Страница 1 из 11
Модератор форума: Louise 
Форум JustMJ.ru » Современная культура » Мода » Народный костюм индейцев (мода Центральной Америки с древних времён до наших дней)
Народный костюм индейцев
Louise Дата: Воскресенье, 13-02-2011, 16:18 | Сообщение # 1 |

You Rock My World
Репутация:
Награды:
Сообщения:
4214
Из:
Москва
http://ru.wikipedia.org/wiki....9%D1%8F

Костюм майя

Майя — первый цивилизованный индейский народ, с которым в 1502 г. столкнулись в Центральной Америке испанские конкистадоры.

Идеал красоты

Представления о телесной красоте у майя довольно сильно отличались от европейских. Так, признаком красоты считалось косоглазие; поэтому его развивали у ребёнка намеренно, привязывая к его волосам на уровне глаз смоляной или каучуковый шарик. Кроме того, майя намеренно деформировали лобную кость черепа, придавая ей сплющенную форму. Для этого ко лбу младенца через пять дней после рождения плотно прибинтовывали деревянную дощечку. По мнению майя, удлинённая форма головы придавала человеку благородный вид; к тому же за лоб такой головы было удобнее зацеплять лямки, с помощью которых переносили тяжести. Знатные люди, помимо того, искусственно изменяли себе форму носа, превращая его в «орлиный» (иногда с помощью глиняных или восковых накладок).

Таким образом, майяский идеал красоты был примерно следующим: узкое, с выдающимися скулами лицо, вытянутый назад и подчёркнуто уплощённый лоб, удлинённые (косые) глаза, крупный, загнутый книзу нос, маленький рот, выступающий закруглённый подбородок. Согласно одному из предположений, так лицо было больше похоже на початок кукурузы.

Ткани

Прядение и ткачество были едва ли не главными занятиями женщин майя. Постигать основы этих ремёсел начинали с самого раннего детства. Уже на девятый день после рождения девочке давали подержать веретено, челнок и другие детали ткацкого станка в знак того, что именно с этими орудиями труда будет связана вся её дальнейшая жизнь. Веретено майя представляло собой палку длиной 10-12 дюймов с керамическим или каменным балансировочным кольцом (пряслицем) на конце. Его вращали на маленьком керамическом блюдце. Ткацкий станок также был очень простым: нити основы натягивались между двумя планками; верхняя прикреплялась к ветке дерева или к столбу, а нижняя (шунче) с помощью специальной лямки (ямаль) удерживалась на талии ткачихи. Однако, несмотря на свою внешнюю примитивность, такой станок позволял создавать практически любые ткани. Существовали различные виды ткацких технологий: парчовая, гобеленовая, сквозной узор и т. п.

В доколумбово время ткали из белой и коричневой хлопковой пряжи, из волокон агавы и юкки (по мнению некоторых авторов, одежда из хлопка предназначалась для знати и жрецов, тогда как простые люди обходились тканью из древесных волокон). Позднее вошли в употребление шерсть и шёлк. Цветные ткани ткали из уже окрашенных нитей. При этом применяли самые разнообразные красители, как органические, так и минеральные. Самая популярная краска — индиго — извлекалась из тропического кустарника, который даёт синие и голубые тона. Красную краску получали из кактусовой тли (кошенили) и растения ачиоте, зелёную — из авокадо, чёрную — из окислов железа. Для получения красок использовали, кроме того, сок дикого томата и ежевики. Самым ценным (из-за трудности добычи) считался пурпур, который вырабатывали из морского моллюска Purpura patula. Известны были разные способы отделки готовых тканей: на них наносили узоры специальными глиняными штампами, их украшали нефритовыми или перламутровыми бусами и дисками, покрывали вышивкой. Узоры на тканях майя были не только красивы, но и имели определённый смысл. Одни узоры обозначали дождь и молнию, другие — ураган, третьи — кукурузу, и т. д. Распространены были разнообразные зооморфные орнаменты, изображавшие стилизованных индеек, уток, орлов, ягуаров, а также всевозможные геометрические рисунки.

Ткани производились не только для домашнего обихода, но и на продажу. Купцы майя торговали также пряжей и готовой одеждой. К сожалению, жаркий и влажный климат Центральной Америки не позволил сохраниться старинным тканям, но зато технология ткачества осталась практически неизменной. До сих пор индейская мастерица может изготовить всю одежду, используя древний станок.

Особым видом ткачества было у майя составление мозаичных узоров из перьев. При этом сначала готовили станок, как при тканье из текстильных материалов; затем перья раскладывались в соответствии с рисунком, намеченным ткачихой, и последовательно ввязывались в основу или в уток. Пользуясь этим способом, делали полотнища, прикреплявшиеся к поясам танцоров (при вращении они развевались, как крылья), плащи и головные уборы. Перьями украшали также балдахины, веера, щиты и т. п.

Одежда

Основным одеянием мужчин была набедренная повязка (эш); она представляла собой полосу ткани шириной в ладонь, которую несколько раз обёртывали вокруг талии, затем пропускали между ног так, чтобы концы свисали спереди и сзади. Набедренные повязки важных персон «с великой заботливостью и красотой» украшались перьями или вышивкой. На плечи набрасывали пати — накидку из прямоугольного куска ткани, также украшенную сообразно общественному положению её владельца. Знатные люди добавляли к этому наряду ещё длинную рубаху и вторую набедренную повязку, похожую на запашную юбку. Их одежды были богато декорированы и выглядели, вероятно, очень красочно, насколько можно судить по сохранившимся изображениям. Правители и военачальники иногда носили вместо накидки шкуру ягуара или закрепляли её на поясе.

Одежда женщин состояла из двух основных предметов: длинного платья (куб), которое либо начиналось над грудью, оставляя плечи открытыми, либо (как, например, на Юкатане) представляло собой прямоугольный кусок материи с прорезями для рук и головы, и нижней юбки. Судя по сохранившимся изображениям, платье и юбка могли носиться как вместе, так и отдельно; в последнем случае грудь оставалась открытой (вероятно, тот или иной способ ношения определялся социальным статусом женщины или местными обычаями). Верхней одеждой, как и у мужчин, служила накидка, но более длинная. Все предметы одежды украшались многоцветными узорами.

Обувь

Мужчины носили сандалии из шкуры тапира или оленя. Высокий кожаный задник закрывал всю пятку, но пальцы ног оставались открытыми. Сандалии крепились завязками у подъёма ноги. Женщины ходили (судя по изображениям) преимущественно босиком.

Причёски и головные уборы

И мужчины, и женщины носили длинные волосы, но переднюю часть головы обычно гладко выбривали; мужчины даже прижигали её, чтобы она не зарастала. Самой распространённой причёской были косы. Мужчины обматывали их вокруг головы наподобие венка, оставляя сзади небольшой хвостик, похожий на кисточку. Замужние женщины укладывали косы так, чтобы их концы торчали по обеим сторонам головы, как рожки. Причёски знатных дам были ещё более замысловаты и роскошны, напоминая то высокие башни, то огромные ягоды ежевики, то короны. Девушки могли ходить с распущенными волосами.

Рядовые общинники обычно не покрывали голову. Зато головные уборы аристократов и их супруг поражали своим великолепием. Носимые верховным правителем майя венцы из перьев птицы кетсаль по размеру нередко превосходили рост своего владельца. Иногда они были настолько громоздкими, что держались уже не на самой голове, а на специальных деревянных подпорках, прикреплённых к поясу. Представители знати носили также тюрбаны из ткани. У некоторых головные уборы отделывались длинными лентами, имитировавшими стебли маиса. Головы жрецов во время церемоний и воинов, отправлявшихся в поход, были увенчаны деревянными или плетёными масками ягуаров и других животных, а также рептилий и рыб, которые, по-видимому, были персонажами мифологии майя.

Украшения

Погребальные украшения царя Пакаля (615—683)

Несмотря на скудость своей одежды, майя любили украшать себя. Уже в младенчестве ребёнку прокалывали мочки ушей, нос и губы для того, чтобы вдевать в них серьги, вставки и лабретки, которые ему предстояло носить в дальнейшем. Передние зубы, резцы и клыки могли быть украшены инкрустацией из нефрита или пирита; для этого на передней стороне зуба высверливали впадину глубиной в несколько миллиметров, в которую затем помещали инкрустацию. Это была не просто дань моде — подобное украшение доказывало мужество его обладателя и его способность переносить боль.

Женщины прикрепляли к краям одежды диски из раковин, чтобы они мелодично позванивали при ходьбе.

Непременным дополнением наряда и у мужчин, и у женщин были ожерелья и браслеты (ручные и ножные). На современный взгляд, украшения древних майя слишком массивны и выглядят несколько грубовато, но о вкусах, как говорится, не спорят.

Украшения делались из перьев, дерева, кости, перламутра и цветных камней. В качестве материала для украшений использовали топазы (из них обычно делали носовые вставки), железный колчедан, кварц, змеевик и нефрит. Этот зелёный полупрозрачный поделочный камень майя ценили превыше всего. В их представлении он был вместилищем волшебной силы, символом жизни, дождя и крови.

В классический период великие правители майя отправлялись в мир иной, щедро одаренные напоследок всевозможными нефритовыми изделиями. Например, в гробнице правителя города Паленке, обнаруженной мексиканским археологом А.Русом в 1952 г., останки покойного были буквально засыпаны нефритом. На его груди лежала искусно сделанная подвеска в виде летучей мыши, составленная из 189 кусков гладко отполированного нефрита. Шею и плечи охватывало ожерелье из более чем 2000 нефритовых бусин, нанизанных в 9 рядов. На обеих руках были нефритовые браслеты и кольца, а череп венчала диадема из нефритовых же дисков. Лицо погребённого правителя покрывала мозаичная маска, сложенная из 200 с лишним кусочков нефрита (только для глаз были использованы обсидиановые кружки и перламутровые раковины). Кроме того, в правую руку был вложен нефритовый кубок, а в левую — шарик из того же материала. Всё это, по-видимому, должно было гарантировать усопшему вечную жизнь.

Косметика

У майя был широко распространён обычай покрывать лицо и тело геометрической татуировкой (для этого предварительно окрашенную кожу слегка надрезали). Чем больше татуировок было на теле, тем храбрее считался мужчина, так как нанесение татуировки прорезанием было очень мучительным, и человек после этого болел несколько дней. Тех, кто не татуировался, высмеивали. Юноши до женитьбы не имели татуировки. Женщины татуировали лицо и верхнюю часть тела (за исключением груди).

Не меньшей популярностью пользовалась у майя окраска тела и лица (перед началом военных действий, по праздникам и т. п.). Применялось несколько видов краски, каждый из которых имел своё значение. Так, чёрная краска символизировала войну, поскольку наконечники стрел и копий делались из чёрного минерала обсидиана. Ею обмазывали своё тело неженатые молодые мужчины, а также те, кто постился. Этим же цветом, но в сочетании с красным, обозначавшим кровь, разрисовывали себя воины. Голубой считался цветом жертвоприношений; им окрашивались тела жрецов и людей, предназначенных в жертву богам. Раскраска рабов представляла собой чередующиеся чёрные и белые полосы. Женщины майя разрисовывали себе только лица, отдавая предпочтение красному цвету. Краска, смешанная с ароматической смолой, держалась на коже по нескольку дней, защищая её от солнечных ожогов и укусов насекомых.

Женщины майя любили также благовония, обильно умащая ими грудь, руки и плечи. Чтобы очистить зубы и отбить неприятный запах изо рта, жевали смолу дерева чикле. Вдобавок ко всему, женщины, особенно знатные, повсюду ходили с букетиками цветов, которые время от времени нюхали.

Современный костюм

Цивилизация майя была уничтожена испанскими завоевателями, но и сегодня сотни тысяч индейцев майя продолжают, как и прежде, жить в своих селениях, расположенных в горах и джунглях Мексики и Гватемалы. Многие из них до сих пор сохраняют приверженность традиционному костюму. Наиболее ярко выражена эта приверженность у племен майя, проживающих в Гватемале. Здесь национальную индейскую одежду носят и по праздникам, и в повседневной жизни. Не только каждая деревня, но и каждая семья бережёт свою манеру носить костюм, сохраняет расцветку, символику и технику изготовления ткани.

Современный женский костюм майя состоит из длинной, доходящей до лодыжек юбки — корте. Это просто прямоугольный кусок материи, полосатой или украшенной вышитыми мелкими узорами. Он то обёртывается вокруг талии плотно, то укладывается складками или собирается в густые сборки, в зависимости от местной моды. Закрепляют юбку узорчатым поясом, длина и ширина которого зависят от возраста женщины и её положения в общине. Второй компонент женской одежды — просторная блуза (уипиль). Завершает наряд длинная шаль — тсуте. Обычно её носят перекинутой через плечо, но в неё можно также поместить кладь для переноски, завернуть ребёнка или самой закутаться в холодную погоду.

Большинство женских костюмов дополняют разнообразные тюрбаны, которые могут представлять собой как обыкновенный платок, обмотанный вокруг головы, так и весьма сложную, замысловатую конструкцию. Самые оригинальные тюрбаны носят женщины из деревни Сантьяго, расположенной у озера Атитлан. Узкую ленту красного цвета, длиной примерно 12 метров, сплошь расшитую на концах геометрическими узорами, сначала накручивают на косу, а затем обвивают вокруг головы. Такой головной убор создаёт эффект яркого ореола или нимба. В качестве дополнительного украшения к нему могут быть пришиты длинные разноцветные кисти.

Не менее красочно выглядят и мужские костюмы. Штаны, обычно очень широкие и короткие (до середины икр), бывают самых разных расцветок. Многоцветные полосатые рубашки заправляются в штаны, а вокруг талии обматывается пестротканый пояс. Необходимым дополнением служит большая полотняная сумка, которую носят на плече или привязывают к поясу. Головные уборы варьируются от панам с плоскими полями до шляп с круглой тульей и очень узкими полями, украшенных цветными лентами. И женщины, и мужчины ходят босиком или носят местные сандалии.

Louise Дата: Пятница, 08-04-2011, 23:42 | Сообщение # 2 |

You Rock My World
Репутация:
Награды:
Сообщения:
4214
Из:
Москва
Индейцы Равнин - символ индейцев Северной Америки
http://www.first-americans.spb.ru/n5/win/ewers.htm

Летний день 1945 г. Я нахожусь на ярмарке в Грейт Фоллс, северная Монтана. Передо мной бойкий коммивояжер от медицины превозносит лечебные силы своих, запечатанных в бутылки товаров. Время от времени он указывает на стоящую перед ним живую рекламу - высокого, прямого, молодого белого юношу, чье разрисованное краской лицо окаймлял прекрасный, ниспадающий головной убор из перьев. Тело молодого человека было облачено в матерчатые рубаху, леггины и набедренную повязку, выкрашенные в цвет оленьей кожи. Аудитория состояла главным образом из индейцев резерваций Монтаны, одетых в обычную европейскую одежду: штаны и рубахи. Я был заинтересован тем фактом, что бледнолицый символ американского индейца стоит перед нами в костюме, который очень напоминает те, в которых его слушатели - черноногие, кри и кроу - выступают для туристов на индейских шоу.

Каким же образом этот живописный костюм стал символом "индейскости" и для самих индейцев и для белых? Каким же образом на основе культуры Равнин сформировался популярный образ индейца? Почему и в Европе и в Америке люди, думая об индейцах, представляют себе носителей ниспадающих перьевых головных уборов, жителей конических типи, конных воинов и охотников на бизонов? Несомненно, что у наших отцов-основателей в дни, когда фронтирные поселения располагались не намного западнее Аллеганских гор и люди границы были знакомы лишь с индейцами - жителями лесов, обитавшими в крытых корой жилищах, путешествовавшими в берестяных каноэ или челноках, охотившимися и воевавшими пешком и не носившими ниспадающих головных уборов, такого представления не существовало. Как и когда оно возникло?

Заглянув в историю, мы обнаруживаем, что создание и формирование этого образа было долгим процессом, на который повлияло множество факторов. Постараемся проследить развитие образа от момента, который представляется самым начальным.

Очевидно, что до того, как не-индейцы начали изображать индейца индейцем Равнин, у них не было ясного представления об индейцах Великих Равнин и о тех аспектах их культуры, которые типизировали их путь жизни. За два с половиной века между путешествием Коронадо к сказочному городу Кивира в степях Канзаса в 1541 г. и покупкой США Луизианы в 1803 г. европейские исследователи и торговцы пересекли значительные части Равнин. Тем не менее, эти испанцы, французы и англичане не создали популярной литературы и не нарисовали известных картин об индейцах Равнин - ни портретов, ни сцен жизни. До покупки Луизианы эти индейцы оставались по сути дела неизвестными ни европейцам, ни жителям США (хотя некоторые сообщения ранних исследователей и торговцев уже были опубликованы).

Пять мужчин из племен ото, канза (коу), миссури, омаха и поуни,
посетившие Вашингтон и другие восточные города в 1821 г.
Картина художника Чарлза Бед Кинга

Первые прославившиеся портреты индейцев Равнин были сделаны в восточных городах в первом десятилетии XIX века. Они изображали индейцев, которых Льюис и Кларк, следуя указанию президента Джефферсона, послали в Вашингтон. Рисунки были сделаны в профиль, очень компетентными художниками, использовавшими механический прием, известный как "физионотрейс", чтобы точно очертить контуры голов своих клиентов. Французский художник Чарльз Бальтазье Ферге де Сен-Менин нарисовал портреты 12 мужчин и двух мальчиков, составлявших первую делегацию индейцев, прибывшую из-за Миссисипи. Томас Джефферсон приветствовал этих индейцев в Президентском Дворце летом 1804 г. и восторженно назвал их "гигантами и лучшими людьми, которых мы когда-либо встречали".

Чарльз Уиллсон Пил, выдающийся филадельфийский художник и владелец музея, вырезал миниатюрные силуэты десяти членов второй делегации индейцев Запада. 8 февраля 1806 г. он послал несколько профилей президенту Джефферсону с комментарием: "Линии лиц некоторых из этих индейцев очень интересны".

После своего возвращения с тихоокеанского побережья М. Льюис купил несколько оригиналов и копий индейских портретов Сен-Менина. Несомненно, что он намеревался включить репродукции, сделанные с них, в богато иллюстрированное сообщение об исследованиях Льюиса и Кларка, неосуществленное из-за его безвременной кончины в 1809 г. Несомненно , что в него вошли бы точные зарисовки костюмов и других предметов искусства индейцев Равнин, высланных или привезенных Льюисом и Кларком, которые Пил демонстрировал в своем популярном Филадельфийском музее.

Более важным фактором раннего распространения образа равнинного индейца стали портреты маслом нескольких членов делегации индейцев с Нижней Миссури и долины Платт, прибывшей в Вашингтон в конце 1821 г. Хотя Чарльз Бед Кинг рисовал портреты этих индейцев для Томаса МакКеннея, суперинтенданта по торговле с индейцами, он сделал и несколько дубликатов своих портретов, которые разошлись более широко - один был послан в Данию, другой - в Лондон. Оригинальные портреты сформировали ядро Национальной Портретной Галлереи Индейцев, которая стала одним из самых любимых туристами мест Вашингтона. В 1865 г. она была почти полностью уничтожена во время пожара в Смитсонианском институте.

Самым популярным индейцем делегации 1821 г. был Петалешарро, молодой воин пауни. Во время своего путешествия на Восток он был принят как герой из-за того, что отважно выручил команчскую девочку, которую должны были принести в жертву Утренней Звезде во время ежегодной паунийской церемонии. Портрет Петалешаро был нарисован в Филадельфии Джоном Ниглом, а также Кингом, и Сэмюэль Ф. Б. Морс поместил ее перед галереей посетителей на своей популярной картине "Старый Дом Представителей", нарисованной в 1822 г. Все три картины изображают этого индейского героя в ниспадающем перьевом головном уборе. Насколько мне известно, они являются первыми из миллионов изображений этого живописного индейского головного украшения, сделанных художниками и фотографами.

Во время этого восточного путешествия индейцев с Петалешарро встречался популярный писатель Джеймс Фенимор Купер. Эта встреча была источником вдохновения в написании "Прерии", единственного романа из серии "Кожаный Чулок", связанного с Великими Равнинами. В индейцах Равнин Купер нашел добродетели, которыми он наделил своих героев - индейцев Вудленда (Лесов, - прим. пер.) раннего периода в "Последнем из могикан". Отзываясь об индейцах через два года после опубликования этого популярного романа, он отмечает: "Большинство из них, живущих в, или около поселений, - униженная и сильно деградировавшая раса. По мере удаления от Миссисипи станут видны более здоровые стороны жизни дикарей."

Купер думал, что вожди индейцев Равнин обладают "величием духа, стойкостью и диким героизмом..." и привел Петалешарро в качестве первого примера.

До 1840 г. некоторые из отличительных особенностей индейцев Равнин приводились в иллюстрированных книгах и журналах. Первым опубликованным изображением конического кожаного типи кочевых индейских племен была грубая гравюра по полевой зарисовке Титиана Пила во время экспедиции Майора Лонга 1819-20 гг., появившаяся в сообщении Эдвина Джеймса об этих исследованиях.

Т. Пилу мы также обязаны первой публикацией изображения верхового индейца Равнин, убивающего бизона из лука. Она появилась как цветная литография в "Cabinet of Natural History and Rural Sports", Филадельфия, 1832 г.

Первым изображением верхового воина Равнин, по-видимому, была литография с рисунка Питера Риндесбахера "Нападение воина сиу", опубликованная в октябре 1829 г. в "American Turf Register and Sporting Magazin" и сопровождавшая статью "Коневодство у индейцев Северной Америки". Риндисбахер имел много возможностей наблюдать воинов и охотников на бизонов Равнин в течении почти пяти лет жительства в поселении Лорда Селкрика на Северной Ред-Ривер в 1821-26 гг. Несомненно, что Пил и Риндисбахер разогрели растущий интерес среди армейских офицеров, лошадников и спортсменов к замечательному искусству индейцев Равнин как конных воинов и охотников на бизонов.

Риндисбахерова зарисовка конных индейцев, преследующих бизонов, была предложена как цветная литография к обложке второго тома Томаса МакКеннея и Джеймса Холла "История индейских племен Северной Америки". Однако, лишь малая часть из 120 прекрасно напечатанных цветных литографий этой работы действительно изображали индейцев Равнин. И почти все они были портретами членов западных делегаций в Вашингтон, оригиналы которых были созданы Сен-Менином, Кингом или его учеником, Джорджем Куком.

В 1839 г. Сэмюел Джордж Мортон из Филадельфии, считающийся отцом физической антропологии в Америке, опубликовал свою главную работу "Crania Americana". На обложку помешена литография, репродуцирующая портрет, написанный Джоном Ниглом с верховного вождя омаха, Большого Лося, выдающегося члена делегации с Великих Равнин в 1821 г. Мортон объяснил свой выбор следующим образом: "Среди множества изученных мной индейских портретов, нет ни одного, изображающего более характерные черты: покатый лоб, низкие брови, большой орлиный нос, высокие скулы, широкие лоб и подбородок, и угловатое лицо.

Первым иллюстрированным учебником по американской истории была книга "История США" Чарльза А. Гудрича. Впервые опубликованная в 1823 г., к 1843 г. она была переиздана 150 раз. Однако, появившаяся в1832 г. "История США" Ноя Вебстера стала ее популярным конкурентом. Маленькие и порой неразборчивые гравюры в этой книге не были многочисленны. Тем не менее, некоторые из них изображают индейцев. В истории Вебстера некоторые сцены были скопированы с зарисовок индейцев побережья Северной Калифорнии, сделанных Джоном Уайтом в XVI веке. Но сцены, изображающие встречи ранних исследователей с индейцами, заключение индейских договоров и индейские войны основывались, главным образом, на работах анонимных авторов. Индейцы Равнин отсутствовали. Они еще не успели оставить яркий след в истории Америки своим упорным сопротивлением вторжению белых поселений в их родные степи.

Но наибольшее влияние на распространение образа индейца Равнин и становления его как символа американского индейца оказали книги американского художника Дж. Кэтлина и немецкого ученого, принца Александра Филиппа Максимилиана, а также картины Кэтлина и шведского художника Карла Бодмера, сопровождавшего принца в экспедиции на Верхнюю Миссури в 1833-44 гг.

Вдохновленный видом делегации западных индейцев, проезжавшей через Филадельфию по пути в Вашингтон, и своим собственным заключением, что живописные индейцы Равнин обречены на культурное уничтожение по мере продвижения фронтира на запад, Кэтлин решил спасти этих индейцев от забвения и, пока не поздно, "стать их историком". Летом 1832 г. и летом 1834 г. он путешествовал среди племен Верхней Миссури и южных Равнин, собирая информацию и готовя картины для Индейской Галереи, которая вызвала восторги зрителей в больших городах Америки. В 1840 г. выставка 4 года демонстрировалась в Англии, в Лондоне. Затем она переместилась в Париж и была специально представлена в Лувре королю Луи Филиппу. Кроме картин, на выставке демонстрировались одетые в костюмы манекены, стояло типи кроу и регалии индейских танцев и церемоний (чиппева и айова). Именно Кэтлин представил "Дикий Запад" цивилизации, и выставка произвела на европейцев и американцев неизгладимое впечатление.

Тем не мене, книги Кэтлина оказали еще большее влияние. Его двухтомные "Манеры, обычаи и состояние североамериканских индейцев", опубликованные в 1841 г. в Лондоне, включали как живое описание его путешествий и наблюдений, так и 312 репродукций с металлических гравюр его зарисовок. Работа вызвала восторженные отклики и в США и за рубежом и была переиздана 5 раз за 5 лет. Хотя Кэтлин включил краткие описания и иллюстрации, главным образом портреты некоторых наполовину цивилизованных племен Вудленда, он концентрировался, в основном, на диких племенах Великих Равнин. Можно сказать, что индейцы Равнин были его любимцами. Часто, если не постоянно, Кэтлин их превозносит. Он заявил, что племена Верхней Миссури были "прекраснейшими образцами индейцев континента... в состоянии полнейших грубости и дикости, и поэтому живописны и красивы настолько, что это невозможно описать". Кроу были "красивыми и хорошо сложенными людьми по меркам любой части мира". Ассинибойны - "прекрасной и гордой расой". "Сиу выглядят так же прекрасно" и почти те же слова использованы при описании шайеннов. Несколько глав книги он посвятил Четырем Медведям, второму вождю манданов, которого он назвал "самым необычайным человеком, живущим в наши дни среди Первозданной Природы".

"Reise in das Innere Nord Amerika in der Jahren 1832 bis 1834" принца Максимилиана, впервые опубликованная в Кобленце (1839-41 гг.) была более сдержанным научным описанием индейцев Верхней Миссури. Тем не менее, в течении нескольких лет она была переиздана в Париже и Лондоне, а спрос на нее превысил предложение. Популярностью своей она во многом обязана прекрасным репродукциям несравненных полевых зарисовок равнинных индейцев Карла Бодмера, появившимся в сопутствующем "Атласе".

Работы Кэтлина и Максимилиана - Бодмера, появившиеся почти одновременно, повлияли на внешний образ индейцев, сложившийся в середине XIX века, в двух направлениях. Во-первых, пример этих исследователей подтолкнул других художников к поездкам на Запад и рисованию индейцев Равнин в поле. Среди таких художников наиболее известны американец Джон Микс Стенли, американский немец Чарльз Уимар, канадец Пол Кейн, и швед Рудольф Фредерик Керц.

Во-вторых, наиболее способные иллюстраторы, не бывшие на Западе, стали рисовать, используя для справки работы Кэтлина и Бодмера. В 1843г., через два года после первой публикации популярной книги Кэтлина, предприимчивый филадельфийский издатель предложил "Сцены индейской жизни: серии оригинальных рисунков, изображающих события из жизни индейского вождя. Нарисованы и вырезаны на камне Феликсом О.С. Дарлеем". Работа изображала эпизоды из жизни вымышленного вождя сиу. Художник был тогда совсем не известным "местным парнем", 20-ти лет от роду; но он обладал замечательным искусством рисовальщика. Дарлей стал выдающимся иллюстратором книг и журналов. Хотя большинство его иллюстраций изображают не индейцев, он несколько раз рисовал охоту на бизонов и другие стороны жизни индейцев Равнин. Он подготовил обложку и иллюстрированную первую страницу для первого издания "Пути в Калифорнию и Орегон" Фрэнсиса Паркмана. В конце жизни он сделал цветную литографию "Возвращение с охоты", отличающуюся ложным реализмом, которого, при полном незнании объекта, может достичь лишь очень искусный художник. На переднем плане изображено берестяное каноэ, на среднем - типи, деревня, на заднем - высокие горы. Дарлей, похоже, спрессовал в единой сцене географию и культуру, характерные для всей области от Великих Озер до Скалистых гор.

Дарлей был ближе к истине, когда следовал Кэтлину и Бодмеру более точно. Некоторые из его иллюстраций к книгам честно сопровождаются пометкой "По Кэтлину".

Ма-то-то-па, вождь манданов

Некоторые из наиболее популярных оттисков Керье и Айвеса (1850-60-е гг.) были западными сценами, литографированными с очень реалистичных рисунков, выполненных совместно немцем по происхождению Луисом Маурером и Артуром Фитцуиллиамом Теитом, родившимся в Англии. Ни один из них лично не видел индейцев Равнин. Маурер признал, что свои знания об индейцах они получили, рассматривая репродукции работ Бодмера и Кэтлина в Эсторской библиотеке в Нью-Йорке.

И наконец, Кэтлин и Бодмер сильно повлияли на тех меньших, дешево оплачиваемых художников, которые иллюстрировали множество популярных книг об индейцах, а также школьные пособия; они начали появляться через несколько лет после опубликования работ Кэтлина и Бодмера. Можно проследить дегенерацию реалистичности в иллюстрировании копий этих некогда популярных книг, хранящихся теперь в зале редких книг Библиотеки Конгресса.

В 1840-50-е гг. плодовитым создателем популярных книг был Сэмюэл Грисволд Гудрич, обычно использовавший псевдоним "Питер Парли". В 1856г. он утверждал, что написал 170 книг общим тиражом в несколько миллионов экземпляров. К 1844 г. Гудрич открыл Кэтлина, когда тот опубликовал "Историю индейцев Северной и Южной Америки"; он цитировал Кэтлина в тексте и скопировал "Четыре Медведя" на одной из иллюстраций. Вышедшая через 2 года книга Гудрича "Манеры, обычаи и древности индейцев Северной Америки" заимствовала все свои 35 иллюстраций, изображающих индейцев, из Кэтлина. Двадцать восемь из них представляли индейцев Равнин. И наконец, в "Рисованной истории США для детей" Гудрича, впервые опубликованной в 1860 г. и через пять лет принятой как учебник для публичных школ Мэриленда, индейцы Новой Англии, Виргинии и Острова Роанок изображены живущими в типи и носящими ниспадающие головные уборы равнинного стиля, а индейцы Виргинии XVII века показаны завернутыми в раскрашенные бизоньи шкуры и совершающими бизоний танец перед своими типи.

Впечатлительные молодые читатели популярных историй об индейских войнах, опубликованных в 1850-х, также увидели в племенах Вудленда общие черты равнинной культуры. В "Индейских войнах США с самого раннего периода до наших дней" Джона Фроста конная охота на бизонов изображена в главе о франко-индейских войнах, кэтлиновский верховой воин кроу - в главе о войне 1812 г., а кэтлиновский же портрет Орлиных Ребер, воина черноногих - в главе о войне с криками.

Кэтлиновские и бодмеровские изображения индейцев Равнин претерпели еще даже больше в "Индейских войнах США со времен открытия и до настоящего времени" Уильяма В. Мура. В этой книге "Четыре Медведя" стал "Понтиаком", конный воин кроу - "воином криков", а церемония манданов превратилась в "деревню семинолов". Хорошо идентифицированные бодмеровские портреты лидеров манданов, хидатса и сиу стали "Сатуриоувой", флоридским вождем XVI века и двумя лидерами индейских войн колониальной Новой Англии.

В 1856 г. в Англии было опубликовано первое иллюстрированное издание "Песни о Гайавате" Г. Лонгфелло. Джон Джилберт, его иллюстратор, не копировал Кэтлина дотошно, но во многом основывался именно на нем и представил героев поэмы древних оджибвеев озера Верхнего типичными индейцами Верхней Миссури. Например, его портрет "По-пок-кивиса" является лишь слегка отличной версией манданского героя Кэтлина, "Четырех Медведей".

Появление таких индейцев Вудленда в одежде индейцев Равнин этим не ограничилось. Джон Микс Стенлей хорошо знал племена Равнин, однако, когда он попытался нарисовать "Молодого Ункаса" (мохеганин XVII века) и "Испытание Красной Куртки" (сенека), то одел их в костюмы племен западных степей. И когда Карл Бодмер, вместе с французским художником Жаном Ф. Миллетом создавали серии реалистичных, но богатых поэтическими образами сцен пограничных войн в долине Огайо во время войны за независимость, вполне понятно, что изображенными на них оказались индейцы Равнин в головных уборах.

В 1860 г. появилось новое средство пленения воображения американских мальчиков образом индейского воина. Увеличивались количество и тираж дешевых романов. Излюбленной темой этой сенсационной литературы была война с индейцами на Западных Равнинах, во время которой диких команчей, кайова, черноногих или сиу "повергали в прах" во время опасных приключений героя. Кипы этих дешевых книженций отсылались в лагеря солдат или в поле во время Гражданской войны и чтение их позволяло юношам в серой или синей униформе по крайней мере на время забыть о своих собственных бедствиях и страданиях.

Угроза войн с индейцами Равнин стала очень реальной, когда после Гражданской войны переселенцы, старатели, дилижансы и телеграфные линии потянулись через Равнины, и сиу, шайенны, арапахо, кайова и команчи стали защищать свои охотничьи земли от этого вторжения. На запад посылались репортеры газет и журналов, которые должны были сообщать о результатах индейских войн. Теодор Р. Дэвис, художник и репортер "Harper's Weekly" путешествовал на дилижансе Баттерфилд Оверленд Диспетч, атакованном 24 ноября 1865 г. шайеннами (около станции Смоуки Хиллс Спринг). Эта яркая картина опыта из его собственной реальной жизни, опубликованная 21 апреля 1866 г. стала прототипом одного из самых стойких символов Дикого Запада - нападения индейцев на дилижанс.

Старавшиеся информировать цивилизованный мир о характере и ходе войн с индейцами Равнин, иллюстрированные журналы посылали в поле репортеров-рисовальщиков, изображавших индейскую жизнь, договорные советы и все те события быстро меняющейся военной ситуации, которым они были свидетелями или о которых узнавали от участников этих событий. В 1867 г. Т. Дэвис осветил для "Harper's Weekle" кампанию генерала Хенкока против враждебных шайеннов, сиу и кайова, развернувшуюся на территории Канзаса. Дж. Тэйлор зарисовал договор Медисин Лодж, заключенный в том же году, для "Иллюстрированной Еженедельной Газеты Фрэнка Лесли". Художники и репортеры приезжали из далекой Германии, и наши войны с западными индейцами нашли отражение в канадских и английских журналах, таких как "Канадские иллюстрированные новости" и "Лондонские иллюстрированные новости".

Отчаянно сопротивлявшиеся армии США индейцы Равнин снова и снова демонстрировали свои отвагу и воинское искусство. 26 июня 1876 г , на Литтл Биг Хорн они уничтожили отряд Кастера, нанеся армии США самое чувствительное поражение за всю ее долгую историю. Многие художники, основываясь, в основном, на своем собственном воображении, пытались изобразить это драматическое действо. Одна художественная реконструкция заключительной стадии боя, литография Отто Бекера "Последний бой Кастера", по картине Кассилли Адамса, стала одной из самых знаменитых американских картин. Было распространено более 150 тыс. копий этой большой литографии (скопировано Анхеусером-Бучем в 1896г.). Они дали тему для разговоров миллионам посетителей баров по всей стране.

За 4 года до своей смерти Джордж Армстронг Кастер сериально опубликовал в "Гелакси", респектабельном журнале среднего класса, "Мою жизнь на Равнинах", в которой восхищался "бесстрашным охотником, несравненным наездником и воином Равнин". Многие армейские офицеры, воевавшие против этих индейцев, выражали подобное мнение, распространившееся по пользующимся спросом книгам, некоторые из которых были богато иллюстрированы репродукциями рисунков и фотографий, включая портреты многих ведущих вождей и воинов враждебных индейцев - Красного Облака, Сатанты, Галла, Сидящего Быка и других. Военные подвиги этих лидеров стали известны читателям XIX века лучше, чем подвиги героев лесов, таких как Король Филипп, Понтиак, Текумсе, Оцеола и Черный Ястреб.

20 июля 1881 г. Сидящий Бык, последний из выдающихся лидеров войн равнинных индейцев, вернувшись из Канады и сдавшись властям США, сдал свою винтовку. Но в ближайшие 2 года Уильям Ф. Коди, наездник пони экспресс, разведчик, борец с индейцами и герой сотен дешевых романов, получивший за свое охотничье искусство прозвище "Баффало Билл", организовал представление на тему уходящей жизни Старого Запада, которое было столь реалистичным, что никто из видевших уже его не забывал. Шоу "Дикий Запад Баффало Билла" открылось в Омахе, Небраска, 17 мая 1883 г. Оно просуществовало более 3-х десятилетий и выступало перед округлявшими глаза зрителями США, Канады, Англии и Европы. В 1885г. с шоу путешествовал сам Сидящий Бык. Оно всегда включало ряд представлений с настоящими индейцами Равнин - пауни, сиу, шайеннами и арапахо - охотившимися на маленькое стадо бизонов, танцевавшими военные танцы, устраивавшими скачки и нападавшими на хижину переселенца или на переселенческий обоз, пересекающий Равнины. Кульминацией каждого представления было нападение индейцев на Дедвудский почтовый дилижанс, пассажиров выручал сам Баффало Билл и его лихие наездники-ковбои. Эта сцена бычно изображалась на обложке программки и на плакатах, рекламирующих шоу.

В 1877г. шоу было хитом Американской Выставки на праздновании в Англии Золотого Юбилея Королевы Виктории, представлялось перед заполненными трибунами, вмещавшими 40 тыс. Зрителей, на большой арене. 16 апреля 1887г. "Лондонские иллюстрированные новости" попытались это объяснить: "Замечательное представление, "Дикий Запад", вызвало фурор в Америке, и это легко объяснить. Ведь это - не цирк, и вовсе не представление в театральном смысле, а точное изображение повседневных сцен фронтирной жизни, пережитых и изображаемых людьми компании "Дикий Запад"."

Исключая Испанию, где ни одно уличное представление не могло конкурировать с боем быков, шоу Баффало Билла получило на всем континенте непревзойденное признание. Во время семимесячной остановки на Парижской Выставке (1899) оно привлекло многих знаменитых художников. Известная французская анималистка Роза Бонею изобразила индейцев-участников шоу преследующими бизонов. Более того, индейцы воодушевили Цируса Даллина, американского скульптора, обучавшегося тогда в Париже, на создание первой серии героических статуй, изображавших индейцев Равнин. "Знак мира", законченная как раз вовремя, чтобы завоевать медаль Парижского Салона 1890-го г., теперь стоит в Парке Линкольна, Чикаго. Вторая работа, "Шаман" (1899) находится в Парке Феэмаунт, Филадельфия. Знаменитый скульптор Лорадо Тафт считал ее "величайшим достижением" Даллина и "одним из самых замечательных и значительных плодов американской скульптуры". В "Обращении к Великому Духу", обладателе золотой медали Парижского Салона 1909г., индеец сидит верхом на лошади перед Музеем изящных искусств в Бостоне. И четвертую работу, "Скаута", можно увидеть на холме в Канзас-сити. Тафт назвал реалистичных конных индейцев Даллина "одними из наиболее интересных публичных монументов страны".

Феноменальный успех шоу "Дикий Запад Баффало Билла" воодушевило других людей организовать подобные же шоу, которые, вместе с мелкими "медисин" шоу индейцев, в первые годы нашего века ездили по США и Канаде, предоставляя работу многим индейцам, не являвшимся членами равнинных племен. Эти шоу сыграли определенную роль в распространении таких черт равнинной культуры, как ниспадающий перьевой убор, типи, военные танцы равнинных племен, среди индейцев,живших на значительном от них расстоянии. Уже в 1890-х годах путешествовавший с медисин-шоу шайенн ввел "военный головной убор" среди индейцев острова Кейп Бретон. Благодаря контакту с индейцами-участниками шоу на Пан-американской экспозиции в Баффало (1901 г.) сенека штата Нью-Йорк заменили свою традиционную корону из торчащих вверх перьев на головной убор равнинного типа и научились ездить верхом и танцевать подобно индейцам Равнин, чтобы получить работу на популярных индейских шоу этого периода. Карл Стоящий Олень, профессиональный цирковой индеец, ввел головной убор индейцев Равнин среди своих людей, чероки Северной Каролины (осень 1911г.).

Принятие типичного костюма индейцев Равнин, их типи, а также некоторых других характерных особенностей культуры в качестве стандартного снаряжения для шоу индейцами других культурных областей очевидно при изучении фотографий XX века. Моя коллекция фотографий, почтовых карточек и газетных иллюстраций, датируемых от начала века, включает изображения пенобскотов штата Мэн (и женщин, и мужчин), носящих типичные для Равнин одежды, танцующих перед своими типи на празднике в Бангоре; юма латунной общины Аризоны, каждый член которой носит полный костюм индейца Равнин; танцующих зиа пуэбло Нью Мексико в ниспадающих перьевых головных уборах; кайюсов Орегона, позирующих в типичном костюме Равнин перед типи; и юношу-индейца, стоящего перед типи в черокском поселении, привлекая туристов и заманивая их в магазин редкостей.

В 1958г. я говорил с индейцем маттапони на побережье Виргинии о красивом головном перьевом уборе сиукского типа, который он носил, приветствуя посетителей маленького индейского музея, расположенного в его резервации. Он был горд тем, что сделал его сам, даже вышил головную ленту. С простой и неопровержимой логикой, которую часто можно встретить в индейских комментариях американской культуры, он объяснил: "Ваши женщины копируют свои шляпки с парижских, потому что они им нравятся. Мы, индейцы, используем стили других племен так же потому, что они нам нравятся".

Тенденция стандартизации индейского костюма, основанная на моделях индейцев Равнин, отразилась и в искусстве некоторых талантливых художников таос из Нью-Мексико, для которых чувственная интерпретация "индейскости" была важнее достоверности племенной принадлежности. Точно так же, это проявляется в выдающихся картинах, посвященных значительным историческим событиям колониального периода Востока. Костюмы равнинных индейцев нетрудно узнать на фреске Роберта Рейда "Бостонское чаепитие" (Стейт Хаус, Бостон) или на "Договор с индейцами Уильяма Пенна" в здании Конгресса в Харрисбурге, обе работы были созданы в первой четверти нашего века. И ,видимо, не вызывает удивления вид индейцев XIX века, сидящих на празднике, изображенном на картине Дженни Браунскомб "Первый день благодарения", висящей в Пилигрим Холл, Плимут, Массачусетс.

Все американские монеты, на которых изображены индейцы, тесно связаны с индейцами Равнин. И пенни с головой индейца, выпущенная в 1856г., и золотой десятидолларовик, подготовленный Огюстом Сент-Гауденсом к выпуску в 1907г., представляют собой художественные концепции Божественной Свободы в оперенном головном уборе. Несколько индейцев притязают, что именно они были моделями пяти индейских голов на знаменитом "бизоньем никеле". Но его создатель, Джеймс Эли Фрезер, в письме к Комиссионеру по индейским делам, датированном 10 июня 1931 г., утверждал: "Я использовал три головы и помню двух людей, одним был Железный Хвост, самый лучший индейский типаж из мне известных, другим был Две Луны, а имени третьего я не помню.

Примечательно, что две модели, которых помнит автор, были индейцами Равнин. Две Луны, вождь шайеннов, помог "смести" отряд Кастера на Литтл Биг Хорн. Имевший выраженные черты лица Железный Хвост возглавлял атаку сиу на дедвудский дилижанс в шоу Баффало Билла. В течении 25 лет после выхода монеты в 1913 г. - когда за никель можно было проехаться в Нью-Йоркской подземке, купить сигару или мороженное - впечатляющая голова индейца, вместе с бизоном, изображенным на противоположной стороне монеты, напоминала американцам об индейцах Равнин.

Единственной, постоянно выпускаемой американской маркой, носящей портрет индейца, является 14-ти центовая марка, впервые вышедшая 30 мая 1923 г. Названная "Американский индеец", она изображает Медведя Пустого Рога, красивого сиу из резервации Роузбад, Южная Дакота, умершего в Вашингтоне после участия в параде, последовавшем за инаугурацией президента Вудро Вильсона.

В торжественной церемонии, посвященной похоронам Неизвестного Солдата Первой мировой войны, специальный человек был выбран для совершения торжественного возложения перьевого головного убора на каску - как дар от всех американских индейцев Неизвестному Солдату, отдавшему жизнь за их страну. Этим человеком был Много Подвигов, пожилой, величественный военный вождь кроу Монтаны. Это произошло через 100 лет, вплоть до совпадения месяцев, после того, как молодой паунийский герой, Петалешарро, впервые появился в столице, украшенный живописным ниспадающим головным убором из перьев. За прошедшее столетие военный головной убор индейцев Равнин стал общепризнанным символом индейца Северной Америки.

Дж. Юэрс
Перевод Щетько А.,
Ewers J.C., Indian life on the Upper Missouri. Norman, 1968, p. 187-203.

Форум JustMJ.ru » Современная культура » Мода » Народный костюм индейцев (мода Центральной Америки с древних времён до наших дней)
Страница 1 из 11
Поиск: