестовали? Что полицейские сделали с вами?
МД: Им полагалось только арестовать меня и снять отпечатки пальцев, сделать всё, что полагается, когда кого-то задерживают. Но они вели себя со мной очень грубо. Моё плечо буквально вывихнули. Оно сильно болит. Мне все время больно. Вот, видите эту руку? Дальше я не могу ее протянуть. И вот здесь то же самое.
ЭБ: Это из-за того, что происходило в полицейском участке?
МД: Да. Да. В полицейском участке. Вот что они со мной сделали – вы же видите, что сделали с моими руками, это было очень серьёзно. Мои руки распухли. Я не хочу говорить, вы сами все увидите. Вы увидите.
(От ведущего): Нам показали фотоснимки, сделанные, как нам было сказано, после того, как Майкла Джексона отпустили под залог. Джексон говорит, что опухоль у него на запястьях появилась от наручников.
ЭБ: Как они это сделали? То есть, что именно они с вами делали?
МД: Это от наручников, мне слишком туго сковали руки за спиной…
ЭБ: За спиной?
МД: Да. И они надели их в определенном положении, зная, что так будет больно, что у меня заболит спина. Я сейчас не могу двигаться как следует, я не могу заснуть ночью.
(От ведущего): Джексон говорит, что было и другое.
МД: В один момент я попросился в уборную. Они сказали: "Конечно, это прямо за углом". Когда я зашел туда, они заперли меня на 45 минут. Там была вонь, всё было испачкано фекалиями - стены, пол, потолок. Пахло ужасно. Потом один из полицейских подошел к окошку. И сказал с сарказмом: "Этот запах достаточно хорош для тебя? Как он тебе нравится? Хорош?" И я просто сказал: "Все хорошо. Все в порядке". И просто сел там и ждал.
ЭБ: 45 минут?
МД: Да, около 45 минут. А потом один коп пришел и сказал: "О, вас выпустят через секунду. Через секунду выпустят". Так прошло 10 минут, потом еще 15. Они сделали это нарочно.
(От ведущего): Окружной прокурор Томас Снеддон отказался дать нам интервью, как и шериф Санта-Барбары Джим Андерсон, чьи подчинённые делали обыск на ранчо Нэверленд.
ЭБ: Как вы чувствовали себя, когда полицейские приехали в Нэверленд с ордером на обыск? Что они искали? Что они изъяли?
МД: Моя комната полностью разорена. Мои работники сказали мне об этом. Они сказали: «Майкл, не ходи в свою комнату». Они плакали в телефонную трубку, они сказали, «если ты увидишь свою комнату, ты будешь плакать». В мою спальню ведёт лестница, и они сказали: «Ты даже не можешь подняться по лестнице. Комната полностью разгромлена». В этой комнате было 80 полицейских, 80 полицейских на одну спальню. Они явно перестарались. Они взяли ножи и разрезали ножами мои матрасы. Они просто всё изрезали.
ЭБ: Они что-нибудь забрали из Нэверленда?
МД: Я не знаю точно, что они забрали. Мне не дали список.
ЭБ: Но вы говорите, что они уничтожили вашу собственность?
МД: Да, это так. Они еще вот что сделали - они собрали всех, кто работает у меня в доме, и всех заперли вне дома. Они получили дом в свое полное распоряжение и могли делать что угодно. И они воспользовались этим в полной мере. Они заходили туда, куда им не полагалось заходить - например, в мой офис. У них не было необходимого ордера для обыска в таких местах. Они делали что хотели. Моя комната полностью разорена, как мне сказали. Не думаю, что хочу видеть ее. Я еще не готов увидеть ее.
ЭБ: Так вы не были дома с тех пор?
МД: Я был там. Но не заходил в спальню. Я больше никогда не буду там жить. Я буду только навещать Нэверленд. Теперь это здание, это больше не дом. Я буду его только навещать… А сколько времени сейчас? Знаете, мне больно, и мне скоро придётся вас покинуть. Ладно, продолжим. Мне просто нехорошо.
(От ведущего): Майкл Джексон оставался с нами еще достаточно долго, чтобы рассказать, почему он считает нормальным то, что дети спят в его постели. Семья обвинителя утверждает, что сейчас им не нужны от Джексона деньги, но он не верит в это.
МД: В какой-то момент вмешалась жадность, и кто-то – я… я не могу точно сказать. Но это всё из-за денег. Это же Майкл Джексон. «Посмотрим, что мы имеем – мы можем заработать на этом денег…» - именно это и случилось.
ЭБ: Вы помогли мальчику вылечиться от рака… Я не могу понять, вот вы говорите, что это ради денег, но почему всё же он взял и сказал – «Майкл Джексон сексуально домогался меня». Если это неправда?
МД: Потому что родители имеют власть над детьми. Детям кажется, что они должны делать то, что им велят родители. А любовь к деньгам – это корень всех зол. И это прекрасный ребёнок. И видеть, что всё так обернулось – это не он. Это не он
ЭБ: Так вы не думает, что это исходит от него? Это…
МД: Нет.
ЭБ: …исходит от его родителей?
МД: Это не он, нет. Я знаю его сердце.
Джексон сказал, что сейчас, даже если бы была такая возможность, он бы не стал улаживать дело деньгами, как сделал это в 1993 году.
ЭБ: Когда были сделаны подобные обвинения в 1993 году, вы тогда были невиновны?
МД: Да.
ЭБ: Тогда - если вы были невиновны, почему вы заплатили, то есть, почему вы молчали? Почему вы не пошли в суд, чтобы отстаивать своё доброе имя? Я хочу сказать…
МД: Я не имею права говорить об этом.
(Мужской голос): Я должен прервать вас на секунду.
ЭБ: Конечно.
(От ведущего): Авторитетный адвокат Джексона Марк Герагос сказал мне, что если я хочу получить ответ на этот вопрос, я должен спрашивать его.
Марк Герагос: Вспомните, что случилось с ним 10 лет назад. Его унизили. Ему пришлось пройти личный досмотр, фотографирование. Его унизили самым худшим образом, его фотографировали обнажённым. Ему пришлось пройти через самое безжалостное обследование, вы себе не представляете этого. Воображая себя на его месте, я могу сказать, что тоже бы так поступил – если деньги могут прекратить всё это, может быть, так и надо. Я просто не знаю, мне тяжело такое представить.
ЭБ: Но в итоге публика осталась с убеждением, что то, что случилось однажды. Случилось и дважды. Эти мальчики, которые за последние десять лет обвинили его в сексуальных домогательствах. И он публично говорил о том, что ему нравится делить постель с детьми. Вы понимаете, что думают люди- «э, да здесь что-то нечисто». Тут немало дыма.
Марк Герагос: Да, послушайте. Дыма немало. Но большинство людей, раздувающих этот дым, перевирают то, что случилось. Я понимаю, когда люди говорят, мол, вот и еще кто-то выступил с обвинением. Но я думаю, по совести говоря, многие люди соображают, в чём дело. Многие люди понимают, что дело здесь ни в чём ином, как в деньгах.
(От ведущего): Мы попросили мать пострадавшего рассказать нам её версию истории, но она отказалась и не поручила никому говорить от её имени.
ЭБ: Этот английский документальный фильм – который вам так не понравился…
МД: Да, мне он не понравился.
ЭБ: Вы сказали – я могу процитировать: «Почему нельзя делить свою постель с кем-то? Это самое большое проявление любви – разделить свою постель с кем-то».
МД: Да.
ЭБ: И вот мы сидим здесь сегодня, и вы по-прежнему считаете, что это нормально – делить постель с детьми?
МД: Конечно. Конечно. Почему нет? Если вы педофил, если вы Джек-Потрошитель, если вы убийца, тогда это плохая идея. Но я-то не такой. Нас так растили. И я не спал в одной постели с ребёнком. Даже если бы это было так, в этом нет ничего такого. А я спал на полу. Я отдал кровать ребёнку.
ЭБ: Вы отец. У вас трое детей.
МД: Да.
ЭБ: Вы бы позволили своим детям спать в одной постели со взрослым мужчиной, который им не родственник, или спать в его спальне?
МД: Конечно, если я знаю этих людей, доверяю им и люблю их. Со мной часто это бывало, когда я был маленьким.
ЭБ: Вы, как отец, позволили своим детям спать в одной комнате с тем, против кого прежде выдвигались обвинения, подобные сделанным в ваш адрес? Вы бы это разрешили?
МД: Кто-то…
ЭБ: Если бы вы знали кого-то, кто так же…
МД: Я не…
ЭБ: …был бы обвинён…
МД: Эд, я хорошо понимаю, о чём вы…
ЭБ: …вы бы позволили своим детям спать в комнате этого человека?
МД: Ммм, ну если бы я знал этого человека лично. Потому что я знаю, что такое пресса, как люди могут исказить правду, и если бы я лично знал этого человека, то безусловно, да. Безусловно. Это не было бы проблемой для меня.
ЭБ: Вы понимаете, как это выглядит для большинства людей? Я хочу сказать, вы это понимаете?
МД: Как это выглядит?
ЭБ: Вот тот факт, что вы…
МД: Знаете что? Люди думают о сексе. Они думают о сексе. Мои мысли направлены в другую сторону. Когда я вижу детей, я вижу лицо Бога. Вот почему я люблю их так сильно. Вот что я вижу.
ЭБ: Вы знаете еще хоть одного мужчину вашего возраста, мужчину 45-ти лет, который делит спальню с детьми?
МД: Конечно. Не для секса. Это неправильно.
ЭБ: Да, но позвольте мне сказать – по моему опыту, я не знаю ни одного 45-летнего мужчину, который делил бы спальню с детьми, не являющимися его родственниками.
МД: Хорошо, что такого в том, чтобы разделить свою постель с кем-то? Я не говорил, что я сам спал в кровати. Если бы я там был, ничего такого. Я не собираюсь делать ничего сексуального с ребёнком. Этого нет в моём сердце. Я бы никогда ничего подобного не сделал. Это не Майкл Джексон, уж простите. Это кто-то еще.
ЭБ: Как это повлияло на вашу карьеру?
МД? А как это повлияло на мою карьеру?
ЭБ: Что произошло в с вашей карьерой?
МД: В каком плане?
ЭБ: Это как-то отразилось, ну там, на выступлениях, на продажах?
МД: Мой альбом на первом месте по всему миру. По всему миру. Это только в Америке, потому что я… Я не хочу говорить много об этом.
ЭБ: Но в США он не на первом месте?
МД: Это заговор. (Имея в виду интервью и своё самочувствие) Я устал немного.
(От ведущего): Прежде чем адвокаты Майкла прервали интервью, мы задали ему последний вопрос.
ЭБ: Майкл, что бы вы сказали своим поклонникам, которые поддерживают вас, у некоторых могут быть вопросы к вам, что бы вы им сказали?
МД: Я скажу, что очень их люблю. И я… они знают меня только на расстоянии. Но если вы действительно хотите что-то узнать обо мне, есть песня, которую я написал, это самая искренняя песня, которую я когда-либо сочинил. Это самая автобиографичная моя песня. Она называется «Детство». Им нужно только её послушать. Это то, что им действительно нужно услышать. И спасибо вам за вашу поддержку, фэны всего мира. Я люблю вас всем сердцем. Я не принимаю это как должное, ничего из этого. И я нежно люблю их, по всему миру.

Midnight Дата: Среда, 06-01-2010, 19:31 | Сообщение # 43 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
“Встреча с Королём”. Интервью журнала Gold 2002г

Майкл Джексон – музыкальная легенда. Но сейчас он также на пути к тому, чтобы стать еще и легендой Голливуда. В своём интервью Магдалене, (по прозвищу GOLD Girl), он рассказал о тяжком бремени славы, звёздного детства, о прессе и о своих видах на будущую карьеру в кино.

Gold Girl: Вы в основном видите себя как музыканта, артиста на сцене или шоу-бизнесмена?
MJ: Видимо, как всё это вместе, потому что я люблю выступать и я всегда буду любить выступать на сцене. Я люблю становиться рабом ритма, потому что танец – это интерпретация звука и аранжировки всех инструментов. Знаете, ты просто становишься звуком, становишься бас-гитарой, становишься всем тем, что ты слышишь, и передаёшь это своим телом. Но я стараюсь не настолько увлекаться всем этим, чтобы не задумываться о будущем. Так много великих артистов просто отстали от жизни и окончили свои дни в печали, одиночестве и бедности. Я всегда говорил себе, что не хочу для себя такого, и я собираюсь приложить все усилия, чтобы научиться бизнесу, тому, как обеспечить себя, инвестировать деньги, сохранять их. Кто знает, что будет завтра? Хочется быть финансово защищённым, чтобы обеспечивать себя.
Gold Girl: Вы бы хотели, чтобы вас запомнили как великого артиста, человека, который развлекает людей?
MJ: Я люблю фильмы, люблю искусство – и ведь архитектор тоже развлекает людей, и тот, кто строит «американские горки», тоже. Он знает, где построить крутой спуск, а где подъём… Он заставляет вас кричать «о Боже!», когда вы поднимаетесь на самую вершину, прямо перед тем, как помчаться вниз. Это точно то же самое, что построение шоу или танца.
Gold Girl: Становилось ли вам тяжело быть одним самых узнаваемых "звёзд” в мире?
MJ: На самом деле, нет такого места в мире, куда бы я мог пойти и быть там сам по себе. Это причиняет больше всего боли – то, что твоя частная жизнь у тебя отнята. Это глупое выражение – «жизнь в аквариуме», но это действительно так. Я переодеваюсь в разные костюмы… А люди узнают их все, это трудно, очень трудно.
Gold Girl: Что это за костюмы?
MJ: Костюмы толстяков, торчащие зубы, очки, парики-афро, всякие накладки, грим, что угодно. Просто чтобы посидеть среди публики и посмотреть шоу так, как его смотрят зрители; я хочу почувствовать то, что чувствуют они.
Gold Girl: Вас узнают?
MJ: Иногда да. Поначалу нет, но потом они начинают смотреть мне в глаза. Я надеваю всё это, а они тогда начинают заглядывать под очки… Девушки очень умные, знаете. Парня провести легче, чем девушку. Женщины просто всё замечают. Знают, как ты двигаешься, как ходишь, как жестикулируешь. Я слышу, как они говорят: «Посмотри, как двигаются его руки», или «посмотри на его походку», и думаю про себя – «о, нет!».
Gold Girl: Если бы вы могли провести день в Лондоне и быть невидимкой, что бы вы стали делать?
MJ: Ой… Кому бы я дал пинка? Сейчас подумаю… (смеётся) Думаю, я бы нашёл одного из таблоидных папарацци и надрал бы ему задницу, в стиле «лунной походки». Так хочется поскидывать их с этих маленьких скутеров, на которых они вечно ездят, я бы действительно сделал это, выбил бы камеры прямо у них из рук. Они так достают меня, я бы взялся за них для начала, точно. Они просто с ума сводят. От них невозможно отделаться. Это ужасно.
Gold Girl: Кто больше всего вдохновляет вас профессионально, и кто вам близок духовно?
MJ: Наверное, это Уолт Дисней, потому что когда я был маленьким, я рос в мире взрослых. Я вырос на сцене. Я вырос в ночных клубах. Когда мне было семь-восемь лет, я часто бывал в ночных клубах. Я видел, как стриптизёрши снимают с себя всю одежду. Видел, как затеваются драки. Видел, как людей рвало друг на друга. Видел, как взрослые ведут себя, как свиньи. Поэтому я и по сей день ненавижу ночные клубы. Я не люблю ходить по клубам – я уже там был и всё это видел. Вот почему теперь я восполняю всё то, чего тогда я не делал. И когда вы придёте ко мне домой, то увидите, что у меня там есть аттракционы, кинотеатр, животные. Я люблю животных – слонов и жирафов, львов и тигров, медведей, разных змей. Я могу заниматься всеми теми замечательными вещами, которыми не мог заниматься, когда был маленьким, потому что у нас их не было. У нас не бывало Рождества. Мы не могли приводить друзей на ночь. Мы не ходили в школу, нас учили частные учителя, когда мы были на гастролях. Я не ходил в общественную школу. Я походил туда всего недели две, но ничего не вышло, это было слишком сложно. Трудно расти ребёнком-звездой. Очень немногие дети-звёзды смогли стать взрослыми звёздами. Это очень нелегко.
Я чувствую духовную близость с Ширли Темпл. Я встретил её в Сан-Франциско, подсел за её столик и расплакался. Она спросила: «Что случилось, Майкл?» Я сказал: «Я люблю вас. Я бы хотел чаще видеться с вами». Она сказала: «Ты ведь один из нас, правда?», - и я сказал, «да, верно». Кто-то еще спросил: «Что вы имеете в виду?», и она сказала: «Майкл знает, что я имею в виду». И я точно знал, о чём она – быть ребёнком-звездой, а потом расти и успешно сделать этот переход к славе уже взрослым человеком, это очень трудно. Когда ты ребёнок-звезда, люди не хотят, чтобы ты вырастал. Они хотят, чтобы ты оставался маленьким вечно. Они не хотят, чтобы ты делал что-то еще. Это очень тяжело.
Gold Girl: Расскажите мне больше о вашем интересе к тематическим паркам – что вас так привлекает в них?
MJ: То, что я больше всего люблю в тематических парках – а я неплохо их знаю, потому что объехал весь мир уже несколько раз – это то, что я вижу, как люди приходят туда целыми семьями и просто веселятся. Это по-настоящему их сближает. Я прихожу в парки развлекаться, но также и изучать их. В большинство парков я хожу тогда, когда для посещения они закрыты, потому что в обычное время я не могу там находиться, и в это время они похожи на города-привидения.
Gold Girl: Я слышала, у вас есть какие-то идеи для тематического парка в Лас-Вегасе?
MJ: Я участвовал во многих проектах в Лас-Вегасе, и, мне кажется, мне удалось там расширить демографические рамки. Потому что когда я был ребёнком – мне было не больше восьми лет тогда – мы с братьями приезжали в Лас-Вегас, и в те времена детям даже не позволялось входить в казино. И мы оставались в своих номерах, скучая, пока все остальные развлекались. В то время в Вегасе было только одно место для детей, оно называлось "Circus Circus". Это был отель, и там были клоуны, человек на трапеции, шимпанзе катались на маленьких велосипедах. Когда я стал старше, мы много выступали в Вегасе – мы выступали там очень часто – и я подумал об этом и сказал: "Это несправедливо, что здесь ничего нет для детей", и начал разрабатывать несколько идей для некоторых владельцев отелей. И теперь там целое царство семейного отдыха, это действительно так.
Gold Girl: Какие люди больше всего привлекают вас?
MJ: Я люблю тех людей, кто внёс настоящий вклад в радость и счастье планеты и человечества, людей, несущих свет – от Уолта Диснея и Ганди до Эдисона и Мартина Лютера Кинга. Это люди, несущие свет, люди, которые по-настоящему заботились о детях, объединяя семьи, даря любовь. Это то, что я стараюсь сказать своей музыкой, моими песнями. Если вы придёте на мой концерт, на одно из моих шоу, вы увидите, как 200 тысяч человек раскачиваются, держат свечи и говорят, «мы хотим исцелить мир» и «мы любим тебя». Я видел это по всему миру, в России и Германии, Польше, Африке и Америке. Мы все одинаковые. Люди плачут в одних и тех же местах шоу, они чувствуют гнев, чувствуют трепет в одни и те же моменты.
Gold Girl: Был ли Фред Астер вашим другом?
MJ: Да. Фред Астер был моим соседом. Я видел его каждый день, катаясь на моём маленьком мотороллере. Он всегда говорил мне, он повторял мне это, когда я был ребёнком: «Ты станешь большой звездой». Он говорил, что считает меня невероятным артистом и великим танцором. И он всегда говорил: «Ты самый лучший», а я отвечал: «Это вы самый лучший». Я помню, когда я впервые сделал «лунную походку», Фред позвонил мне домой. Он просто кричал в трубку, он сказал, что это лучшее выступление, которое он видел. Я сказал: «О, да ладно…», а он – «Майкл, ты их уделал. Ты дьявольский танцор». И я ответил: «Ну, после этих ваших слов мне не нужна никакая награда». Потому что я был номинирован на «Эмми» за то выступление, но не выиграл, но это уже было неважно, ведь Фред Астер сказал, что ему нравится моё выступление, и мне не нужно было другой награды.
Gold Girl: Если бы вы могли поработать с кем-то из тех, кто живёт сейчас или уже умер, кто бы это был?
MJ: Если бы я мог поработать с кем угодно, это был бы Чарли Чаплин, я его очень люблю. Еще Лоуренс Оливье, он был настоящим гением. С ними двумя, я думаю. И еще с королём - Брандо.
Gold Girl: В прошлом году вы вместе с Брандо сняли фильм "You Rock My World". Каково это - работать с таким мастером?
MJ: Брандо мой хороший друг. Мы с ним очень похожи. Он не так много путешествует. Он приезжает в Нэверленд, или останавливается в моём доме на Малхолланд Драйв, или едет на Таити. Его сын проработал со мной более 20 лет, а другой его сын учился со мной в частной школе. Он просто гигант. Знаете, Брандо очень умный, когда мы работает со мной, он всегда говорит: "Я знаю, на какие кнопки нажимать, чтобы добиться от тебя нужных эмоций". Он хорошо меня знает. Он знает, как раскачать меня, так что он говорит что-то нарочно, чтобы я по-настоящему завёлся. Он гений. Он король. Он последний из этого поколения. Он потрясающий человек, чудесный. Я очень люблю его, он мой близкий друг.
Gold Girl: Вы сыграли эпизод в фильме "Люди в чёрном - 2"; это была интересная работа?
MJ: Участие в проекте "Люди в чёрном - 2" было большим удовольствием, потому что я представил себя как совершенно другого человека.
Gold Girl: Еще с видео "Thriller" стало очевидно, что у вас есть огромный интерес к визуальному искусству.
MJ: Всё, что я делаю, я люблю либо режиссировать сам, либо близко сотрудничать с режиссёром - мы работаем вместе и вместе развиваем идеи.
Если вы посмотрите "Привидения", то там сказано, что история написана совместно Майклом Джексоном и Стивеном Кингом. Мы написали её по телефону, Стивен и я - он чудесный парень, удивительный. Мы писали сценарий, просто говоря по телефону.
Gold Girl: Кем вы больше всего восхищаетесь в кино и почему?
MJ: Я просто обожаю Роберта Де Ниро. Думаю, он универсальный актёр. Он может сыграть что угодно, комедианта или священника, убийцу-психопата или идиота, милого дядюшку - кого угодно. И, конечно, я люблю всех великих танцоров.
Gold Girl: Кто был бы для вас идеальной исполнительницей главной роли и почему?
MJ: Актриса? (смеётся) Нам с вами можно было бы сделать фильм вместе. Давайте, я с удовольствием…
Gold Girl: Говорят, что вы собираетесь на луну, чтобы там сделать самую настоящую "лунную походку". Есть ли в этом хоть капля правды?
MJ: (Смеётся) Какая-то правда в этом есть. Это не сплетня, скажем так.
Gold Girl: Когда продавался каталог Beatles, вы предложили большую цену на аукционе, чем Пол Маккартни. Что в этом такого особенного?
MJ: Нет, я не предлагал большую цену, он вообще не участвовал в аукционе. Каталог продавался, он мне понравился, и я его купил, как покупают произведение искусства.
Gold Girl: Расскажите мне больше о ваших благотворительных организациях для детей. Какие именно организации вы поддерживаете?
MJ: Ну, есть благотворительная организация, которую я сам создал, это "Heal The World". И где бы у меня ни проходил концерт или просто был выход на сцену, я передаю определённую сумму "Heal The World" - знаете, в детские дома или больницы, детям, которым нужна операция, например, пересадка печени, мы находим таких детей и платим за операцию. Когда я на гастролях, я посещаю столько же больниц и детских домов, сколько у меня бывает концертов, мы приходим к детям и приносим множество и множество коробок с игрушками, постеры и фирменные вещи от Майкла Джексона. Им нравится.
Gold Girl: Чего бы еще вы хотели добиться в жизни?
MJ: Я никогда не успокаиваюсь. Есть еще так много разных направлений и столько разных вещей, которые я хотел бы сделать. Я много сделал, но я не думаю, что этого достаточно, и потому я не держу никаких наград в своём доме. Вы не увидите ни одной награды у меня дома, я держу их в кладовке. Потому что если ты увлечёшься этим, то начнёшь думать - "О, здорово, я сделал это". А есть еще намного больше вершин, которые можно покорять.
Gold Girl: Если кто-то из ваших детей придёт к вам и скажет: "Папа, я хочу стать поп-звездой", - какой самый лучший совет вы могли бы им дать?
MJ: Лучший совет, который я мог бы дать им, в том, что это тяжёлая работа и нужно быть готовым к этому, потому что это вовсе не сплошное удовольствие. И вы должны иметь шкуру как у носорога, потому что чем больше звезда, тем больше мишень. Таблоидная пресса - это ублюдки, и нужно иметь шкуру носорога, чтобы справляться с таким невежеством и бездушием. Они делают всё это только чтобы продавать газеты, потому что лучше продаются плохие вести, а не хорошие. Они попросту сочиняют что-то. Если нет ничего подходящего, они это сочиняют. Я - совершенно не то, что изображают из меня таблоиды, совершенно. Ничего похожего. Это они сумасшедшие. Им на всё наплевать. Я всегда говорю моим фэнам: "Давайте устроим костёр из таблоидов. Сложим таблоиды в большую кучу и просто сожжём". Настоящие фэны, которые любят меня, знают, что в этом мусоре нет правды. Они знают. Они разумные люди.
Gold Girl: Вы всегда хотели заниматься кино? Если бы ваше семейство не было столь успешными музыкантами, то вы обратились к кино в более раннем возрасте?
MJ: Я всегда хотел снимать кино, но этому мешали гастроли. Вот почему я хочу на несколько лет уйти и заняться фильмами. Я бы хотел сделать шесть хороших фильмов, затем вернуться к гастролям, а потом опять заняться кино.
Gold Girl: Какие идеи у вас есть для кино?
MJ: У меня есть некоторые идеи, танцевальные движения и другие вещи, которых люди никогда еще не видели. Я с нетерпением жду возможности удивить людей. Вот почему я просто умирал от желания начать работу с кинокомпанией, и я в восторге от того, что мы делаем на "Neverland Pictures". Я наконец могу начать с самого начала, играть, творить, создавать.
Gold Girl: Расскажите мне чуть больше о теме оборотней в ваших фильмах, как это относится к видео?
MJ: Я еще не читал сценарий для фильма "Ставший волком" - это один из фильмов, который мы собираемся снимать, и я очень увлечён этим. Я счастлив работать с Сэмми Ли (из компании "Music Box", которая приобрела право "первого взгляда" на фильмы Джексона. -прим. GOLD). Мы занимаемся несколькими замечательными проектами вместе, и мне это очень интересно.
Gold Girl: И "Ставший волком" будет вашим первым фильмом?
MJ: На данный момент наш график говорит, что "Ставший волком" будет первым фильмом. Это будет весело. Я хочу, чтобы он был очень страшным. Рик Бейкер хочет делать все спецэффекты. У него семь "Оскаров". Рик очень увлечён этим тоже; он когда-то сделал "Американского оборотня в Лондоне". Он выиграл "Оскар", и сказал: "Майкл, это ничего не значит". По сравнению с тем, что он может сегодня, это ничего не значило. И он же сделал "Триллер", и о нём тоже сказал - "это ничего не значит". Он может намного больше. Он сделал все фильмы с Эдди Мерфи, "Клампс", "Чокнутый профессор", всё, что есть в "Людях в чёрном". Он делает всё это.
Gold Girl: Так скажите мне, как бы вы хотели, чтобы вас запомнили?
MJ: Как бы я хотел, чтобы меня запомнили? Как человека, который пришёл и принёс свет миру, какое-то освобождение от забот. А еще как голос безгласных детей, потому что я люблю их. Я живу для детей. Если бы это было не для детей, я бы давно опустил руки. Младенец, ребёнок - это удивительно. Они маленькие гении, знаете, маленькие гении, это правда.
Gold Girl: Вам нравится быть отцом?
MJ: Это самое любимое для меня. Я люблю это, очень, очень люблю.
Gold Girl: Я видела, как вы взяли вашу дочь на руки, когда она спала. Вы просто взяли её на руки, и я видела радость на вашем лице...
MJ: О, я люблю их. У Джексонов много детей. У меня множество племянников и племянниц. Нас много!
Gold Girl: Какие у вас отношения с вашими братьями и сёстрами?
MJ: Я люблю моих братьев и сестёр. Мы смеёмся, когда мы вместе. Это как бы другая версия тебя самого. Мы просто смеёмся, шутим, говорим о прошлом. Мы уже не проводим вместе столько времени, сколько нам бы хотелось. Мы все заняты. Мы все в шоу-бизнесе. Мы всегда что-то делаем. Если я в городе, то Джанет здесь нет; если мы оба здесь, то мои братья еще где-то. Все всё время перемещаются, знаете.
Gold Girl: Вы - семейный человек? Чем вы любите заниматься в вашей семье?
MJ: В моей собственной семье, с моими детьми? Мы любим просто сидеть вместе, разговаривать, гулять. Мы сидим у озера. Я беру их на прогулку каждый день. Мы сидим у озера, бросаем камешки в воду и просто разговариваем.
Gold Girl: Как вы думаете, какова самая глубочайшая любовь, которую только может чувствовать человек? И чувствовали ли вы это когда-нибудь?
MJ: О, думаю, это на самом деле зависит от самого человека. Чувствовал ли я самую глубокую любовь? Я не знаю, что могло бы быть наиболее... (долгая пауза) интересный вопрос... (повторяет вопрос несколько раз). Я очень, очень люблю моих детей, и я всегда смотрю им в глаза и говорю им это - вот это, я думаю, самое важное.
Lana Дата: Среда, 06-01-2010, 19:35 | Сообщение # 44 |

Billie Jean
Репутация:
Награды:
Сообщения:
422
Из:
Геленджик
здорово.спасипо за такие интересные статьи
Midnight Дата: Среда, 06-01-2010, 19:40 | Сообщение # 45 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Майкл Джексон, которого не знает никто.

Эта статья была опубликована в журнале "Ebony" в декабре 1984 года.

Энергичный и притягательный лидер группы "The Jacksons" - которая провела в 1984 году тур "Victory", собрав наибольшее количество публики на свои концерты и продав наибольшее количество билетов в истории шоу-бизнеса, - Майкл Джексон является экстраординарным человеком, не относящимся ни к каким категориям.
Несмотря на то, что он был на виду и был действительно выдающимся исполнителем в течение 20 лет, этот 26-летний певец, автор песен, танцор и актер не воспринимался как супер-суперзвезда до тех пор, пока его альбом "Thriller" не стал самой продаваемой пластинкой всех времен. После этого о нем много было написано, но человек за образом суперзвезды по-прежнему остается таинственным, загадкой для прессы.

В Белой прессе Майкл Джексон изображается в основном через сплетни, слухи, ложь и порой клевету, и это не тот Майкл Джексон, которого я наблюдал и о котором делал репортажи с тех пор, как он возник из безвестности сталелитейного городка Гэри, штат Индиана, в 1970 году. Тот Майкл Джексон, которого никто не знает - теплый, чувствительный, трепетный, глубоко увлеченный загадками жизни, чудесами и тем волшебством, которым обладают дети. Несколько месяцев назад он сказал мне, что устал от волны лживых публикаций в Белой прессе. То, что он тогда сказал, было отражено в необычном, разоблачительном заявлении, которое было зачитано на пресс-конференции его менеджером, Фрэнком Дилео:

"Я некоторое время размышлял, следует ли мне публично реагировать на ту многочисленную ложь, которая распространялась обо мне. Я решил сделать это заявление, вызванное несправедливостью этих обвинений и теми серьезными страданиями, которые они причиняют близким мне людям. Я очень счастлив, что получил это благословение – публичное признание моих стараний. Это признание несет с собой ответственность за своих поклонников по всему миру. Артисты всегда должны служить примером для молодежи. Мне грустно, что многие могли поверить в недавний шквал лживых обвинений.
Чтобы положить этому конец, и я действительно имею в виду
КОНЕЦ -
Нет! Я никогда не принимал гормоны, чтобы мой голос был высоким.
Нет! Я никогда и никак не изменял свои скулы.
Нет! Я никогда не делал пластическую операцию глаз.
Да! Однажды в будущем я собираюсь жениться и завести семью. Любые противоположные утверждения просто являются неправдой.
В дальнейшем, в случае, если будут печататься новые вымыслы, я сообщил моим адвокатам о моем желании начинать юридический процесс и затем преследовать в судебном порядке всех виновных по всей строгости закона.
Как упоминалось ранее, я люблю детей. Все мы знаем, что дети очень впечатлительны и потому уязвимы для таких историй. Я уверен, что некоторым из них эта ужасная клевета уже причинила боль. Вместе с их восхищением я хотел бы сохранить и их уважение."
Майкл Джозеф Джексон, чье второе имя является первым именем его отца, заслужил уважение традиционным путем - так же, как он заслужил титул "Величайшего Артиста В Мире".
Его альбом "Thriller" был продан тиражом 35 миллионов копий и продолжает раскупаться. Он получает по 2 доллара от 5 долларов продажной цены альбома, что составило около 70 миллионов от продаж по всему миру.
Он организовал и возглавляет корпорацию, которая занимается его деловыми предприятиями, включая Michael Jackson Inc., которое распоряжается доходами от его альбомов и видео продукции; "Эксперименты В Звуке", которое занимается новыми технологиями в звукозаписи; и Optimum Productions, которое производит его видеоклипы и видеоверсии записей других артистов.
Он выиграл больше всего наград в области звукозаписи и видео, подучив беспрецедентные восемь наград American Music Awards , рекордные восемь Грэмми и награду MTV Video Award.
Рожденный пятым из шести талантливых сыновей Джозефа и Кэтрин Джексон в Гэри, Индиана, 26 дет назад /29 августа 1958 года/, он мыслит позитивно и является творческой личностью, артистом, вдохновляемым глубокой заботой обо всем человечестве и неистребимой любовью к своей профессии.
Его любовь к фэнам, которые стали его обожателями, возможно, не знает себе равных.
Любовь помогла Майклу стойко переносить один из самых тяжелых гастрольных туров в его карьере. Хотя тур "Victory" группы "Тhe Jacksons", как ожидалось, должен был собрать более 70 миллионов долларов, Майкл выступал не из-за любви к деньгам. Он сказал, что сделал это ради любви к семье, поклонникам и благотворительной деятельности. Предполагалось, что его родители, которые организовали этот тур вместе с боксерским импресарио Доном Кингом, получат по 5 миллионов, а каждый брат заработал по 7,5 миллионов, и Майкл заявил, что его доля концертных заработков пойдет на три полезных дела. Это Объединенный Фонд Негритянских Колледжей, лагерь "Добрые Времена" для неизлечимо больных детей и фонд Т.Д.Мартелла для исследований в области лечения лейкемии и рака.
Он также отдает деньги от продаж специального альбома "Let's Beat it" на благотворительность. Он делает это, как он говорит, потому, что дети вдохновили его написать хит "Beat it". "Дети - мое величайшее вдохновение во всем, что я делаю",- сказал Майкл. "Я обожаю детей, я без ума от них. Я хотел написать песню, такую рок-песню, какую я сам бы купил... Я хотел, чтобы она по-настоящему понравилась детям, школьникам и ребятам в колледже", -казал этот внимательный автор песен, два любимых произведения которого - "Щелкунчик" Чайковского и "Петя и волк".
Он рассказал о песне "Be not always", которую он написал с помощью своего брата Марлона. В нежной, сентиментальной песне, вошедшей в альбом "The Jacksons" “Victory”, Майкл со слезами умоляет изменить мир, в котором "матери плачут, дети беспомощно умирают на руках..." Он отмечает, что все его братья так относятся к детям, "не только я".
Вспоминая, что у суперзвезды прошлого Джозефины Байкер, артистки, которой он восхищается, была целая "организация объединенных наций" усыновленных ею детей, Майкл широко улыбается и говорит с уверенностью: "Я хочу иметь собственных детей, но я собираюсь и усыновить детей стольких рас, скольких смогу. Я действительно собираюсь это сделать. Я люблю детей. Как Эммануэль Льюис /крошечный 12-летний артист из телесериала "Вебстер"/, он настоящее вдохновение для меня."
Как бы то ни было, ничто не вдохновляет выдающегося исполнителя больше, чем его семья и фэны. Он сказал об этом вскоре после того, как в газетах стали циркулировать сообщения о том, что его испортил успех альбома "Thriller" и огромное количество музыкальных наград, включающее и награду журнала "Ebony" За Достижения Черных Американцев. "Я смог побить многие рекорды альбомом "Off the wall", и я был ведущим певцом долгое время, а теперь альбом "Thriller", который стал самым продаваемым и все такое, но я не собираюсь уходить из-за этого", - сказал Майкл о слухе, что он собирается уйти из "The Jacksons" после тура. "Они мои братья /Джеки, Джермен, Тито, Марлон и Рэнди/ и я очень люблю их всех, и, я думаю, пресса просто выискивает что-нибудь, чтобы продать газеты, и потому они выдумывают какие-то вещи или искажают их".
В начале тура Майкл сказал: "Я делал это ради удовольствия быть на гастролях и быть со всей семьей, и ради тех детей, которые купили наши пластинки. Я наркоман сцены. Я должен быть на сцене". Однажды, во время интервью в его доме в Калифорнии, где он все езде живет со своими родителями и сестрой ЛаТойей, Майкл сказал: "Я хотел бы, чтобы вы упомянули об этом: главная причина моей любви к тому, что я делаю - это поклонники. Я люблю фэнов. Когда я выступаю, и я вижу, как фэны танцуют и кричат, восхищенные, и мы дарим им эту радость - это то, что я люблю больше всего. Это самое потрясающее чувство на свете. Ты стоишь на сцене и отдаешь им свою энергию и свою любовь, и они буквально посылают ее тебе обратно. Это прекрасно. Это я люблю больше всего - быть на сцене и делать поклонников счастливыми».
Интервью продолжается, и Майкл говорит о многих вещах, которые открывают то, что пресса пропустила в погоне за слухами. Вот некоторые из его высказываний:
EBONY: Тебе приходится справляться со многими стрессами и давлением на тебя в индустрии развлечений. Люди чего-то требуют от тебя, разные предложения поступают со всех сторон. Как ты справляешься со стрессами и этим давлением?
Майкл: Я справляюсь с этим как-то... и я не называю себя Иисусом, потому что я бы никогда не мог даже и подумать о себе на таком уровне, но я сравниваю это с Иисусом, ведь то, что Господь дал ему, было ради какой-то причины, и он проповедовал, и люди приходили к нему, и он не злился, не отталкивал их, говоря "оставьте меня в покое, у меня нет времени".
EBONY: Но ты, должно быть, встречаешь фэнов, которые давят на тебя и раздражают тебя.
Майкл: Я злюсь иногда, потому что бывают люди, которые приходят к тебе и очень плохо к тебе относятся и говорят: "Сядь, распишись на этом листке для моего ребенка". Они просто командуют тобой. Я говорю: "У вас есть ручка?" - "У тебя нет ручки? Так пойди и возьми". Они действительно говорят это мне... Меня поражают некоторые люди. Они думают, что ты принадлежишь им. И они тебе говорят: "Слушай, я сделал тебя тем, кто ты есть". Я говорю - минуточку. Вы же купили альбом не только для того, чтобы помочь мне. Вы купили его потому, что он вам понравился, это ведь так".
EBONY: На тебя смотрят как на образец для подражания. Ты однажды появился в Публичной библиотеке Чикаго, чтобы поддержать интерес детей и взрослых к чтению, и на сувенирных закладках для книг были твои высказывания. Тебе все еще нравится читать?
Майкл: Я люблю читать. Я хотел бы посоветовать людям больше читать. Книги - это целый мир. Если вы не можете путешествовать, вы путешествуете мысленно с помощью чтения. Вы можете увидеть, что угодно и попасть в любое место, какое вам хочется, с помощью книг.
EBONY: Тебе случалось читать что-нибудь относящееся к жизненному опыту Черных людей, об истории Черных?
Майкл: 0, да! Я очень благодарен мистеру Джону Х.Джонсону за то, что он сделал, выпустил книги в Издательстве Джонсона... Я думаю, это очень хорошо - показать, что мы вносим свой вклад, много делаем для человечества. Многие люди так думают - что мы ничего не сделали.
EBONY: Что помогает тебе быть в курсе того, что в наши дни делают, говорят и думают Черные? И кто те люди, кроме твоей семьи и близких, которые влияют на твой образ мышления?
Майкл: Мне нравится то, как Джон Х.Джонсен управляет своей организацией. Кажется, что все они очень приятные люди. Наверняка бывают и споры и всё такое, но все очень приятные люди... И они оказывают большое влияние на молодежь. Люди руководствуются тем, что пишут "Jet" и "EBONY". То есть, они получают информацию из этих двух журналов, и молодые ребята тоже. Я говорю: "Где вы прочли это?" – “Я прочел в JET” "JET" и "EBONY" помогают им быть в курсе того, что происходит. И я думаю, что это замечательно... Боже, я просто восхищаюсь такими людьми как Джонсон и Уолт Дисней. По-моему, они феноменальны.
EBONY: Ты говоришь о том, как на твою жизнь влияют книги и разные люди. В какой степени путешествия формируют твое отношение к жизни, твои взгляды?
Майкл: Я думаю, прежде чем обзавестись семьей, надо стараться путешествовать по всему миру, если можешь. Это самое невероятное образование, какое я когда-либо получал. Я думаю, это феноменально. Я имею в виду, видеть культуру разных народов, разные лица, говорить с людьми, просто видеть и учиться... Когда я путешествовал, я был очарован этим. Когда мы впервые приехали в Швейцарию, я готов был заплакать. Это правда.
EBONY: Что в этом путешествии так тронуло тебя, вызвало такую эмоциональную реакцию?
Майкл: Красота. Это, о Боже, просто хочется кричать в небо. Это невероятная страна, и меня вдохновляет вид этих гор. Фотографии не передают красоту Швейцарии. А потом были Нидерланды и Франция, Боже, и они тоже невероятны!
EBONY: Очевидно, когда ты путешествуешь, ты больше чем турист - ты наблюдатель.
Майкл: Ну, многие люди просто остаются в городах, когда путешествуют. А им надо бы выбраться и посмотреть на настоящую страну. Куда бы вы ни поехали, вещи, созданные человеком - это вещи, созданные человеком, но лучше увидеть красоту созданную Богом.
EBONY: Какие страны произвели на тебя наибольшее впечатление, когда ты путешествовал?
Майкл: Я хотел бы указать вот на что. Я скажу это. Я всегда считал, что во всем, что касается артистизма, Черные - очень талантливая человеческая раса. Но когда я попал в Африку, я был в этом еще более убежден. Они там делали невероятные вещи. /В западно-африканских странах, включая Сенегал./ Мы прибыли в одно такое место на равнине, где африканцы торгует своими изделиями и всем таким. Я подошел к одной хижине, где парень вырезал удивительные вещи... Он брал кусок дерева и такую штуковину, вроде большого ножа, и начинал резать, а я просто сидел там, завороженный. Он вырезал большое лицо... обмакнул его в воду, высушил и дал мне, и я заплатил ему.
EBONY: Похоже, африканское искусство произвело большое впечатление на тебя; а африканская музыка и танцы?
Майкл: Когда мы сошли с самолета в Африке /В Дакаре, Сенегал/, нас приветствовал длинный ряд африканских танцоров. Звук их барабанов наполнял воздух ритмом. Я чуть с ума не сошел, я кричал, я говорил - прекрасно! У них есть мелодия, у них есть ритм... Я был так рад всему этому. Вот оно, сказал я. Вот откуда я пришел. Родина...
EBONY: Это очевидно, что твои музыкальные корни произвели на тебя впечатление; а как тебе кажется, откуда африканцы получают музыкальное вдохновение?
Майкл: Музыка начинается в природе. Музыка - это природа. Птицы создают музыку. Океан создает музыку. Ветер создает музыку. Все природные звуки - это музыка. Здесь это и начинается... Понимаете, мы просто копируем природу, те звуки, что мы слышим на природе.
EBONY: Твои путешествия как-то повлияли на то, что ты думаешь о человеческих расах?
Майкл: То, что я ненавижу больше всего - это невежество, как проблема предрассудков в Америке. Я знаю, что в некоторых других странах это еще хуже. Но я хотел бы занять, скажем, в Венесуэле или Тринидаде настоящей любви безразличных к цвету кожи людей и перенести ее в Америку.
EBONY: Ты говоришь о своих наблюдениях очень эмоционально. Пожалуйста, продолжай.
Майкл: У меня предрассудок против невежества. У меня предрассудок в основном только против этого. Все это просто невежество, и это навязано людям, потому что в этом нет ничего генетического. У маленьких детей в тех странах нет предрассудков. Я хотел бы, чтобы вы это тоже записали. У меня совершенно нет таких предрассудков. Я верю, что люди должны больше думать о Боге и Его творении... Посмотрите на все эти чудеса в человеческом теле - разные цвета органов, цвет крови - все эти разные цвета делают разные вещи в человеческом теле. Это самая невероятная система на свете; она создает не-вероятное строение, человеческое существо. И если это может происходить в человеческом теле, почему мы, люди, не можем этого делать? Вот что я чувствую. И я хотел бы, чтобы весь мир больше думал об этом и что-то делал. Это /предрассудки/ единственная вещь, которую я ненавижу. Действительно ненавижу.
EBONY: То, что ты только что сказал, прозвучало не только страстно, но и убедительно. Как ты передаешь свои чувства людям, если ты не появляешься на публике, чтобы выразить свою точку зрения публично?
Майкл: Я стараюсь писать, вкладывать это в песни. Вкладывать в танец. Вкладывать в мое искусство, чтобы научить этому мир. Если политики не могут этого сделать, я хочу сделать это. Мы должны это сделать. Художники - своими картинами. Поэты - своими стихами, романами. Мы должны это сделать. Я думаю, что это очень важно - спасти мир.
EBONY: Стиви Уандер, видимо, разделяет похожие чувства, судя по некоторым его музыкальным посланиям.
Майкл: Поэтому я очень люблю самый популярный альбом Стиви Уандера "Песни В Ключе Жизни"./"Songs in the key of life"/ У него на этом альбоме есть песня "Черный человек"... Я просто прыгал и кричал, когда услышал эту песню, потому что он показывает миру, что сделал Черный человек и что сделали другие расы, и он сохраняет прекрасное равновесие, упоминая другие расы и то, что они сделали. И затем он раскрывает то, что сделал Черный человек. Вместо того чтобы назвать это как-то иначе, он называет это "Черный человек". Вот что мне очень нравится... Это лучший способ говорить правду через песню. Это я очень люблю".
EBONY: Похоже, у тебя нет никаких возражений против посланий в песнях, если эти послания позитивны. Твоя музыка, в отличие от работ некоторых артистов, остается чистой от прославлений наркотиков. Но наркотики - это реальность. Как ты смотришь на это?
Майкл: В той среде, где я нахожусь, этого хватает, и мне это предлагают все время. Люди даже заходят так далеко, что просто... подбрасывают тебе это в карман и уходят. Ведь если бы это было что-то хорошее, они бы так не делали. То есть, может кто-нибудь подбросить что-то хорошее в мой карман и просто уйти? Но я не хочу иметь никакого отношения ни к чему подобному. Я хочу сказать, что звучит довольно-таки банально, но это то, во что я действительно верю: естественный кайф - это лучший кайф на свете... Кому это нужно - принять что-то и просто сидеть весь день после того, как примешь это /наркотики/, и не знать, кто ты, что ты делаешь и где ты? Принимайте то, что вдохновит вас на создание величайших вещей на свете.
EBONY: Для тебя Бог и религия имеют отношение к процессу достижения естественного кайфа?
Майкл: 0, да. Бог, конечно. Я верю в Библию и стараюсь следовать Библии. Я знаю, что я несовершенный человек... Я не делаю из себя ангела, потому что я не ангел, но я и не дьявол. Я стараюсь быть лучше, насколько могу, и делать то, что, как я думаю, правильно. Всего лишь навсего. И я верю в Бога.
EBONY: Молитвы играют какую-то роль в твоей жизни?
Майкл: Я молюсь каждый вечер. Я не просто молюсь на ночь, я молюсь в разное время дня. Когда я вижу что-то красивое, когда бы я ни увидел что-то красивое - как когда я лечу на самолете или еще что-то - я говорю: О Боже, это прекрасно. И я всегда произношу такие маленькие молитвы, на протяжении всего дня. Я люблю красоту.
EBONY: Говоря о красоте, для публики ты ассоциируешься со многими красивыми людьми, включая твоих прекрасных сестер, ЛаТойю, Ребби и Джанет, но кроме того с Дайаной Росс, Татум 0'Нил и Брук Шилдс. У тебя были романтические отношения с последними двумя. Некоторые говорили, что у тебя и Татум много общего: родители вас обоих очень оберегают, она папина /Райана О'Нила/ девочка и ты мамин /Кэтрин Джексон/ мальчик.
Майкл: Я бы хотел, чтобы все люди, которые читают "JET" и "EBONY", знали, что в основном мы хорошие друзья. Это самое главное. Я думаю, для парней лучшие друзья - девочки. И для девочек лучшие друзья парни...
EBONY: Какие у тебя отношения с Брук? Когда вы познакомились и развиваются ли ваши отношения?
Майкл: Мы познакомились на Academy Awards. Она позвала меня танцевать, потому что я бы ее не пригласил, знаете, я слишком застенчивый и робкий. И вот она говорит: "Я хочу с тобой танцевать сегодня". Я сказал - прекрасно. И мы пошли вместе на танцплощадку и стали танцевать. Там играла эта старомодная музыка, Бенни Гудман, Томми Дорси, а она не очень-то танцевальная. И там еще все эти лысые старички, которые танцуют медленные танцы под Лоуренса Уэлка; мы просто не могли под это танцевать, так что мы разговорились и познакомились друг с другом. Мы обменялись номерами и звонили друг другу, беседовали, и стали очень хорошими друзьями.
EBONY: Значит ли это, что Брук заменила Татум в качестве особой подруги?
Майкл: Татум всегда звонит мне, и я надеюсь, что их она читает это интервью, потому что я должен извиниться, я не всегда могу ответить на ее звонки. Но она все еще мой чудесный друг.
EBONY: И Татум, и Брук прекрасные актрисы. Ты очень хорошо сыграл в "The WIZ". Каково твое будущее в кино?
Майкл: Я очень увлечен теми вещами, которые я хочу сделать, и тем, что я хочу сделать в кино, всем этим. Я просто дождаться не могу... После "The WIZ" мне приходили замечательные предложения, вещи, которые все еще в процессе создания.
EBONY: Ты однажды сказал, что ты будешь очень осторожно выбирать следующую роль, потому что не хочешь играть одно и то же. Ты сказал, что после "The WIZ" некоторые люди все еще зовут тебя Пугалом, из-за того персонажа, которого ты сыграл.
Майкл: Какую бы роль ты ни играл, люди связывают ее с твоей собственной личностью. Но это игра. Ты воплощаешь другого человека... Я, кстати, не хотел бы, чтобы это называли "игрой", потому что я не очень люблю актеров то есть, актерскую игру.
EBONY: Пожалуйста, подробнее.
Майкл: Я не думаю, что актерская игра должна быть игрой. Игра, если ты играешь, ты имитируешь реальность. А ты должен создавать реальность. Это надо называть верой. Понимаете, я всегда был против этого, когда я думал об актерской игре. Я не хочу видеть актера. Я хочу видеть того, кто верит. Я не хочу видеть, как кто-то имитирует правду. Тогда это ненастоящее. Я хочу видеть человека, который верит в эту правду... Тогда ты сможешь затронуть аудиторию.
EBONY: О чем ты хотел бы, чтобы тебя спросили, но никто не спрашивает?
Майкл: Это хороший вопрос. Возможно, о детях, или о написании песен, или о том, о чем я только что говорил... Мир и мысли людей не сделать лучше, если кто-то вкладывает неправильные вещи в стихи, и говорит неправильные вещи со сцены, и все такое. Это ведь очень важно, и я думаю, что это может сбить с толку многих людей, потому что артист может очень многое создать в своей карьере, изменить весь мир тем, что он делает и думает. Люди послушают его скорее, чем президента или любого важного политика. Надо быть осторожным. Ведь они могут изменить образ жизни людей тем, что они говорят и делают. Поэтому так важно дарить людям любовь и поэтому я люблю то, что я делаю… Когда Марвин Гэй выпустил альбом "Что происходит", очень много Черных, и Белых тоже, но в основном Черных, чему-то научились. "Проснитесь. Что происходит? Проснитесь". То есть, те, кто не смотрит новости, не читает газеты и не понимает всей глубины гуманизма. Что происходит? Проснитесь.
EBONY: Было несколько кампаний против так называемых "грязных стихов" в песнях некоторых музыкальных групп. У тебя есть какие-то соображения об этих группах и их стихах?
Майкл: Временами они заходят слишком далеко. Они ничего не оставляют воображению. Если бы я вышел на сцену обнаженным - никакого воображения. Я бы не позволил им представлять, как я выгляжу без одежды. Так что, понимаете, некоторые делают это чересчур... Мы должны оставлять людям что-то для воображения. А некоторые заходят слишком далеко. Я думаю, это очень важно - подавать правильный пример, потому что на вас смотрит много детей.
Самый продуктивный год в его исполнительской карьере подходит к концу, его талант помог ему заработать около 100 миллионов долларов, но Майкл не довольствуется тем, чтобы почивать на лаврах - или своих доходах. Он смотрит в будущее, направляемый двумя высказываниями, оба из которых сделал он сам. "Я заинтересован в том, чтобы прокладывать свою тропу, а не идти протоптанной дорогой, и это я хочу делать в жизни во всем, чем я занимаюсь", - сказал мне Майкл в своем интервью 13-го июля 1979 года.
Другое высказывание он сделал играя роль Пугала в "The WIZ" фильме, в котором он снимался вместе с его ближайшим другом - Дайаной Росс. В сцене почти в конце этого фильма Майкл произносит эти слова от лица своего персонажа. Пугала: "Успех, слава, удача - всё это иллюзии. Всё, что есть реального - это дружба, которую разделяют двое".
И это мысли того Майкла Джексона, которого не знает никто.

Midnight Дата: Среда, 06-01-2010, 19:43 | Сообщение # 46 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
«Я такой же человек, как и вы».

1984 год, интервью Майкла радиоведущей Диэн КоллинзДиэн Коллинз: - Это Диэн Коллинз и Майкл Джексон. Майкл, говорят, что ты очень любишь животных, это правда?
Майкл Джексон: - Это чистая правда. Когда мы гастролировали в прошлом, мы были в разных странах, разных государствах, и я побывал в разных зоопарках по всему миру, видел разных животных. Я люблю с ними общаться, мне с ними проще, чем…
ДК: - Чем с людьми.
МД: - Да.
ДК: - А правда, что у тебя дома есть зоопарк?
МД: - Ну, я бы не сказал «зоопарк», но у меня есть несколько животных, и я продолжаю собирать животных.
ДК: - Какие это животные?
МД: - Что есть у меня? Ну, у меня есть лама, этот очень красивое животное, он с меня ростом, он родом из Перу, Южная Америка. Да. (Смеётся.) Он жил в цирке, его зовут Луи, он очень милый, любит людей, делает всякие трюки. У меня есть муфлон, он выглядит точно как баран, многие люди думают, что это баран, но это не так. Он тоже жил в цирке, они выросли вместе. Его зовут Мистер Типс. У меня есть почти шестифутовый боа-констриктор, его зовут Мускул, я беру его в студию. Дайана Росс однажды видела, как он меняет кожу, как он снимает её, знаете. Это было здорово. Она его очень боялась, но потом он ей понравился. И…
ДК: - Она его трогала?
МД: - Да.
ДК: - Правда?
МД: - Да. Еще у меня есть два оленя, их зовут Принц и Принцесса. Они очень милые, это североамериканские белохвостые олени. И… Я выкормил их из бутылочки. Они очень милые. У меня есть несколько разных видов птиц и всякое такое…
ДК: - У тебя есть любимцы?
МД: - Любимые животные? Ммм… возможно, Луи и Принц с Принцессой.
ДК: - Хорошо. Ты считаешься артистом номер один в мире. В чём твой секрет, Майкл?
МД: - Ммм… Просто… любить то, что я делаю, говорить от сердца, быть честным. (Смеётся.) Я не могу назвать вам особую формулу для этого, это просто… хотеть сделать нечто выдающееся, знаете, и делать это. (Смеётся.)
ДК: - И, я думаю, любить своё дело – это тоже немаловажно.
МД: - Да. Стараться для этого, любить это, вкладывать своё сердце в работу.
ДК: - Честно = это очень важно для тебя?
МД: - О, да, очень важно. Я имею в виду… ничто не сравнится с написанием песен, которые тебе очень нравятся, как “Billie Jean”, “Beat it”, “Starting something”, такие вещи. Ты чувствуешь, словно получил великий приз, знаете, когда сделаешь их. Я очень серьёзно работал над ними.
ДК: - Думаю, ты говоришь о честности, но как бы не только о честности в повседневной жизни, а о честности в музыке, об искреннем выражении себя, когда ты делаешь альбом.
МД: - Да.
ДК: - Твои слушатели ждут чего-то нового и захватывающего каждый раз, когда ты выпускаешь альбом. Становится ли со временем труднее или легче соответствовать этим стандартам?
МД: - Это становится труднее. Потому что – неважно, что ты делаешь – ты соревнуешься со своей предыдущей работой, и все ждут чего-то большего, это как в кино, когда идёшь на «Звёздные войны», и от «Империя наносит ответный удар» уже ждёшь большего, и от «Джедая» тоже ждёшь большего… И ты всегда стараешься превзойти себя. Это как с Bee Gees, с их “Saturday Night Fever”, когда позже вышел “Spirits Having Flown”, и это очень трудно, знаете… Но я верю в то, что можно сделать лучше. Ты растёшь, и ты должен становиться лучше. Именно так – я становлюсь старше и я становлюсь лучше.
ДК: - Стараться превзойти себя в своих альбомах - насколько это утомительно морально и физически?
МД: - Нет, это испытание. Это весело. Это как большая… ну, я бы не сказал «игра», но это… Я получаю огромное удовольствие, делая это. Зарабатывать тем, что ты любишь делать – это настоящее удовольствие. Ведь многие люди ненавидят свою работу, говорят, что это ужасно, а я получаю деньги за то, что я люблю делать, и это очень весело, я просто прекрасно провожу время.
ДК: - Ты утверждаешь, что чувствуешь себя гораздо комфортнее, когда ты на сцене, чем в любое другое время. Что ты делаешь, чтобы «завестись», и что ты делаешь, когда ты уходишь со сцены?
МД: - Мечтаю о сцене. (Смеётся.) Играю с моими животными, всякое такое… Я же совсем не выхожу никуда. Вы не увидите меня на дискотеках или в ночных клубах, то есть, там очень весело, если вам это нравится, но когда я иду куда-нибудь, это превращается в работу вместо удовольствия. Они объявляют, что я здесь, по громкоговорителю, включают мои записи, я даю автографы, и…
ДК: - И ты снова на сцене.
МД: - Ну да. Я не могу просто развлекаться. Я, бывало, переодевался, делал что-то такое, но это не срабатывает. Но это… Знаете, всё в порядке, я не против. (Смеётся.)
ДК: - Для меня расслабиться – это почитать, послушать музыку. Для тебя это животные, как ты сказал, или что-то еще?
МД: - Да, наверное, животные. Или общение с детьми, которых я очень люблю, я люблю малышей. Я играю с ними или плаваю, всякое такое…
ДК: - Ты в музыкальном бизнесе с пяти- или шестилетнего возраста. Как по-твоему, чем была бы твоя жизнь, если бы у тебя не было таланта петь?
МД: - (Пауза.) Господи, я просто не представляю… Я… понятия не имею. Что бы я делал… Это кажется единственно верным для меня, я здесь, чтобы делать это, и… ммм… это содержание моей жизни – делать то, что я делаю, и я вкладываю всю душу в это. Я делаю всё, что могу, потому что я люблю людей и люблю делать их счастливыми. Ничто не сравнится с тем, когда твоя пластинка становится номером один – не из-за тщеславия, я ненавижу тщеславие, - но я знаю, что люди покупают её, она им нравится, приносит им радость, это так хорошо. И я благодарен всем тем людям, кто… Я хочу сказать, я могу сделать прекрасную музыку, но в это вовлечены еще люди, делающие гастроли, и ди-джеи, и режиссёры, разные люди, которые постарались для этого, и я благодарен за это.
ДК: - И ты мог бы сказать, что Майкл Джексон в шестьдесят лет всё еще на сцене?
МД: - (Пауза, потом неуверенно.) Да… Я, возможно, буду писать для фильмов, возможно, буду режиссёром, что-то такое, но всё еще буду работать. Или буду за сценой – помогать развиваться другим людям, показывать им, в каком направлении двигаться.
ДК: - В связи с твоим успехом в шоу-бизнесе, ты как-то сказал, что твоя личная жизнь почти потеряна. Что ты делаешь, когда хочешь выйти куда-то? Или ты совсем не выходишь? Все эти люди, которые фотографируют тебя, просят автографы – ты нашёл способ справиться с этим, чтобы поддерживать свою личную жизнь вне дома?
МД: - Ммм… Лучшая личная жизнь – это в тебе самом, это быть независимым дома, потому что всё, что я хочу делать – здесь. Здесь я могу делать всё, что мне хочется. Здесь я свободен. Когда я выхожу куда-нибудь, это… это нечто, это всегда много автографов, людей… Но я не против давать автографы, это весело, и это… Ну, знаете, часть моей работы, того, что я делаю.
ДК: - Ты не думаешь о том, чтобы уйти на несколько лет или год, просто «нюхать розы», жить для самого себя, дать нам провести какое-то время без Майкла Джексона, без пластинок, фильмов или любых других связанных с шоу-бизнесом вещей. Ты мог бы так сделать?
МД: - Я не могу так, если бы я ушёл всего на неделю, я бы чувствовал, что отстаю от жизни. Я… я люблю быть активным, люблю творчество, я постоянно занят разными песнями, разными идеями, я ищу то, что будет интересно в будущем, звук завтрашнего дня. Музыка постоянно меняется, минута за минутой, и очень важно не стать «старой шляпой» - вы ведь знаете это выражение.
ДК: - Да. Но вот твои записи, те, которые уже считаются классикой, они когда-нибудь станут «старой шляпой»?
МД: - Нет, потому что, по-моему, великие мелодии не устаревают. Самая важная вещь – это хорошая мелодия, как в некоторых старых песнях «Мотауна», в песнях «Битлз», они просто феноменальны и никогда не устареют. Но звук этой музыки может устареть, звук инструментов. В шестидесятых было много электрогитар, акустических гитар, а теперь всё делается на компьютере и синтезаторный звук полностью занял их место. Звук теперь другой, но мелодия остаётся, даже если музыка меняется.
ДК: - Да, я понимаю, о чём ты говоришь. Ты сказал, что любишь детей, ты с радостью говоришь о них. А ты не собираешься жениться? И, может быть, иметь детей? Как насчёт этого?
МД: - Понятия не имею… (Смеётся.) Я понятия не имею, ладно?
ДК: - Ладно. Ну, ведь еще не поздно. В “TV Special” ты сказал, что хотел бы что-то сделать на телевидении.
МД: - Ммм… Пока ничего… У меня полно всяческих предложений делать специальные фильмы, мой собственный сериал, «пилоты» к мультсериалам, всякие такие вещи, и я сейчас собираюсь участвовать в создании кинофильма. Я в этом очень заинтересован.
ДК: - Какого фильма?
МД: - Это нечто особенное, захватывающее… Нечто такое, чего люди еще не видели. Как то, чем были «Звёздные войны» для всей индустрии кино – совершенно другой взгляд, совершенно новый подход к созданию фильма. Существа, которые двигаются, космос… Это движение в совершенно новом направлении. [Майкл говорит о проекте «Капитан Ио». – Прим. переводчика.]
ДК: - «Звёздные войны» один из твоих любимых фильмов?
МД: - Да. И «Инопланетянин». [“Е.Т.” – знаменитый фильм Стивена Спилберга. – Прим перев.]
ДК: - «Инопланетянин»?
МД: - Да. (Смеётся.)
ДК: - Хорошо. И-Ти, позвони Майклу. [Диэн имеет в виду фразу инопланетянина в фильме, который постоянно повторяет «И-Ти звонить домой», мечтая связаться с родной планетой. – Прим. перев.]
МД: - Да. (Смеётся.) Я думаю, Стивен Спилберг выдающийся человек.

ДК: - Твоё творческое начало распространяется на все аспекты твоей жизни, ты делаешь музыку будущего, действительно смотришь в будущее, строишь планы, и даже в кино ты хочешь чего-то такого, чего прежде не было. Я пытаюсь представить, что это будет за фильм, это будет – я не знаю. Не мог бы ты что-то рассказать Мне первой об этом фильме?
МД: - Я очень хотел бы его сделать. Мне предлагали много сценариев с тех пор, как я снялся в “The WIZ”, разных сценариев. А в кинематографе, знаете… очень важно уметь сделать правильный выбор, подобрать то, что тебе идеально подходит, и… Мне очень нравится удивлять публику, делать нечто такое, чего никто не ждал, и есть несколько разных проектов, в которых я заинтересован, но я терпеть не могу рассказывать о них, потому что очень хочу снова удивить людей. (Смеётся.)
ДК: - Ну хоть чуть-чуть, позволь взглянуть одним глазком.
МД: - Это будет… проект будущего, и… нечто очень особенное, вот всё. что я могу сказать.
ДК: - Ладно. Значит, в основном для Майкла Джексона главное – продолжать делать что-то особенное.
МД: - Да.
ДК: Ты сказал, что “Eagles” – твоя любимая группа. Верно ли, что их «Отель Калифорния» дал тебе вдохновение для “Heartbreak Hotel” или «Триллера»?
МД: - Нет, это “Heartbreak Hotel” дал идею Роду Темпертону для «Триллера», он мне говорил, как ему нравится “Heartbreak Hotel”, со всеми этими звуками, шумами, спецэффектами. Я ведь старался сделать шаг в будущее, делая “Heartbreak Hotel”, сделать нечто особенное. Выразить драму с помощью звуковых эффектов, музыки. И это сработало. Теперь многие люди делают такие же вещи, «Пинк Флойд» или даже Род Темпертон с «Триллером». И очень многие другие люди теперь используют такие звуки в записи, разные спецэффекты, и это здорово.
ДК: - То есть, это был как бы «пилот», прототип того, что происходит сейчас.
МД: - Да.
ДК: - Состоится ли турне The Jacksons вместе с Джерменом и Джанет?
МД: - Ну, мы… Возможно, где-то этой осенью… Мы еще ничего не назначали, мы еще ни в чём не уверены. Что касается Джанет и Джермена, мы еще не говорили об этом. О Джермене разговор был, но это будет сюрприз, если всё получится, еще нельзя точно сказать «да» или «нет», потому что он иногда непредсказуем. Он может сказать: «Я решил уйти», и отдыхать где-нибудь, потому что он… (смеётся) Он очень быстро передумывает. Последний раз я слышал, что он переезжает на остров, который он собрался купить, а он переехал куда-то в другое место, так что он всё время меняется, и я не могу ответить за него.
ДК: - Все эти награды, «золотые» и «платиновые» диски, премии до сих пор волнуют и вдохновляют Майкла Джексона на продолжение работы?
МД: - Да, это всегда волнует меня, «золотые», «платиновые» диски, но важно только не воспринимать это слишком всерьёз, и… не… не сосредотачиваться чересчур на прошлом, на пройденном… Можно увязнуть в своих… своих достижениях, и вместо того, чтобы продолжать делать хорошую работу, думать об уже сделанном… В это легко можно потеряться. И иногда мои записи становятся «золотыми» и «платиновыми», но я стараюсь не воспринимать это слишком всерьёз, ведь есть еще очень многое, что я должен сделать, и я не могу об этом забывать.
ДК: - Но насколько трудно забыть об этом – о своей суперзвёздности? Ведь твоё имя буквально у всех на устах, тебя везде знают, как ты сказал, ты не можешь никуда выйти, и все знают Майкла Джексона. Трудно ли не воспринимать себя всерьёз?
МД: - Ммм… Нет, это довольно просто для меня, потому что… об очень многих вещах я не задумываюсь… Я… большей частью вижу себя… таким, как вы, как люди в этой комнате, я такой же человек, как и вы, я ничуть не лучше, чем вы. Я могу иметь определённый талант в искусстве написания песен, в танце, во всём том, что касается шоу-бизнеса, но как человек я такой же, как вы.
ДК: - Во всём?
МД: - Да. И для меня неправильно было бы думать, что я лучше вас, или быть самовлюблённым, «ходить по воздуху», ведь есть очень много людей в моём деле, кто ведёт себя так, и многие из этих людей, они… они проваливаются. то правда, потому что они начинают плохо относиться к людям рядом с ними, забывают, откуда они появились, забывают тех, кто помог им стать теми, кто они есть. А это очень важно, поэтому я благодарен всем, я благодарю каждого.
ДК: - И практически ты защищаешь себя от провала, стараясь быть обычным человеком.
МД: - Да. Я не верю в провал. Я даже не думаю об этом. Этого слова даже нет в моём лексиконе – провал. Я не верю в это.
ДК: - Это часть твоего воспитания – быть целеустремлённым и не верить, даже не произносить слово «провал»? Тебя научили этому твои мама и папа?
МД: - Они очень многому меня научили, мои отец и мать. Как работать, быть решительным, делать то и это. Но это просто то, во что я верю.
ДК: - Хорошо. Мы сказали, что ты с пяти или шести лет в шоу-бизнесе. Тебе не хотелось бы иногда вернуться в детство, чтобы к тебе тогда относились иначе? Потому что в основном ты «пропустил» детство, и не кажется ли тебе, что тебя впихнули во взрослый мир?
МД: - Ммм… (Пауза.) Ну, это было не так, как у других – стоять на сцене, ездить на гастроли… Это не похоже на обычную детскую жизнь. Это действительно другое, я имею в виду… Мне нравилось это делать, у меня ведь не было родителей-артистов, которые заставляли бы меня этим заниматься… Если бы так было, я, наверное, мог бы уже кончить передозировкой или чем-то таким… (Смеётся.) Но мне это нравилось, я люблю это, ничто не сравнится с этим – когда стоишь на сцене, это не выразить словами, когда на тебя падает свет, и ты чувствуешь определённое настроение, и… я просто не люблю уходить со сцены. (Смеётся.)
ДК: - И ты мог бы двадцать четыре часа стоять на сцене.
МД: - Да.
ДК: - И ты бы не жалел ни…
МД: - …Ни об одной минуте. Ни об одной минуте.
ДК: - Ты был приглашён на роль Питера Пэна. Как идут дела с проектом этого фильма?
МД: - Он сейчас в развитии. И я в этом проекте заинтересован. Несколько человек предложили мне сделать фильм. И… Я еще не сказал «да», я еще не видел сценарий, так что они продолжают работу, и я жду. [По-видимому, речь идёт о фильме “The Hook” (в русском варианте «Капитан Крюк»), где в конечном итоге снялся Робин Уильямс. – Прим. перев.]
ДК: - Ладно. Но ты мне скажешь, да?
МД: - Да. (Смеётся.)
ДК: - Я считаю тебя настоящим гением чёрной музыки. Как бы то ни было, теперь ты представляешь собой нечто гораздо большее. Трудно ли тебе в своих выступлениях обращаться сразу и к чёрной, и к белой аудитории одновременно? Я хочу сказать. задумываешься ли ты вообще об этом вопросе?
МД: - Нет. Я… я не думаю о цветах и расах. Я не думаю, когда пишу песни, «это для чёрных, а это для белых». Я просто пишу и выпускаю их. На меня влияет то, что я слышу. С тех пор, как я был маленьким, и по сей день. Это общее влияние всей той музыки, на которой я вырос. И я не думаю в понятиях цвета, потому что я не верю в это. Действительно не верю.
ДК: - Значит, ты говоришь, что музыка «вне цветов»?
МД: - Да, она вне цветов, она для всех. Для всего мира… всем на радость.
ДК: - Как исполнитель и суперзвезда, Майкл, ты всегда в центре внимания. Трудно ли оставаться чёрным – и не на музыкальном уровне, а на личном уровне Майкла Джексона, трудно ли оглядываться назад и помнить свои корни?
МД: - Нет, совсем не трудно. Достаточно посмотреть в зеркало. Это всё, что я должен сделать. Или взглянуть на свои руки.
ДК: - Хорошо. Если бы у тебя была возможность сейчас сказать всё, что тебе хотелось бы, твоим фэнам, что бы ты сказал, если бы у тебя была такая возможность?
МД: - Я бы хотел… Всё, что я могу сказать – спасибо вам, и я люблю вас.
Это Майкл Джексон, и вы слушали…
ДК: - Диэн Коллинз с Майклом Джексоном.

Midnight Дата: Среда, 06-01-2010, 19:50 | Сообщение # 47 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
"Где я встретил Лизу Мари и как я сделал ей предложение". Журнал "Ebony", октябрь 1994 года.

В первом интервью, которое Король Музыки Поп, Рок и Соул дал "Ebony" после потрясшего Америку объявления о его браке с Лизой Мари Пресли, дочерью звезды рок-н-ролла Элвиса Пресли, Майкл Джексон рассказал о том, где они встретились и как он сделал предложение.
В некоторых публикациях утверждалось, что они познакомились всего за восемь месяцев до того, как Лиза Мари Пресли-Джексон сделала заявление, в котором говорилось: "Мое имя - миссис Лиза Мари Пресли-Джексон. Мое бракосочетание с Майклом состоялось на частной церемонии за пределами Соединенных Штатов [26 мая]." Она сказала, что об этом браке не было формально объявлено потому, что "мы оба люди, живущие под пристальным вниманием прессы и старающиеся сохранять нашу частную жизнь... Я очень люблю Майкла. Я посвящаю свою жизнь тому, чтобы быть его женой. Я понимаю и поддерживаю его. Мы оба хотим увеличить нашу семью и жить счастливой, нормальной жизнью вместе. Мы надеемся, что друзья и поклонники поймут нас и будут уважать нашу личную жизнь."
Именно их стремление оградить свою частную жизнь и заставило прессу заняться расследованиями и затем появились статьи, сообщавшие, что молодожены знали друг друга всего восемь месяцев до начала их романа, приведшего к свадьбе. На самом деле Майкл, которому сейчас 36 лет, и Лиза Мари, ей 26, были совсем детьми, когда они встретились в Лас-Вегасе 20 лет назад. Ему было 16 лет, ей 6. "The Jackson Five" с Майклом в качестве солиста выступали в Гранд Отеле MGM в 1974 году с 9 по 23 апреля и с 21 августа по 3 сентября.
Майкл, работая в студии звукозаписи в Нью-Йорке, нашел время, чтобы дать "Ebony" эксклюзивное интервью. Он вспоминает: "Ее отец [Элвис] приводил ее на наше шоу, где мы выступали все девять [еще восемь - это Джеки, Тито, Джермен, Марлон, Рэнди, Рэбби, ЛаТойа и Джанет] из нас... Это было настоящее семейное шоу - единственное семейное шоу в Лас-Вегасе, на которое допускались дети. Элвис приводил свою дочь, Лизу Мари. Она сидела в первом ряду, а рядом с ней телохранители. Потом они приводили ее за кулисы, и я встречал ее, мы разговаривали. Это происходило довольно часто. Она приходила снова, и снова, и снова. Это было настоящее событие. После этого я довольно долго ее не видел. Знаете, это было как два корабля в ночи - здравствуй и до свиданья."
Лиза Мари вышла замуж за Дэнни Кео в 1988 году, и в этом браке родилось двое детей (Даниэлла, ей сейчас пять лет, и Бенджамин, ему 2). Разногласия, которые эта пара так и не смогла уладить, окончились поспешным разводом в Доминиканской Республике прошлой весной.
Майкл сказал, что их с Лизой отношения достигли нового уровня три года назад, когда он выпустил альбом "Dangerous". "Мы стали выходить куда-нибудь вместе. Мы говорили по телефону... Я заметил, что мы стали ближе. Мы были в Лас-Вегасе на Чествовании Семьи Джексонов [в феврале 1994]. Потом мы ездили в Атланту к бывшему президенту Джимми Картеру, чтобы посещать детей, но никто не знал, что она была там со мной. Самое лучшее в наших отношениях было то, что мы часто были вместе, но никому не позволяли узнать об этом. Так мы виделись друг с другом годами. Мы вели себя тихо и нам очень хорошо друг с другом. В общем, вот так начались наши встречи." Майкл сказал, что в тот период их отношения изменились - из хороших друзей они стали влюбленными.
Как автор песен, пишущий обо всех оттенках человеческих чувств и эмоций, Майкл обладает острейшим чутьем к секрету написания песен. Для него этот секрет во вдохновении. Если вы вслушаетесь в тексты песен "Remember the time" и "I can't let her get away" с альбома "Dangerous", вы поймете, что вдохновением была Лиза Мари.
Она, безусловно, дала ему ту поддержку, в которой он нуждался в 1993 году, когда подвергся судебным обвинениям. "Я был на гастролях, и казалось, что я попал в Армагеддон - Армагеддон умов, - вспоминает Майкл. - Все эти ужасные истории крутились вокруг меня. Ничто из этого не было правдой. Это было невероятно. Лиза Мари звонила мне. Я тогда мог сосчитать моих настоящих друзей на пальцах одной руки. Она очень, очень поддерживала меня все то время. Это произвело на меня огромное впечатление. Она звонила мне и плакала. Она была в ярости и хотела просто придушить тех людей. Но наибольшее впечатление на меня произвело землетрясение в Лос-Анджелесе [в январе 1994 года], - взволнованно рассказывает Майкл. - Так получилось, что в день землетрясения мой телефон работал. Я был в ужасе - просто с ума сходил. Я думал, что это конец света. И тут зазвонил телефон, и это была она, сразу после землетрясения".
Позднее, в Лондоне, где Майкл лечился от пристрастия к болеутоляющим лекарствам, Лиза Мари, как он говорит, дала ему почувствовать, что их отношения превратились в настоящую привязанность. "Она звонила мне, но не всегда могла застать меня. И это очень расстраивало ее. Я получал все ее послания... Она была очень обеспокоена."
И после всего этого, говорит Майкл, для него настал момент сказать "эта девушка моя" и "то, что ты заставляешь меня чувствовать". (Майкл посмеивается, произнося эту игру слов двух его знаменитых песен.) "Это просто возникло, - говорит он об этом моменте истины. - Мы проводили много времени на ранчо [Нэверленд], просто гуляли и разговаривали. Это случилось! Это возникло совершенно естественно. Мы знали о наших чувствах друг к другу даже не говоря об этом. Все это было в наших эмоциях, чувствах и взглядах в глаза".
Когда Майкл подробно рассказал о том, как дружба превратилась в роман, я спросил его: "Кто сделал предложение, вы или Лиза Мари?" Он ответил: "Я сделал." Слегка краснея при этом воспоминании, Майкл сказал: "Ну, сперва я спросил - я же самый робкий человек на свете, я сказал ей - мы говорили по телефону - 'Если бы я попросил тебя выйти за меня замуж, ты бы пошла?' Она сказала - 'Конечно!' Потом было молчание. Я сказал, 'Извини, мне нужно в ванную', - он озорно засмеялся. - И когда я вернулся, я так и не знал, что говорить. Но вот так это и произошло."
После сделанного по телефону и принятого предложения обрученная пара вновь встретилась в Нэверленде, где этот роман и начался. Вершиной его стало бракосочетание 26 мая в Доминиканской Республике, доказавшее, что любовь побеждает все.
Короткий медовый месяц молодожены провели в Будапеште, в Венгрии, где невеста сопровождала жениха на съемочную площадку - он снимал рекламный ролик для своего нового альбома "HIStory". Кроме того, они делали то, что любят они оба - заботились о детях. Они посещали детские больницы, где разговаривали с юными пациентами и дарили им игрушки. Это было лишь начало того важного дела, которым они решили заняться. Этим важным делом была не совместная запись песен, хотя Лиза Мари унаследовала талант своего отца к пению. "Все эти разговоры о том, что мы будем записываться вместе - только слухи, - говорит Майкл. - То, что мы хотим делать больше всего, сконцентрировано на детях. Я никогда еще не встречал никого, кто заботился бы о детях так же, как я. Я очень эмоционально отношусь к детям. И Лиза Мари точно такая же. Куда бы мы ни поехали, мы посещаем детские больницы. Моя мечта - поехать вместе в Южную Африку и Индию и помогать детям".
На вопрос о планах завести собственных детей, он отвечает: "Это уже происходит". Затем седьмой из девяти Джексонов, помолчав, добавляет: "Я хочу, чтобы у меня было больше детей, чем у моего отца".

Midnight Дата: Среда, 06-01-2010, 19:56 | Сообщение # 48 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Мое детство, мой Шаббат, моя свобода.


"Вы не видели мое детство?
Я ищу те чудеса моей юности,
мечты о пиратах и приключениях,
о завоеваниях и королях на троне..."

В одной из наших с ним бесед мой друг, раввин Шмулей, рассказал мне, что он попросил нескольких его коллег - писателей, мыслителей и артистов - написать их размышления о Шаббате. Затем он попросил и меня записать мои мысли по этому поводу, и я нашел эту идею очень интересной и возникшей вовремя, ведь недавно умерла Роуз Файн, еврейская женщина, которая была моей любимой учительницей и путешествовала со мной и моими братьями, когда все мы были группой "Jackson Five".
Когда люди видят телевизионные съемки, сделанные, когда я был мальчиком лет восьми или девяти и только начинал музыкальную карьеру, продолжающуюся всю мою жизнь, они видят маленького мальчика с широкой улыбкой. Они уверены, что этот маленький мальчик улыбается потому, что ему весело; что он поет от всего сердца потому, что он счастлив; и что он танцует с неистощимой энергией потому, что он беззаботен.
Но хотя пение и танец были и, вне всякого сомнения, остаются одними из моих величайших радостей, в то время я больше всего хотел двух вещей, которые и делают детство самыми чудесными годами в жизни - времени для игр и ощущения свободы. Большинство публики по-прежнему не осознает того давления, которое испытывает ребенок-знаменитость, чья жизнь, хотя и увлекательная, всегда требует заплатить очень высокую цену.
Больше всего на свете я хотел быть обычным маленьким мальчиком. Я хотел строить домики на деревьях и ходить на тусовки роллеров. Но это стало невозможным слишком рано. Я должен был смириться с тем, что мое детство отличалось от большинства других. Но мне всегда было интересно, что же это такое - обычное детство.
Как бы то ни было, был один день в неделе, когда я мог сбежать от голливудской сцены и толп в концертных залах. Этим днем был Шаббат. Во всех религиях Шаббат - это день, который позволяет верующим и даже требует от них отступить от повседневного и сфокусироваться на исключительном. Я узнал кое-что о еврейском Шаббате раньше, от Роуз, а мой друг Шмулей позже объяснил мне, что в еврейский Шаббат повседневные дела, такие как приготовление обеда, мелкие покупки и стрижка газона, запрещены, так что люди могут делать обычное необычным, а естественное - волшебным. Запрещено даже ходить по магазинам и включать свет. В этот день - Шаббат - в мире каждый должен перестать быть обычным.
Но я больше всего на свете хотел быть обычным. Так что в моем мире Шаббат был днем, когда я мог отступить от моей уникальной жизни и заглянуть в повседневность.
Воскресенья были моим днем для "пионерства", так называется миссионерская работа, которой занимаются Свидетели Иеговы. Мы проводили этот день в пригородах Южной Калифорнии, ходя от двери к двери или совершая круги по крытым рынкам и распространяя наш журнал "Сторожевая башня". Я продолжал мою "пионерскую" работу годами уже и после того, как началась моя карьера.
Вплоть до 1991 года, до моего турне Dangerous, я переодевался толстяком, надевал парик, бороду и очки и отправлялся в повседневную Америку, посещая торговые центры и поселки в пригороде. Я любил приходить во все эти домики и видеть вязаные коврики, кресла-качалки, детей, играющих в "Монополию" и бабушек, сидящих с младенцами - все эти восхитительно обычные, а для меня волшебные сценки жизни. Многие, я знаю, могут возразить, что в этих вещах нет ничего такого особенного. Но для меня они были положительно потрясающими.
Забавно то, что ни один взрослый никогда не догадывался, кто был этот странный человек с бородой. Но дети, с их отличной интуицией, понимали сразу. После второго круга по крытому рынку я обнаруживал, что за мной, словно за Гамельнским крысоловом с его свирелью, тянется хвост из восьми или девяти детей. Они шли за мной, шептались и хихикали, но никогда не выдавали меня своим родителям. Они были моими маленькими помощниками. Эй, может, купите у меня журнал? Теперь уже вам интересно, верно?
Воскресенья были священными по двум разным причинам, когда я взрослел. Это были одновременно и те дни, когда я посещал церковь, и дни, которые я проводил, репетируя упорнее всего. Это может показаться противоречащим идее "отдыха в Шаббат", но это был наиболее священный способ проводить время для меня: развивать таланты, которые Бог дал мне. Лучший способ, какой я мог представить, чтобы выразить мою благодарность, это приумножать тот дар, что подарил мне Бог.
Церковь была радостью в своем особом роде. Это был еще один шанс для меня быть "обычным". Церковные старосты относились ко мне точно так же, как к любому другому. И они никогда не становились раздраженными в те дни, когда возле церкви собирались репортеры, узнавшие, где я нахожусь. Они пытались приглашать репортеров в церковь. В конце концов, даже репортеры - дети Божьи.
Когда я был маленьким, вся наша семья посещала церковь вместе в Индиане. Когда мы стали старше, это стало трудным, и моей замечательной и действительно святой матери иногда приходилось быть там совсем одной.
Когда обстоятельства сделали слишком сложным для меня посещение церкви, я утешался верой в то, что Бог присутствует в моем сердце, в музыке и в красоте, а не только в здании церкви. Но я все еще скучаю по тому ощущению общности, которое я чувствовал там - я скучаю по друзьям и по людям, которые относились ко мне так, словно я был просто одним из них. Просто человеком. Разделяющим день с Господом.
Когда я стал отцом, все мое ощущение Бога и Шаббата обрело новый смысл. Когда я смотрю в глаза моего сына Принса и моей дочери Пэрис, я вижу чудеса и вижу красоту. Каждый день становится Шаббатом. То, что у меня есть дети, позволяет мне оказываться в этом волшебном и святом мире в любой момент любого дня. Я вижу Бога через моих детей. Я говорю с Богом через моих детей. Я с трепетом отношусь к тому благословению, что Он дал мне.
В моей жизни бывали времена, когда я, как любой человек, сомневался, существует ли Бог. Когда Принс улыбается, когда Пэрис смеется, у меня не остается сомнений. Дети - это дар Господа нам. Нет - они даже больше чем это - они само воплощение Божьей энергии, созидательности и любви. Его можно найти в их невинности, почувствовать в их веселье. Самыми драгоценными днями в моем детстве были эти воскресенья, когда я мог быть свободным. Вот чем всегда был для меня Шаббат. Днем свободы. Теперь я нахожу эту свободу и волшебство каждый день в своей роли отца.
Самое замечательное то, что мы все обладаем способностью сделать любой день тем драгоценным днем, каким является Шаббат. Мы делаем это, вновь посвящая себя чудесам детства. Мы делаем это, отдавая наше сердце и разум целиком маленьким человечкам, которых мы зовем сыном и дочерью. Время, которое мы проводим с ними - и есть Шаббат. Место, где мы проводим это время, называется Раем».
Майкл Джексон.

Midnight Дата: Среда, 06-01-2010, 20:01 | Сообщение # 49 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Журнал TV GUIDE, ноябрь 2001 года.

Человек в зеркале.

Авторы: Мэри Мерфи и Дженнифер Грехэм.

Если вы в шоу-бизнесе 35 лет – и если вы были легендой шоу-бизнеса большую часть этого времени – вы знаете, как произвести впечатление своим появлением. По крайней мере, Майкл Джексон знает, как это сделать.
Про Короля Поп-Музыки нельзя сказать, что он просто приезжает куда-то, и его появление в шикарных апартаментах дорогого отеля в Беверли Хиллз не было исключением. Он опаздывает на два часа. Первым появляется его телохранитель, который из соображений безопасности проверяет всё, включая шкафы и туалет, заглядывает за занавески. Потом он приглушает свет. Когда двери в конце концов распахиваются, в комнату влетает не Майкл Джексон, а двое маленьких детей: четырёхлетний Принс, мальчик со светлыми волосами, и трёхлетняя Пэрис с тёмными кудряшками, спадающими на плечи. Наконец, прибывает отец.
Этот образ можно увидеть повсюду – кажется, что это тонкое лицо и глаза, похожие на глаза лани, смотрят на нас со стендов супермаркета изо дня в день – и тем не менее, этот образ уникален. Джексон худощав, одет в синюю рубашку в военном стиле, в свои фирменные короткие чёрные брюки и белые носки. И его знаменитый нос сегодня закрыт серой повязкой.
“Это обезболивающее”, - говорит он тихо, но доброжелательно. “Против аллергии”.
Дети играют на полу у его ног, а он рассказывает о своей жизни, вежливо и сдержанно, с удивительным самообладанием. Иногда он с возмущением отзывается о прессе, но он умеет смеяться над собой, и это, пожалуй, наиболее удивительный факт в отношении Майкла Джексона. В какой-то момент он сгибается пополам от смеха при мысли о том, что на концертах женщины падают в обморок, увидев его.
В свои 43 года Джексон находится на перепутье своей карьеры, стараясь как можно скорее превратиться из иконы 80-х в артиста современной поп-сцены. Его первым шагом на новом пути к вершине стали два недавних концерта в Мэдисон Сквер Гарден, его первое публичное выступление в Америке за последние 12 лет. Они были смонтированы в двухчасовое телевизионное шоу под названием «Michael Jackson: 30th Anniversary Celebration», которое будет показано во вторник, 13 ноября. Он с волнением ожидает реакции на свой новый альбом “Invincible”. Кроме того, он выступил в качестве автора и продюсера песни, похожей на “We Are The World”, которая называется “What More Can I Give”, средства от продажи которой пойдут в фонд помощи жертвам террористической атаки 11 сентября. Также он появится в маленькой роли в продолжении фильма “Люди в чёрном”, которое выйдет на экраны летом следующего года.
И наконец, именно Майкл Джексон - отец, человек, глубоко привязанный к своим детям и собственному детству, произвёл на нас самое глубокое впечатление.

TVG: Это телевизионное шоу знаменует вашу долгую карьеру. Вы помните, как в первый раз вышли на сцену?
Майкл: Мне было пять лет. Это был школьный концерт. Мы были одеты в чёрные брюки и белые рубашки. И я помню, как сказали: “А сейчас маленький Майкл Джексон споет ‘Climb Every Mountain’”. Мне аплодировали громче всех. Когда я вернулся на своё место, мои дедушка и мама плакали. Они сказали: “Даже не верится, как ты красиво поешь”. Это первый раз, который я помню.
TVG: Вы редко делаете подобные программы для телевидения.
Майкл: Я много раз отказывался делать это, потому что не люблю появляться на телевидении. Мне неловко. Я выступаю, но смотрю я это выступление не раньше, чем через год или два, потому что я всегда разочарован тем, что сделал.
TVG: В концертах, снятых для этого шоу, полно звёзд. Это вряд ли может разочаровать.
Майкл: Второе шоу было хорошим. Первое было ужасным, из-за технических неполадок и долгих пауз между выступлениями. Это было непросто. Зрителям приходилось ждать, и ждать, и ждать.
TVG: Что вы чувствуете, танцуя на сцене?
Майкл: Я раб ритма. Я палитра. Я просто подчиняюсь моменту. Так и должно быть, потому что если ты начинаешь задумываться, ты пропал. Суть выступления не в том, чтобы думать, а в том, чтобы чувствовать.
TVG: Вы планируете танец?
Майкл: Некоторые движения поставлены вместе с моими братьями. Но когда я один, я импровизирую. Ничего никогда не планируется. Сегодня во всех танцевальных школах детей учат считать, а это абсолютно неправильно.
TVG: Что вы думаете о современных поп-группах, таких, как N’Sync ? Они подражают вам?
Майкл: Мне кажется, они очень хорошие исполнители. Я хорошо их знаю. Мы иногда встречаемся, играем и смеёмся. Я не против того, что они подражают мне. Это комплимент. Каждый должен начинать, глядя на кого-то как на образец. Для меня это были Джеймс Браун, Сэмми Дэвис мл., Джеки Уилсон, Фред Астер, Джин Келли.
TVG: В концерте принял участие Марлон Брандо. Как это случилось?
Майкл: Брандо мой хороший друг. Я знаю его почти 20 лет. Он часто приезжает ко мне домой. Ему нравится играть с моими детьми. Я играю с его внуками, и нам нравится смотреть кино.
TVG: С кем еще вы проводите время?
Майкл: Элизабет (Тейлор), Брандо, Грегори Пек, это мои близкие друзья. Мои друзья или намного старше меня, или намного моложе. У меня никогда не было настоящих дружеских отношений с человеком моего возраста. Мне кажется, это потому, что я всю жизнь выступал в клубах, с пяти лет. Я видел, как люди напиваются, дерутся, это было отвратительно. Когда мне сегодня говорят: “Эй, пойдем в клуб”, я отвечаю: “Ни за что”. Если я пойду, вечеринки для меня не будет – слишком много автографов и фотографий.
TVG: Так было и на вечеринке после концерта?
Майкл: Тогда было еще хуже – я не мог дышать из-за того, что вокруг меня столпились люди.
TVG: И вы упали в обморок?
Майкл: Это сплетни. Жажда сенсаций. Пресса всё это придумала. Как обычно. Им очень нравится делать это со мной.
TVG: Что же случилось?
Майкл: Ничего. Я не падал в обморок. Даже близко этого не было. Пресса поступает так очень давно, и это отвратительно. (Мягко, обращаясь к Пэрис, которая прыгает вокруг стола: “Пэрис, не шуми. Не надо – нет, не стучи по столу. Журналисты записывают на плёнку”.)
TVG: Лайза Минелли тоже пела на одном из концертов. Кажется, вы очень близки.
Майкл: Я говорю с ней каждую неделю. Мы родом с одной планеты.
TVG: Что это за планета?
Майкл: Она называется Причудливая Аномалия В Океане Космоса (смеётся). [Майкл цитирует собственное стихотворение “Планета Земля”, вошедшее в его книгу “Dancing The Dream”. – Редакция.] Господи, я не могу дать ей название. Где-то за пределами нашей солнечной системы, я думаю. Но это правда, и к этому надо относиться серьёзно: у людей, бывших детьми-звёздами, много общего. Ты милый, и тебя любят; ты переживаешь переходный возраст, и тебя больше не принимают. И многие из таких детей приходят к саморазрушению. И это очень грустно.
TVG: Как вам удалось избежать саморазрушения?
Майкл: Я думаю, помогла религия.
TVG: Вы по-прежнему принадлежите к Свидетелям Иеговы?
Майкл: Да. Я занимался этим, знаете, мы называли это пионерством. Мы делали это по 90 часов в месяц. Я не делаю этого больше, потому что я занят. Ты ходишь от двери к двери. Я одевался толстяком, надевал очки, приклеивал усы…стучал в дверь и говорил, “мы Свидетели Иеговы”.
TVG: Это телешоу связано с выходом вашего седьмого сольного альбома “Invincible”. Это ваше возвращение?
Майкл: Я не считаю это возвращением. Я просто выпускаю альбом раз в четыре года. Просто был перерыв, в течение которого я писал песни.
TVG: На альбоме записывались звёзды рэпа Уилл Смит и Jay-Z. Трудно представить вас работающим с Jay-Z, его имидж намного жёстче вашего.
Майкл: Он был таким милым. И ты слышишь все эти безумные истории про то, что на днях сделал кто-то из этих рэпперов. И в это трудно поверить. Мне они всегда кажутся очень добрыми. Настоящими джентльменами.
TVG: Какое послание заключается в “Unbreakable”, первой песне альбома?
Майкл: Что я непобедим, я через всё прошёл. Нельзя причинить мне боль. Сбейте меня с ног, я поднимусь опять. ( Принсу, который начинает барабанить по столу бутылкой лимонада: “Слышишь, как ты шумишь? Ты должен вести себя хорошо и тихо”.)
TVG: Вы известны своей эксцентричностью. То, что вы выросли на глазах миллионов людей, имеет к этому отношение?
Майкл: (сдержанно улыбаясь) Зависит от того, о какой эксцентричности вы говорите.
TVG: Люди называют вас Wacko Jacko. [Псих Джеко.]
Майкл: Но это нехорошо. Они делают это из зависти. Я ничего плохого не сделал. Я езжу в больницы и детские дома. Мы привозим огромное количество игрушек. Я трачу тысячи долларов. Что в этом ненормального?
TVG: Дело в том, каким вас представляет пресса, люди смотрят и говорят: “Он странный”.
Майкл: (устало и раздражённо) Я дал интервью Опре. Дайане Сойер. Люди видели меня. Пресса просто завидует. Это просто одна из тех вещей, с которыми мне приходится справляться.
TVG: Как вы с этим справляетесь?
Майкл: Я превращаю это в положительную энергию. И пишу об этом, танцую, это в моих движениях, в выражении лица. Это становится частью меня, моего творения. Я стараюсь, чтобы это не доставало меня, иначе можно просто сойти с ума.
TVG: Ваш первый видеоклип, на сингл “YRMW”, на самом деле 15-минутный фильм. Как вы пришли к гангстерской теме?
Майкл: Я не знаю – эта идея просто пришла мне в голову, и всё. Куба. Жаркая летняя ночь. Клуб, принадлежащий этим бандитам. Жаль, что на MTV не показывают длинную версию. Короткая мне совсем не нравится. Она не так интересна.
TVG: Насколько вы участвуете в процессе съемок?
Майкл: Когда вы произносите “Майкл Джексон”, люди прежде всего думают о певце. Они не думают о том, что я пишу песни. Я не хвастаюсь, но я пишу песни и ставлю много видеоклипов. Мне кажется, молодые артисты не знают об этом, а это бы их вдохновило, я думаю.
TVG: Когда вы снимали это видео, вы думали: “Я хочу, чтобы этот клип стал таким же хорошим, как видеоклип ‘Триллер’”?
Майкл: Нет, потому что я знаю, что у меня не было времени на то, чтобы добиться этого. Скоро появятся клипы, которые будут лучше.
TVG: Вы разрешаете своим детям смотреть MTV?
Майкл: Когда-нибудь я им разрешу, но не сейчас. Им должно исполниться лет 15-16.
TVG: Вы смотрите телевизор?
Майкл: Мне нравится PBS, канал Discovery, “Симпсоны”. Мне нравится “Улица Сезам”. Я могу смотреть её часами. Но мой любимый сериал – “Малькольм в середине”. Он напоминает мне братьев и меня в детстве.
TVG: Какой из героев вам ближе?
Майкл: Малькольм. Главным образом потому, что он пытается вписаться в общество, и у него не получается – как И-Ти и Бемби, он не может приспособиться к понятиям других людей. И я часто чувствую то же самое. Когда я не на сцене, я чувствую себя неловко, словно это не то место, где я должен находиться.
TVG: Кто из ваших детей больше похож на вас?
Майкл: Оба, но каждый по-своему. Принс любит дразниться, до такой степени, что хочется дёрнуть его за волосы. Я всегда находил время подразнить своих сестёр.
TVG: А Пэрис?
Майкл: Она непростой ребёнок.
TVG: А что их мать, Дебби Роу?
Майкл: Я слышал, что у неё всё в порядке, всё хорошо. Пэрис очень похожа на Дебби.
TVG: Что касается вашего финансового положения, ходят слухи, что вы оказались банкротом, и поэтому цены билетов на концерты были так высоки.
Майкл: Это выдумки таблоидов. Они всё выдумывают. Они ищут способы как бы продать свои газеты.
TVG: Учитывая обстановку в мире, вы, должно быть, переживаете за детей. Вы были в Нью-Йорке во время атаки террористов?
Майкл: Да, мне позвонили из-за океана и сказали, что Америка была атакована. Я спросил: “О чём вы говорите?”. Мне сказали: “Включи телевизор”. И я глазам своим не поверил, когда увидел это. И я закричал в коридор: “Все вставайте, быстро, собирайтесь, нам нужно уезжать”. Все оделись, мы сели в машину и уехали из города.
TVG: Нападение террористов заставило вас написать и спродюсировать песню “What More Can I Give”, чтобы помочь жертвам.
Майкл: Мне было противно, какую шумиху подняли вокруг этих атак. Не знаю, слишком ли часто их показывали в теленовостях, но наш страх сменился ненавистью, гневом, жаждой мести. И я думаю, что во многом средства массовой информации виноваты в этом.
TVG: Говорят, вы хотите поговорить с президентом Бушем о песне и средствах, которые она соберет.
Майкл: Я говорил с Бушем-старшим. И мы ждём в скором времени звонок от президента. Нам сказали, что они гордятся тем, что я делаю, и что президент назвал меня международным героем.
TVG: Кажется, что ваша миссия в том, чтобы помогать людям.
Майкл: Я всегда это делал, да. Интересно как из-за террористических атак все сейчас пытаются объединиться, ищут песни на эту тему. А я всегда писал такие песни. “Heal The World”, “We Are The World”, “Will You Be There”, “Man In The Mirror”, песни о планете, о земле. И никто этого не делал кроме меня, потому что это очень близко моему сердцу. Мне не всё равно. Моя самая большая мечта это День Детей, когда бы все дети стали ближе к своим родителям.
TVG: Ваши дети повсюду сопровождают вас?
Майкл: Они со мной, куда бы я ни поехал.
TVG: Что будет, когда они начнут ходить в школу и не смогут много путешествовать?
Майкл: Я собираюсь построить компьютерную школу в Нэверленде. И для других детей тоже.
TVG: Так они смогут учиться через Интернет?
Майкл: Да. Как они будут чувствовать себя в обществе? Он Принс Майкл Джексон. Она Пэрис Кэтрин Майкл Джексон. Для них это было бы слишком тяжело.
TVG: Как вы думаете, почему вы чувствуете такую духовную близость к детям?
Майкл: Я скажу вам точно, откуда это. Это потому, что у меня никогда не было детства. Когда детям больно, я чувствую эту боль. Когда они страдают, я это чувствую. Меня беспокоит участь и состояние детей в сегодняшнем мире. Если бы был такой день, когда бы дети могли сблизиться со своими родителями, всё бы изменилось. Если бы я мог провести один день со своим отцом, это изменило бы наши сегодняшние отношения – всего один день.
TVG: Какие отношения у вас с отцом?
Майкл: Сейчас гораздо лучше. Он стал лучше, намного мягче с тех пор, как у него появились внуки. У него около тридцати внуков.
TVG: А что ваш отец думает о вашем шоу? Он был там?
Майкл: Он был на этом шоу. Но если мой отец считает, что ты выступил хорошо, он просто скажет: “Хорошее шоу”. Он не скажет: “О, ты выступил чудесно”. Я не думаю, что он знает, как выражать свою любовь. (Майкл смотрит на Принса, который ползает по комнате с резиновым мячиком на носу, что-то болтает и тычет репортёров пальцем в щёки.)
Майкл: (ласково) Принс, шшш-ш! Ты мне обещал, что будешь вести себя тихо, помнишь?
TVG: Что еще вы хотели бы осуществить в своей карьере?
Майкл: Я люблю кино. Я собираюсь больше режиссировать и играть. Я чувствую, что самое мощное проявление искусства на свете - это кино. Я хочу сделать фильм с Лайзой Минелли. Мы планируем вместе сделать фильм. Это фильм о двух артистах, которые пытаются добиться успеха, но куда бы они ни обратились, им всюду отказывают. Фильм с лучшими танцевальными номерами на свете. Я не шучу. Я чувствую это здесь. (Прикладывает руку к сердцу; тем временем Принс идёт через комнату к Майклу и садится у его ног. Пэрис забирается к Джексону на колени и сворачивается клубочком, и Майкл перебирает её волосы.)
TVG: Майкл Джексон как отец. Это тот образ, которого мы никогда не видим. Вы хороший отец?
Майкл: Я стараюсь изо всех сил. Я стараюсь дарить им много радости. Раз в год я одеваюсь клоуном, всё как надо - клоунский нос, грим, и раздаю им конфеты и печенье.
Принс: (улыбаясь) И мороженое.
Майкл: И мороженое!

Иришка Дата: Среда, 06-01-2010, 22:40 | Сообщение # 50 |
Liberian Girl
Репутация:
Награды:
Сообщения:
5252
Из:
Тула
Midnight, Олечка!!! Что ж ты умничка!!!!! Спасибо тебе огромное за статьи!!! теперь можно очитаться!!! Лови+
Midnight Дата: Среда, 06-01-2010, 23:15 | Сообщение # 51 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
Иришка, спасибо(а ты чего не в асе?)
Инфинити Дата: Пятница, 08-01-2010, 10:58 | Сообщение # 52 |
I am Alive
Репутация:
Награды:
Сообщения:
6656
Из:
Town of dream
Midnight, ага, спасибо, что выложила интервью:) лови плюсик:)
NatalyMJ Дата: Воскресенье, 10-01-2010, 19:15 | Сообщение # 53 |

Thriller
Репутация:
Награды:
Сообщения:
185
Из:
Город вечного детства)
Спасибо очень интересные интервью=)
Midnight Дата: Воскресенье, 10-01-2010, 19:17 | Сообщение # 54 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
NatalyMJ, рады стараться give_heart
Agloz Дата: Воскресенье, 10-01-2010, 19:46 | Сообщение # 55 |

You are not alone!
Репутация:
Награды:
Сообщения:
3077
Из:
Самара
Midnight, спасибо за выкладку интервью give_heart
Midnight Дата: Воскресенье, 10-01-2010, 19:53 | Сообщение # 56 |
You're Just Another Part Of Me
Репутация:
Награды:
Сообщения:
13037
Из:
страны Лепреконов
agloz, пожалуйста aj
Нельсон Дата: Четверг, 04-02-2010, 04:27 | Сообщение # 57 |
Джексон Наш Касатик
Репутация:
Награды:
Сообщения:
18689
Из:
Tortuga
Стали известны правила жизни Майкла Джексона

Журнал Esquire опубликовал откровения певца

О жизни, любви, дружбе и не только Майкл Джексон поведал журналистам издания Esquire еще при жизни:

«Я такой же, как все. Порежусь — и пойдет кровь.

У меня одна из самых длинных музыкальных карьер в мире. И я страшно горд, что стал тем избранным, кому была дарована неуязвимость.

Я стал музыкальным ветераном еще тогда, когда был ребенком.

Все, кто стал звездой в детстве, проходят через один и тот же период страданий. В какой-то момент ты уже не тот очаровательный ребенок, каким был совсем недавно. Ты растешь, и это не нравится тем, кто вокруг тебя. Потому что они хотят, чтобы ты был маленьким вечно.

Мой отец был гениальным менеджером. А я хотел, чтобы он просто был отцом.

Я думал о структуре музыкального произведения с детства. Пожалуй, самое большое влияние на меня оказал Петр Чайковский. Если вы возьмете “Щелкунчика”, то увидите, что каждая мелодия там — это хит, все до единой. И я подумал: “А почему в поп-музыке не может быть такого альбома, где каждая песня — это хит?”.

Самый лучший способ научиться — это смотреть на то, как работает мастер.

Я всегда хотел создавать музыку, которая будет влиять на последующие поколения и вдохновлять их. Ну, в самом деле, кому интересно быть смертным?

Я никогда не говорил: “Я — Иисус”. Но, наверное, какие-то параллели между Христом и мной все же есть. Может быть, я был послан сюда, чтобы нести благую весть через танец. Но у меня нет никакого комплекса мессии.

Почему вы не говорите людям, что я пришелец с Марса? Напишите, что я пожираю живых куриц и каждый вечер устраиваю ритуал вуду. Люди поверят всему, что вы скажете, потому что вы — журналисты. Но если я, Майкл Джексон, скажу: “Я — пришелец с Марса, пожираю куриц живьем, и каждый вечер у меня танец вуду”, люди скажут: “Черт, этот Майкл Джексон безумец. Он совсем спятил. Теперь вообще ни одному его слову нельзя верить”.

Если бы все те обитатели Голливуда, кто перенес пластическую операцию, решили бы в один момент уехать на каникулы, в городе не осталось бы ни одной живой души.

Чем больше звезда, тем больше лжи.

Людям кажется, что они знают меня, а мне кажется, что они ошибаются.

Мне нравится E.T. (персонаж фильма “Инопланетянин” Стивена Спилберга ), потому что он напоминает мне меня самого. Кто-то из другого мира спустился сюда, на землю, и ему 800 лет, и он способен научить тебя мудрости и способен научить тебя летать. Это же великая вещь. Разве есть кто-то, кто не хочет научиться летать?

Я мечтательный и творческий человек. Господь дал мне определенные таланты. Ненавижу эту аналогию, но я в чем-то похож на Диснея — я талантлив, но не умею управляться с делами.

Я никогда не боялся выйти на сцену. Я чувствую себя там значительно комфортней, чем где-то еще.

В доме, полном людей, легче всего почувствовать себя одиноким.

Я всегда хотел немного внимания.

Если, приходя в этот мир, ты чувствуешь, что любим, и, покидая его, ты чувствуешь то же самое, то все, что произойдет между этими двумя событиями, поправимо.

Cамая сильная вещь в мире — это человек и его молитва.

Так хорошо быть живым».

Источник: http://news.mail.ru/society/3333559
Гульнара Дата: Среда, 24-02-2010, 08:07 | Сообщение # 58 |
Шамоун!
Репутация:
Награды:
Сообщения:
3876
Из:
Isla De Muerte
Это интервью позиционируется как "предсмертное интервью Майкла Джексона". Но у меня есть подозрительное ощущение... Вот текст:

Для меня стало неожиданностью, когда Майкл Джексон захотел приватно дать интервью какому-то малоизвестному репортеру, то есть мне. Когда мне было сделано предложение взять это интервью, сначала я даже немного растерялся. Если честно, то я совершенно не был к нему готов. Но подавив смятение я, конечно же, его принял. За пару недель мне пришлось прочитать уйму различной информации про Майкла, начиная с детства и заканчивая сегодняшним днем, включая материалы из сомнительных источников, попросту говоря - желтую прессу. Я посмотрел все его интервью и видеоматериалы: концерты, клипы, домашние записи. Мне нужно было понять, о чем будет идти речь, воспроизвести всю картину происходящего, ведь Майкл сказал, что главной целью этого интервью должно быть прояснение многих аспектов его жизни. У многих людей сложилось устоявшееся мнение насчет них, благодаря слухам. Собственно эти слухи мы и собрались развеять. Я попытался проследить всю его жизнь и составить свое независимое мнение - нужно было сделать список вопросов, которые бы более точно подходили для нашего интервью. На этом основывалась сама идея интервью - разговор с человеком, не заинтересованном в какой-либо корыстной цели, совершенно отдаленного от шоу-бизнеса.

Когда я пришел к нему в особняк на Сансет стрит, он выглядел немного усталым. Майкл пригласил меня за небольшой стол в гостиной, где мы и стали разговаривать. Честно говоря, я чуть-чуть нервничал. Мне никогда не приходилось говорить со звездой такого уровня.

Ленни Родригес: Майкл, зачем тебе понадобился такой обычный корреспондент, как я, ведь можно найти более известного и профессионального?

Майкл Джексон: Ты молод и не испорчен шоу-бизнесом, как те профессионалы, которые преследовали меня всю жизнь. Однажды я уже сделал подобную ошибку, пригласив одного из них, и поплатился за это. Я раскрылся перед ним, а получил снова одну ложь и сплетни. Хотя моей целью было рассказать миру правду, чтобы исключить все нелепые выдумки.

Ленни Родригес: Ты имеешь в виду Мартина Башира?

Майкл Джексон: Ну, если называть имена, то да.

Ленни Родригес: Хорошо, я попытаюсь оправдать твое доверие и не стану менять ни единого слова в твоем интервью. Если не против, то давай приступим к основной части?

Майкл Джексон: Давай.

Ленни Родригес: Я думаю начать с чего-нибудь безобидного. Например, насколько тяжело быть знаменитым человеком?

Майкл Джексон: Ммм, я тебе скажу так. Я ничего не имею против своих фанатов, но то, что вокруг тебя постоянно происходит какое-то движение, со временем начинает утомлять. Например, куда бы я ни пошел, вокруг тут же собираются зеваки. Не думаю, что тебе было бы это приятно, если хочешь прогуляться один.

А пресса? Это кошмар какой-то. Этим только дай повод, напишут такое, от чего я сам часто бываю в шоке. Выдумывают что в голову взбредет. И самое интересное, что людям потом не докажешь что на самом деле правда.

Ленни Родригес: Около твоей личности всегда ходило много слухов, сплетен, различных домыслов. Тяжело жить, когда из тебя делают пугало и выдумают разную чушь. Ведь ты прав, люди больше верят сплетням, чем правде. Мне хотелось бы узнать насчет твоей внешности: пластические операции, выбеливание, лоскутами отваливающаяся кожа, барокамера - что из этого правда?

Майкл Джексон: (Смеется) Да почти ничего.. (не может остановиться от смеха). Знаешь, было время, когда от подобных сплетен у меня волосы становились дыбом, что же люди не выдумают, чтобы их статьи попали на вершины рейтингов. Но потом я перестал обращать на это внимание, если им хочется писать такое - пускай пишут. Понимаешь, когда я был маленьким, я жил в своем выдуманном мире, т.к. у меня совсем не было друзей. В том мире я выглядел немного иначе. Я считаю это представление правильным. Поэтому я решил изменить свой нос, сделать его уже. Я хотел приблизиться к себе настоящему. Да, мое лицо претерпело некоторые изменения только благодаря носу и только. Все остальное осталось неизменным, оно лишь менялось с возрастом, как и у всех людей. Ну, разве что в последнее время я немного похудел, из-за этого мои скулы стали острее, профиль лица стал более угловатым, но это же не повод для того, чтобы говорить, что над моим лицом поработал пластический хирург.

Ленни Родригес: Ладно, с лицом понятно, но вот что ты скажешь о цвете своей кожи? Все же ты родился черным.

Майкл Джексон: Да, с ней у меня начались проблемы уже в юном возрасте. Пигментные пятна осветляли ее. Мне приходилось пользоваться тональным кремом на открытых частях тела. Постепенно моя кожа приобрела бледный вид. Заболевание, названное витилиго, достаточно редкое и не распространенное, чтобы знать о нем. Ну а я не решался раньше рассказывать это прессе, потому что просто стеснялся и не хотел давать лишний повод для сплетен.

Ленни Родригес: Одной из причин заболевания витилиго являются сильные или долговременные стрессовые состояния. Я слышал о том, что твой отец сделал так, чтобы у тебя вовсе не было свободного времени на все те развлечения, которые были у других детей твоего возраста, а также заставлял тебя упорно трудиться над карьерой музыканта с помощью своего кулака и ремня, вселяя в тебя ужас.

Майкл Джексон: К сожалению, все так и было. Да, у меня в детстве совершенно не было свободного времени. Мне хотелось поиграть с другими подростками в баскетбол или просто посидеть поболтать, но нет, я шел репетировать. Не я, а отец планировал всю мою жизнь. Мой отец был для нас пятерых настоящим тираном. А то, что я был во главе коллектива Jackson’s five ставило меня отдельно от остальных. Я был образцом для подражания и поэтому не имел права на ошибку, иначе на меня обрушивался гнев отца. Это было ужасно – танцевать или петь и думать о том, что если ты сделаешь что-нибудь не так, забудешься или устанешь, то тебя отстегают или поколотят. Нескончаемые репетиции со своим отцом оставили у меня в душе не один шрам.

Ленни Родригес: Неужели у тебя в детстве не было ни одного друга?

Майкл Джексон: Да – это правда. Я не мог заводить длительные дружеские отношения, потому что был постоянно занят.

Ленни Родригес: Как ты переживал их отсутствие? Ты что-то говорил о своем особом мире.

Майкл Джексон: Понимаешь, мозг ребенка очень чувствителен к фантазиям, он склонен создавать различные сказочные миры, недоступные взрослому человеку из-за его взрослости. В моменты, когда я был один, я создавал себе свой мир, в котором пребывал в течении не только детства, но и всей своей жизни, когда мне было одиноко. Это не аутизм, а совершенно другое чувство, основанное на воображении. Я не хожу и не говорю сам с собой как сумасшедший (улыбается), а обращаюсь туда мысленно, в то же время могу нормально общаться с окружающими людьми. Свой мир я ношу всегда с собой и в любой момент могу очутиться в нем.

Ленни Родригес: То есть твой мир, созданный в детстве, мешал твоему нормальному общению с людьми?

Майкл Джексон: Не совсем так. Люди, которые меня окружали, в большинстве своем имели какие-либо корыстные цели по отношению ко мне. Я просто это чувствовал. Я не имею в виду фанатов, они были преданы мне всегда. Потому я не мог практически ни с кем заводить дружеских отношений. Это было одним из моих сильных разочарований в жизни. Но по-другому не получалось. Я всегда давал людям шанс стать лучше, но очень часто такие шансы делали из меня мишень для насмешек или я становился целью для претворения чужих интересов в жизнь.

Ленни Родригес: Именно поэтому твоими друзьями стали дети?

Майкл Джексон: О, да, ребенок это чудо само по себе. У них очень развитое воображение. С ними очень интересно разговаривать. Они думают совсем не так как взрослые. У них чистый, не испорченный обществом разум, другое отношение к миру, другие понятия любви, дружбы. Сами дети хотят рассказать многое, но взрослые обычно их не слушают и учат своим ценностям.

Ленни Родригес: Ты приглашаешь больных детей и детей из бедных семей в Неверленд, что ты сам с этого получаешь?

Майкл Джексон: Я получаю вдохновение. Ничто в мире не дарит мне так много счастья, как созерцание радости на лице ребенка. Вообще я люблю больше давать, чем получать, в этом смысл моей жизни. Мы часто с ними беседуем на различные темы. Именно несчастные дети, у которых было трудное детство еще более чувствительны и восприимчивы. Таким детям проще привить доброту, уважение к природе, животным. С детьми вообще очень легко найти общий язык. Своими беседами я стараюсь дать им частичку той доброты, которая поможет в будущем сохранить наш прекрасный мир.

Ленни Родригес: Ты очень добрый и бескорыстный человек, никто никогда не делал и не сделает такого для детей и для нашего мира. На твои средства был создан фонд «Исцели мир» для помощи нуждающимся детям, благодаря тебе дети получают дорогостоящее своевременное лечение. Много времени уйдет, чтобы перечислить твою благотворительность. Скажи, когда ты видишь несчастного ребенка, что ты чувствуешь?

Майкл Джексон: (Дрожащим голосом) Мне очень хочется его обнять, закрыть собой от всех бед, подарить ему чувство защиты и спокойствия.

Ленни Родригес: К сожалению вот такие объятья и дали повод для грязных сплетен. Мне самому неловко об этом говорить, я чувствую твою искренность, понимаю как тебе неприятен этот вопрос, но раз мы пишем откровенное интервью Майкла Джексона, то многим хотелось бы знать о случае домогательства к малолетнему мальчику, семья которого подала иск в суд в 2003 году.

Майкл Джексон: Знаешь, этого вопроса я ждал больше всего, потому что давно хочу рассказать об этом. Многие слухи рождались у завистливых людей, многим было на руку распространять такие слухи. Взрослые - это злые и бессердечные люди. Они могут делать разные плохие вещи ради славы или денег. Чем больше звезда, тем больше вокруг нее сплетен и грязи. Мои времяпровождения с детьми не имеют ничего общего с этими грязными слухами. Если посмотреть на меня и трезвым рассудком подумать, - может ли этот человек принести боль ребенку? Он сам получит ответ - нет, никогда и ни за что я не смогу сделать подобное даже под страхом смерти. Даже наоборот, я готов отдать свою жизнь за любого из детей. Мне очень больно думать о том, каким ужасным монстром меня представляют. Не представляешь, насколько сильно я расстроен.

Ленни Родригес: Понимаю тебя. Но, что же на самом деле произошло?

Майкл Джексон: Я.., я даже не знаю как это объяснить. Я ничего вообщем-то и не делал. Быть может однажды я обнимал Гевина, как обнимал многих других детей и кому-то показалось, что происходит нечто подобное.. Если начать с самого начала, то я забрал Гевина и его семью к себе в Неверлэнд, потому что мальчик был смертельно болен, он даже сам не мог ходить, мне приходилось самому возить его на коляске. Я хотел, чтобы последние дни он провел в самом замечательном для ребенка месте. Но через некоторое время он полностью поправился и вскоре должен был вернуться к своей повседневной жизни. Может быть это и послужило причиной моего обвинения. В 1993 году был подобный случай, когда я дал некоторую сумму денег за подобную ложь. До суда дело не дошло, мне просто не хотелось тратить свое время впустую из-за лжи, мне проще было дать родителям ребенка то, чего они так он меня хотели - денег. Так произошло и в этот раз. Сам факт обвинения был очередной ложью для того, чтобы использовать меня как денежную корову. Если в прошлый раз я стерпел подобную ложь, то в этот раз я не желал смиряться с ней. Для всех получилось бы так, будто я на самом деле признаю свою вину и откупаюсь.

Многие люди, которые по каким-либо причинам относились ко мне с неприязнью пришли на судебный процесс со своими вымышленными мерзкими историями. Мне было неприятно не только от их историй, но и от того что люди, которых я хорошо знал и доверял, говорят такое обо мне. Я не мог спать, я мало ел все время, пока шли судебные процессы. Я стал принимать успокоительные и снотворные, иначе у меня просто не получалось уснуть. После в желтую прессу просочилась информация о том, что я принимаю наркотики, а мне всего лишь хотелось спокойствия. Я хотел отдохнуть от кошмара, который трудно представить. Про свою творческую деятельность пришлось просто забыть. Судебные процессы до того истощили меня, что я находился в глубокой депрессии и сильно похудел. Что послужило еще очередным сплетням о моей внешности. Хоть мы с моими адвокатами и выиграли суд, моя репутация была опорочена, я был практически разорен этими людьми, а мой Неверлэнд стал для меня самым ненавистным местом. Меня до сих пор убивает мысль, что за свою доброту я был просто истерзан. В нашем мире, доброта наказуема, люди не верят в искреннее добро, они не способны понять, что не только Бог и ангелы могут дарить добро. Люди судят по себе и, даже не найдя ничего дурного в твоих поступках, они придумают за тебя сами, и выдадут ложь за правду, да так умело и ловко… что и сам будешь готов поверить в это… Это очень больно и горько.

Ленни Родригес: И всему виной была твоя неизмеримая и бесконечная доброта, сказал я сам себе.

Раз уж тобой была затронута тема о Боге и ангелах, то позволь спросить. Ты и твои родители были последователями секты «Свидетели Иеговы». Впоследствии ты ее покинул. Жив в религиозной семье у тебя должно было сложиться мнение о боге и религии. Как ты сейчас к этому относишься?

Майкл Джексон: Насчет религии.. думаю если бы я был богом, я бы запретил религию. Она отнимает время, заставляет страдать, быть ограниченным. Мне не нравится религия, религия всегда была ограничением. Какой смысл в почитании Бога, если все время уходит только на это? Вопрос, который часто возникал у меня в детстве: «Разве Бог не хочет добра своим детям?». Я до сих пор не могу понять, почему Бог, если он существует, не видит добра в своих детях. Почему ему часто нужно что-то доказывать, чтобы он был сам добр к тебе, почему Бога нужно бояться? Иегова не мой Бог, я не хочу такого Бога. Он слишком вспыльчив, зол и страшен. Ты когда-нибудь спрашивал себя о том, как живут люди на Земле? Я постоянно себя спрашиваю об этом, считаю, что Бог несправедлив по отношению к хорошим людям. Он никогда не видит тебя, никогда не слышит. Он только смотрит и доставляет тебе еще новые страдания. Если бы он видел мою душу, читал бы мои мысли, то он никогда бы не позволил случиться такому со мной.

Ленни Родригес: После долгого молчания сейчас ты готовишь новое мировое турне. Что тебя заставило сделать этот шаг, ведь после судебных тяжб ты до сих пор неважно себя чувствуешь?

Майкл Джексон: Знаешь, порой я задумываюсь о том Майкле, который был раньше. Сейчас мне хочется воскресить его. Не важно, что я изнурен судами, мне только хочется сказать миру, что я тот самый, какой и был раньше, что мир не убил меня своей жестокостью. Хочу оживить в сердцах своих поклонников ту музыку, которая заставляет их сходить с ума, радоваться жизни, порхать как бабочек. Хочу спеть старые хиты: Billy Jean, Dangerous, Smooth criminal… и получить от этого удовлетворение. Я не могу жить без сцены, я думаю – это должно придать мне сил для новых творческих идей.

Ленни Родригес: Майкл, раз зашел разговор о концертах, то скажи насчет этого крика «Аууу» на сцене, у некоторых он вызывает смех.

Майкл Джексон: (Улыбается). Они не понимают, когда я на сцене и танцую, ничего больше рядом не существует. Только я и мой танец. Этот крик - крик полного отрыва, это выход моей энергии, бурлящей во мне.

Ленни Родригес: А что заставляет твоих поклонников десятками падать в обморок? Такого я не видел ни на одном из шоу!

Майкл Джексон: Да, хороший вопрос ты мне задал (улыбается). Мне самому сложно на него ответить. Думаю дело в том, что они, наконец, увидели того, кого мечтали увидеть, попали на концерт своего кумира и вот, наверно, это осознание лишает их чувств.

Ленни Родригес: Но, все же, это происходит только на твоих концертах. На любых других, поклонники также идут впервые увидеть своего кумира, но никто не падает в обморок. Быть может дело в тебе?

Майкл Джексон: Что ты имеешь в виду?

Ленни Родригес: Ну, к примеру, что от тебя идет странная энергия, что танцуя, она высвобождается и воздействует на сознание; в конце концов, что ты божественного происхождения.

Майкл Джексон: (Хихикает) В нашем мире все возможно. Порой мне кажется, что мое сознание открывает передо мной такое, чего я не могу объяснить даже самому себе.

Ленни Родригес: Тогда скажи, ведь мальчик Гевин Арвизо, смертельно болевший раком, полностью выздоровел, побывав несколько недель в Неверленде?

Майкл Джексон: Да, именно так.

Ленни Родригес: И после такого никто не признал этот случай как чудо?

Майкл Джексон: Наверно люди не хотели признать во мне божественную силу.

Ленни Родригес: Ты считаешь себя богом?

Майкл Джексон: Я сказал, что я всего лишь несу в себе силу.

Ленни Родригес: Не хочешь ли ты этим сказать, что ты сын бога?

Майкл Джексон: Пусть люди об этом судят, я не думаю, что настолько сложно почувствовать во мне хоть что-нибудь.

Ленни Родригес: Хорошо Майкл, пускай люди рассуждают о твоем божественном происхождении, а у меня все. В заключении, что бы ты хотел сказать нашим читателям?

Майкл Джексон: Вы никогда не думали, что падший духом человек, снова воспрянет из пепла надежд? Спасибо всем, кто меня поддерживал на данном этапе моего существования. В дальнейшем я сумею оправдать ваши надежды, вы не останетесь забытыми. Когда мы будем там, вы поймете, что вы сделали и кому помогли. Остальным же я скажу - прощайте.

Ленни Родригес: Это все?

Майкл Джексон: Думаю да.

Мы попрощались, и когда я уходил, в глазах Майкла на мгновение промелькнула глубокая тоска, которая отпечаталась в моей памяти, как нечто неизгладимое. И вот он снова улыбается... Я никогда не забуду этот взгляд. И эти странные последние слова... Человек без возраста. Странный парень этот Майкл Джексон, может быть и правда в нем есть что-то неземное? По крайней мере, он совершенно не похож ни на одного из нас.

Многие спросят, почему это интервью не было опубликовано ранее? По трем причинам. Первая - через 5 дней после интервью, к великому сожалению, Майкл Джексон скончался. Вторая - я не хотел публиковать материал без одобрения самого Майкла. Ну и третья - было много суматохи вокруг этой личности, я хотел, чтобы все улеглось.

Теперь я решился опубликовать последнее интервью короля поп-музыки. В нем ничего не изменено и не добавлено, я чту его память. И знайте, имя Ленни Родригес вымышлено. Пускай это будет доказательством искренности Майкла Джексона. Это было его желание, теперь оно исполнено.

Ленни Родригес

Источник: http://www.inter-view.org/inv/4232.htm#cmn
Gia Дата: Четверг, 25-02-2010, 14:51 | Сообщение # 59 |
God Bless You
Репутация:
Награды:
Сообщения:
5340
Из:
Сочи
Quote (Гульнара)
Майкл Джексон: Я получаю вдохновение. Ничто в мире не дарит мне так много счастья, как созерцание радости на лице ребенка. Вообще я люблю больше давать, чем получать, в этом смысл моей жизни. Мы часто с ними беседуем на различные темы. Именно несчастные дети, у которых было трудное детство еще более чувствительны и восприимчивы. Таким детям проще привить доброту, уважение к природе, животным. С детьми вообще очень легко найти общий язык. Своими беседами я стараюсь дать им частичку той доброты, которая поможет в будущем сохранить наш прекрасный мир.

Читаю это и в который раз плачу ak В каждом его слове заключена мудрость... Поистине великий человек! Даже когда я читала его старые интервью, когда он был молодым, у меня было ощущение, что это слова мудрого старца, который знает какую то особую истину, знает то, чего не знаем мы...

Гульнара, большое спасибо за материал give_heart

Сообщение отредактировал Gia - Четверг, 25-02-2010, 14:54
Гульнара Дата: Пятница, 26-03-2010, 06:58 | Сообщение # 60 |
Шамоун!
Репутация:
Награды:
Сообщения:
3876
Из:
Isla De Muerte
Интервью с Майклом, опубликованное в журнале "Black Star" в 1980 году - Майкл рассказывает о своих любимых рецептах give_heart
Источник: http://www.the-michael-jackson-archives.com/blackstars80love.html
Перевод: Mars

На кухне с Майклом Джексоном.

«Калории надо считать. Не давайте никому сбить вас с толка на счет этого» - говорит экстраординарная звезда Майкл Джексон. Хотя Майкл один из самых известных Голливудских звезд, он не позволяет восхитительному успеху вскружить ему голову или повлиять на его стройное телосложение.

«Мне нравится приходить на кухню и что-то готовить всеми вместе. Моя семья всегда так занята, что порой очень сложно собраться всем в одно и то же время – так я в первый раз заинтересовался самостоятельной готовкой».

Обычно ланч Майкла и нескольких его приятелей состоит из фруктового салата и домашнего сыра. «Может это звучит не очень восхитительно, но уж точно не вызовет ожирение».

Однако когда Мистер Джексон хочет поделиться своими особенными кулинарными навыками – он становится очень креативным. «Я наслаждаюсь вкусом цыпленка. Меня привлекает то, что он очень полезен. У меня есть идея для ланча, которую я называю Chicken Wrap-Ups (Завернутый цыпленок – прим. пер.). В рацион я добавляю несколько видов салата, и это помогает мне оставаться сытым до обеда».

Однако как говорил Майкл вначале, калории любят счет, поэтому вы не увидите его пробующим это блюдо часто, но в особых случаях он устраивает особенный ланч. «Наслаждайтесь!»

Меню:

Винегрет из авокадо

Chicken Wrap-Ups

Охлажденный морковный сок

Chicken Wrap-Ups:

2 столовые ложки растительного масла.

2 полные грудки цыпленка, без кожи и костей, порезанные на кусочки размером в четверть дюйма.

Упаковка (10 унций) замороженной зеленой французской фасоли (бобов) - разморозить.

Сушеные нарезанные грибы (4,5 унции).

2 бульонных кубика с ароматом курицы.

Стакан воды.

3 столовые ложки соевого соуса.

¼ чайной ложки молотого имбиря.

1 упаковка замороженного теста (8 унций) для круассанов.

На сковороду с разогретым маслом выложить грудки и готовить, пока они не станут поджаристыми. Добавить размороженную зеленую фасоль, грибы, бульонные кубики, воду, соевый соус и имбирь. Готовить на медленном огне, периодически помешивая до тех пор, пока жидкость не упарится на половину. Немного дать остыть.

Далее разделить тесто для круассанов на 4 прямоугольника. Сделать в тесте отверстия. Положить ¼ приготовленной смеси в центр каждого прямоугольника. Завернуть все четыре угла в центр и скрепить. Выпекать на не смазанном противне примерно 15 минут до золотисто-коричневого цвета. Подавать блюдо горячим.

Те читатели, которые хотят попробовать блюдо с соусом могут просто приготовить грибной соус и полить им блюдо.

Винегрет из авокадо:

2 спелых авокадо

Несколько маслины без косточек

1 бутылка заправки для винегрета

Удалить косточки из авокадо. Порезать его тонкими ломтиками и выложить горкой на маленькую тарелку. Добавить несколько маслин. Заправить соусом и подать к столу.

Охлажденный морковный сок - это то, чем Майкл заканчивает свой вкусный ланч. Этот ланч восхищает гостей «Мистера J» - может ли он не впечатлить твоих друзей?

Прим: унция = 28.3495231 грамма
Форум JustMJ.ru » Майкл Джозеф Джексон » Новости о Майкле Джексоне » Интервью Майкла Джексона (От самых свежих, до самых старых!)
  • Страница 3 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Поиск: