• Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Megie  
Форум JustMJ.ru » Современная культура » Литература » И. Ильф, Е. Петров. "Двенадцать стульев" (Биография, содержание романа)
И. Ильф, Е. Петров. "Двенадцать стульев"
Galoshka Дата: Суббота, 21-04-2012, 19:21 | Сообщение # 1 |
I Love You More
Репутация:
Награды:
Сообщения:
10757
Из:
Ростов-на-Дону


Илья Ильф - псевдоним; настоящее имя - Илья Арнольдович Файнзильберг. 1897-1937, СССР
Илья Ильф - советский писатель, работавший вместе с Евгением Петровым (псевдоним; настоящее имя - Евгений Петрович Катаев). Соавтор знаменитых романов «Золотой теленок» и «Двенадцать стульев».
Ильф родился 3 октября (15 н.с.) 1897 года в Одессе в семье банковского служащего. В 1913, окончив техническую школу, начал трудовую деятельность, часто меняя место работы: чертежное бюро, телефонная станция, авиационный завод. Работал статистиком, редактором юмористического журнала «Синдетикон», в котором публиковал свои стихи под женским псевдонимом, бухгалтером,. В 1923 становится профессиональным литератором. Переехав в Москву, постоянно работал в газете «Гудок», но печатает свои очерки и фельетоны в разных изданиях. Уже в обработке рабкоровских писем сказывалась склонность Ильфа к сатире. Результатом командировки в Среднюю Азию явилась серия очерков «Москва - Азия» (1925).
В 1925 г. происходит знакомство будущих соавторов, но только через год начинается их совместная деятельность, так как Петров должен был отслужить в армии. Первой значительной совместной работой Ильфа и Петрова был роман «Двенадцать стульев», публиковавшийся в 1928 г. в журнале «30 дней», который сразу завоевал признание читателя, но критикой был встречен холодно. Книгу молодых писателей поддержал В. Маяковский.
В 1920-е гг. появляется ряд фельетонов и повестей, написанных совместно, в «Правде» и «Литературной газете».
В 1928 году Илья Ильф был уволен из газеты из-за сокращения штата сатирического отдела, вслед за ним ушёл Евгений Петров. Вскоре они стали сотрудниками нового еженедельного журнала «Чудак»
В 1930-е годы Илья Ильф увлекался фотографией. Фотографии Ильи Арнольдовича через много лет после его смерти случайно нашла дочь Александра Ильинична Ильф[5]. Она подготовила к публикации книгу «Илья Ильф – фотограф». Фотоальбом. Около 200 фотографий, сделанных Ильфом и его современниками.
В 1931 г. публикуется второй роман Ильфа и Петрова - «Золотой теленок», тепло встреченный критикой, получивший восторженные отзывы М. Горького, А. Зощенко, А. Барбюса.
В 1935 писатели совершили путешествие в США, позже написав книгу «Одноэтажная Америка» (1936). Болезнь Ильфа (туберкулез лёгких), обострившаяся во время путешествия, окончилась его смертью, последовавшей 13 апреля 1937.

В соавторстве с Евгением Петровым были написаны :
• роман «Двенадцать стульев» (1928);
• роман «Золотой телёнок» (1931);
• новеллы «Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска» (1928);
• фантастическая повесть «Светлая личность» (экранизирована)
• новеллы «1001 день, или Новая Шахерезада» (1929);
• документальная повесть «Одноэтажная Америка» (1937).




Брат писателя Валентина Катаева. Отец кинооператора Петра Катаева и композитора Ильи Катаева. Жена — Валентина Леонтьевна Грюнзайд, из обрусевших немцев.

Евгений Петрович Петров (настоящая фамилия Катаев) родился в Одессе в семье учителя истории.

В Одессе Катаевы жили на Канатной улице.

В 1920 году окончил 5-ю одесскую классическую гимназию. Во время учёбы его одноклассником был Александр Козачинский, написавший впоследствии приключенческую повесть «Зелёный фургон», прототипом главного героя которой — Володи Патрикеева — стал Евгений Петров.

Работал корреспондентом Украинского телеграфного агентства.

В течение трёх лет служил инспектором одесского уголовного розыска (в автобиографии Ильфа и Петрова (1929 год) об этом периоде жизни сказано: «Первым его литературным произведением был протокол осмотра трупа неизвестного мужчины»).

В 1922 году во время погони с перестрелкой лично задержал своего друга Александра Козачинского, возглавлявшего банду налётчиков. Впоследствии добился пересмотра его уголовного дела и замены А. Козачинскому высшей меры социальной защиты — расстрела — на заключение в лагере.

В 1923 году Петров приехал в Москву, где стал сотрудником журнала «Красный перец».

В 1926 году пришёл работать в газету «Гудок», куда устроил в качестве журналиста, освобождённого к тому времени по амнистии, А. Козачинского.

Значительное влияние на Евгения Петрова оказал его брат Валентин Катаев. Жена Валентина Катаева вспоминала:

Я никогда не видела такой привязанности между братьями, как у Вали с Женей. Собственно, Валя и заставил брата писать. Каждое утро он начинал со звонка ему — Женя вставал поздно, принимался ругаться, что его разбудили… «Ладно, ругайся дальше», — говорил Валя и вешал трубку.

В 1927 году совместной работой над романом «Двенадцать стульев» началось творческое содружество Евгения Петрова и Ильи Ильфа (который также работал в газете «Гудок»).

Впоследствии в соавторстве с Ильёй Ильфом были написаны:

* роман «Двенадцать стульев» (1928);
* роман «Золотой телёнок» (1931);
* новеллы «Необыкновенные истории из жизни города Колоколамска» (1928);
* фантастическая повесть «Светлая личность» (экранизирована);
* новеллы «1001 день, или Новая Шахерезада» (1929);
* повесть «Одноэтажная Америка» (1937).

В 1932—1937 годах Ильф и Петров писали фельетоны для газеты «Правда».

В 1935—1936 годы они совершили путешествие по США, результатом которого явилась книга «Одноэтажная Америка» (1937). Книги Ильфа и Петрова неоднократно инсценировались и экранизировались.

Творческое сотрудничество писателей прервала смерть Ильфа в Москве 13 апреля 1937 года.

В 1938 году уговорил своего друга А. Козачинского написать повесть «Зелёный фургон».

В 1939 году вступил в ВКП(б).

Петров прилагал много усилий для публикации записных книжек Ильфа, задумал большое произведение «Мой друг Ильф». В 1939—1942 годы Петров работал над романом «Путешествие в страну коммунизма», в котором описывал СССР в 1963 году (отрывки опубликованы посмертно в 1965 году).

Во время Великой Отечественной войны Петров стал фронтовым корреспондентом. Погиб 2 июля 1942 года — самолёт, на котором он возвращался в Москву из Севастополя, был сбит немецким истребителем над территорией Ростовской области, у села Маньково. На месте падения самолета установлен памятник.

Сочинения (сольные)


* Радости Мега­са, 1926
* Без доклада, 1927
* Фронтовой днев­ник, 1942
* Воздушный извозчик. Киносцена­рии, 1943
* Остров мира. Пьеса, 1947
* Неокон­ченный роман «Путешествие в страну ком­мунизма» // «Литературное наследство», т. 74, 1965


Galoshka Дата: Суббота, 21-04-2012, 20:07 | Сообщение # 2 |
I Love You More
Репутация:
Награды:
Сообщения:
10757
Из:
Ростов-на-Дону


Содержание
В страстную пятницу 15 апреля 1927 г. в городе N умирает теща Ипполита Матвеевича Воробьянинова, бывшего предводителя дворянства. Перед смертью она сообщает ему, что в один из стульев гостиного гарнитура, оставшегося в Старгороде, откуда они бежали после революции, ею зашиты все фамильные драгоценности. Воробьянинов срочно выезжает в родной город. Туда же отправляется исповедовавший старуху и узнавший о драгоценностях священник Федор Востриков.

Примерно в то же время в Старгород входит молодой человек лет двадцати восьми в зеленом в талию костюме, с шарфом и с астролябией в руках, сын турецко-подданного Остап Бендер. Случайно он останавливается ночевать в дворницкой особняка Воробьянинова, где и встречается с его бывшим хозяином. Последний решает взять Бендера себе в помощники, и между ними заключается что-то вроде концессии.

Начинается охота за стульями. Первый хранится здесь же, в особняке, который ныне «2-й дом соцобеса». Заведующий домом Александр Яковлевич (Альхен), застенчивый вор, устроил в дом кучу своих родственников, один из которых продал этот стул за три рубля неизвестному. Им оказывается как раз отец Федор, с которым Воробьянинов вступает на улице в схватку за стул. Стул ломается. Драгоценностей в нем нет, но зато становится ясно, что у Воробьянинова с Остапом появился конкурент.
Компаньоны переезжают в гостиницу «Сорбонна». Бендер отыскивает на окраине города архивиста Коробейникова, хранящего у себя на дому все ордера на национализированную новой властью мебель, в том числе и на бывший воробьяниновский ореховый гарнитур работы мастера Гамбса. Оказалось, что один стул был отдан инвалиду войны Грицацуеву, а десять переданы в московский музей мебельного мастерства. Пришедшего вслед за Бендером отца Федора архивариус обманывает, продавая ему ордера на гарнитур генеральши Поповой, переданный в свое время инженеру Брунсу.
На Первомай в Старгороде пускают первую трамвайную линию. Случайно узнанного Воробьянинова приглашают на ужин к его давней любовнице Елене Станиславовне Боур, подрабатывающей ныне гаданием. Бендер выдает собравшимся на ужин «бывшим» своего напарника за «гиганта мысли, отца русской демократии и особу, приближенную к императору» и призывает к созданию подпольного «Союза меча и орала». На будущие нужды тайного общества собирается пятьсот рублей.

На следующий день Бендер женится на вдове Грицацуевой, «знойной женщине и мечте поэта», и в первую же брачную ночь уходит от нее, прихватив помимо стула ещё и другие вещицы. Стул — пуст, и они с Воробьяниновым уезжают на поиски в Москву.
Концессионеры останавливаются в студенческом общежитии у знакомых Бендера. Там Воробьянинов влюбляется в молоденькую жену чертежника Коли — Лизу, ссорящуюся с мужем на предмет вынужденного, из-за нехватки средств, вегетарианства. Случайно оказавшись в музее мебельного мастерства, Лиза встречает там наших героев, ищущих свои стулья. Выясняется, что искомый гарнитур, семь лет провалявшийся на складе, именно завтра будет выставлен на аукцион в здании Петровского пассажа. Воробьянинов назначает Лизе свидание. На половину суммы, полученной от старгородских заговорщиков, он везет девушку на извозчике в кинотеатр «Арс», а затем в «Прагу», ныне «образцовую столовую МСПО», где позорно напивается и, потеряв даму, оказывается наутро в отделении милиции с двенадцатью рублями в кармане. На аукционе Бендер выигрывает торг на цифре двести. Столько денег у него есть, но нужно ещё заплатить тридцать рублей комиссионного сбора. Выясняется, что денег у Воробьянинова нет. Парочку выводят из зала, стулья пускают в продажу розницей. Бендер нанимает окрестных беспризорников за рубль проследить судьбу стульев. Четыре стула попадают в театр Колумба, два увезла на извозчике «шикарная чмара», один стул покупает на их глазах блеющий и виляющий бедрами гражданин, живущий на Садово-Спасской, восьмой оказывается в редакции газеты «Станок», девятый в квартире у Чистых прудов, а десятый исчезает в товарном дворе Октябрьского вокзала. Начинается новый виток поисков. «Шикарная чмара» оказывается «людоедкой» Эллочкой, женой инженера Щукина. Эллочка обходилась тридцатью словами и мечтала заткнуть за пояс дочь миллиардера Вандербильдшу. Бендер легко меняет один её стул на украденное ситечко мадам Грицацуевой, но незадача в том, что инженер Щукин, не выдержав трат супруги, съехал накануне с квартиры, взяв второй стул. Живущий у приятеля инженер принимает душ, неосмотрительно выходит, намыленный, на лестничную площадку, дверь захлопывается, и, когда тут появляется Бендер, вода уже льется вниз с лестницы. Открывшему дверь великому комбинатору стул был отдан едва ли не со слезами благодарности. Попытка Воробьянинова овладеть стулом «блеющего гражданина», оказавшегося профессиональным юмористом Авессаломом Изнуренковым, заканчивается крахом. Тогда Бендер, выдав себя за судебного исполнителя, уносит стул сам. В бесконечных коридорах Дома народов, в котором находится редакция газеты «Станок», Бендер наталкивается на мадам Грицацуеву, приехавшую в Москву искать мужа, о котором узнала из случайной заметки. В погоне за Бендером она запутывается в многочисленных коридорах и уезжает в Старгород ни с чем. Тем временем арестованы все члены «Союза меча и орала», распределившие между собой места в будущем правительстве, а затем в страхе донесшие друг на друга. Вскрыв стул в кабинете редактора «Станка», Остап Бендер добирается и до стула в квартире стихоплета Никифора Ляписа-Трубецкого. Остается стул, пропавший в товарном дворе Октябрьского вокзала, и четыре стула театра Колумба, уезжающего на гастроли по стране. Посетив накануне премьеру гоголевской «Женитьбы», поставленную в духе конструктивизма, сообщники убеждаются в наличии стульев и отправляются вслед за театром. Сначала они выдают себя за художников и проникают на корабль, отправляющийся вместе с актерами на агитацию населения для покупки облигаций выигрышного займа. В одном стуле, похищенном из каюты режиссера, концессионеры находят ящичек, но в нем оказывается только именная пластинка мастера Гамбса. В Васюках их сгоняют с парохода за дурно изготовленный транспарант. Там, выдав себя за гроссмейстера, Бендер проводит лекцию на тему «плодотворная дебютная идея» и сеанс одновременной игры в шахматы. Перед потрясенными васюкинцами он развивает план преображения города в мировой центр шахматной мысли, в Нью-Москву — столицу страны, мира, а затем, когда будет изобретен способ межпланетного сообщения, и вселенной. Играя в шахматы второй раз в жизни, Бендер проигрывает все партии и бежит из города в заранее подготовленной Воробьяниновым лодке, переворачивая барку с преследователями. Догоняя театр, сообщники попадают в начале июля в Сталинград, оттуда в Минеральные Воды и, наконец, в Пятигорск, где монтер Мечников соглашается за двадцатку похитить необходимое: «утром — деньги, вечером — стулья или вечером — деньги, утром — стулья». Чтобы добыть деньги, Киса Воробьянинов просит милостыню как бывший член Государственной думы от кадетов, а Остап собирает деньги с туристов за вход в Провал — пятигорскую достопримечательность. Одновременно в Пятигорск съезжаются бывшие владельцы стульев: юморист Изнуренков, людоедка Эллочка с мужем, воришка Альхен с супругой Сашхен из собеса. Монтер приносит обещанные стулья, но только два из трех, которые и вскрываются (безрезультатно!) на вершине горы Машук. Тем временем колесит по стране в поисках стульев инженера Брунса и обманутый отец Федор. Сперва в Харьков, оттуда в Ростов, затем в Баку и наконец на дачу под Батумом, где на коленях просит Брунса продать ему стулья. Жена его распродает все, что можно, и высылает отцу Федору деньги.

Купив стулья и разрубив их на ближайшем пляже, отец Федор, к своему ужасу, ничего не обнаруживает. Театр Колумба увозит последний стул в Тифлис. Бендер и Воробьянинов едут во Владикавказ, а оттуда идут пешком в Тифлис по Военно-Грузинской дороге, где им и встречается несчастный отец Федор. Спасаясь от погони конкурентов, он залезает на скалу, с которой не может слезть, сходит там с ума, и через десять дней его снимают оттуда владикавказские пожарные, чтобы отвезти в психиатрическую больницу. Концессионеры добираются наконец до Тифлиса, где находят одного из членов «Союза меча и орала» Кислярского, у которого «одалживают» пятьсот рублей на спасение жизни «отца русской демократии». Кислярский спасается бегством в Крым, но друзья, пропьянствовав неделю, отправляются туда же вслед за театром. Сентябрь. Пробравшись в Ялте в театр, сообщники уже готовы вскрыть последний из театральных стульев, как тот вдруг «отпрыгивает» в сторону: начинается знаменитое крымское землетрясение 1927 г. Все же вскрыв стул, Бендер и Воробьянинов ничего в нем не обнаруживают. Остается последний стул, канувший в товарном дворе Октябрьского вокзала в Москве. В конце октября Бендер находит его в новом клубе железнодорожников.

После шуточного торга с Воробьяниновым за проценты с будущего капитала Остап засыпает, и несколько повредившийся в рассудке за полгода поисков Ипполит Матвеевич перерезает ему бритвой горло. После чего пробирается в клуб и вскрывает там последний стул. Бриллиантов нету и в нем. Сторож рассказывает, что весной случайно нашел в стуле сокровища, спрятанные буржуазией. Оказывается, на эти деньги и было построено, ко всеобщему счастью, новое здание клуба.

Цитаты
Дверь открылась. Остап прошел в комнату, которая могла быть обставлена только существом с воображением дятла.
• Здесь Паша Эмильевич, обладавший сверхъестественным чутьем, понял, что сейчас его будут бить, может быть, даже ногами.
• На третьем ходу выяснилось, что Остап играет восемнадцать испанских партий. На остальных досках васюкинцы применили хотя устаревшую, но
верную защиту Филидора.
• Положение было ужасно! В Москве, в центре города, на площадке девятого этажа стоял взрослый человек с высшим образованием, абсолютно голый.
Идти ему было некуда. Он скорее согласился бы сесть в тюрьму, чем показаться в таком виде. Оставалось одно — пропадать!
• Статистика знает всё.
• Гаврилин начал свою речь хорошо и просто:
— Трамвай построить, — сказал он, — это не ешака купить.
В толпе внезапно послышался громкий смех Остапа Бендера. Он оценил эту фразу. Все заржали. Ободрённый приемом, Гаврилин, сам не понимая
почему, вдруг заговорил о международном положении.
• Гроссмейстер сыграл е2-е4.
• Но Остап Бендер, длинный благородный нос которого явственно чуял запах жареного, не дал дворнику и пикнуть.
• Дело помощи утопающим — дело рук самих утопающих.
• Дышите глубже: вы взволнованы!
• Теперь вся сила в гемоглобине.
• Держите гроссмейстера!
• Товарищи! Смотрите все! Любителя бьют!
• Такую капусту грешно есть помимо водки.
• Сволота всякая! Гадюка семибатюшная! Среднее образование имеет!
• Он против этого не возражал, но при голосовании на всякий случай воздержался.


Реплики персонажей
Остап Бендер
• А может тебе ещё дать ключ от квартиры, где деньги лежат?
• Почём опиум для народа?
• Спокойно, Михельсон!
• Скоро только кошки родятся!
• Считаю вечер воспоминаний закрытым.
• Вам, предводитель, пора лечиться электричеством.
• В центре таких субтропиков давно уже нет, но на местах и на периферии еще встречаются!
• Знойная женщина, — мечта поэта.
• Крепитесь! Россия вас не забудет! Заграница нам поможет!
• Кто скажет, что это девочка, пусть первый бросит в меня камень!
• Жизнь, господа присяжные заседатели, это сложная штука, но, господа присяжные заседатели, эта сложная штука открывается просто, как ящик.
• Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!
• Мы чужие на этом празднике жизни.
• Нас никто не любит, если не считать уголовного розыска, который тоже нас не любит.
• Ну вас к чёрту! Пропадайте здесь с вашим стулом! А мне моя жизнь дорога как память!
• Ну ты, жертва аборта, а ну быстро говори, кому продал стул?!
• Хорошо излагает, собака, учитесь.
• Я дам вам парабеллум.
• Киса, я хочу вас спросить, как художник — художника: вы рисовать умеете?
• Берегите пенсне, Киса - сейчас начнётся!
• Бунт на корабле?
• А ваш дворник довольно-таки большой пошляк. Разве можно так напиваться на рубль?!
• Всю контрабанду делают в Одессе, на Малой Арнаутской улице.
• …без уголовщины. Кодекс мы должны чтить.
• От мёртвого осла уши. Получишь у Пушкина.
• Киса, давайте и мы увековечимся. Забьём Мике баки. У меня, кстати, и мел есть! Ей-богу, полезу сейчас и напишу: «Киса и Ося были здесь».
• Батистовые портянки будем носить, крем Марго кушать.
• Заседание продолжается.
• Кто, по-вашему, этот мощный старик? Не говорите, вы не можете этого знать. Это — гигант мысли, отец русской демократии и особа, приближенная к императору.
• Одни лишь маленькие дети, беспризорные, находятся без призора.
• Три месяца я кормлю его, пою и воспитываю, и этот альфонс становится теперь в третью позицию и заявляет, что он…
• …представители милиции могут быть приравнены к студентам и детям…
• Набил бы я тебе рыло, только Заратустра не позволяет.
• Твой суслик летит к своей курочке на крыльях любви!!!
• Что же вы на меня смотрите, как солдат на вошь? Обалдели от счастья?
• Какие деньги? Вы, кажется, спросили про какие-то деньги?
• Кислое дело, пещера Лейхтвейса.
• Молчи, грусть, молчи, Киса!
• Ты кому продал стул!! (Тут Александр Яковлевич своим внутренним чутьем подумал, что сейчас его будут бить, может даже ногами).
• Слушай меня, жертва аборта!
• Вас обманули, это не мексиканский тушкан, это шанхайский барс.
• В каком полку служили?
• Господа! Дети вас не забудут!
• Наши в городе есть?
• Контора пишет
Киса Воробьянинов
• — Господа! Неужели вы будете нас бить?
— Ещё как!
• Держите его! Он украл нашу колбасу!
• Поедемте в нумера!
• — Почем у вас огурцы солёные?
— Пятак!
— Ну, хорошо, дайте, два!
• Месье, же не манж па сис жур. Гебен мир зи битте этвас копек ауф дем штюк брод. Подайте что-нибудь бывшему депутату Государственной думы.
• Это май-баловник, это май-чародей веет свежим своим опахалом!..
• Торг здесь неуместен.
Монтёр Мечников
• Дуся! Вы меня озлобляете. Я человек, измученный нарзаном.
• У источника не могу. От источника у меня начались видения.
• Согласие есть продукт при полном непротивлении сторон.
• Утром деньги — вечером стулья.
• Ответ есть эквивалент мысли.
Безенчук
• «Нимфа», туды ее в качель, разве товар даёт?
• Туды его в качель.
Инженер Брунс
• Мусик!!! Готов гусик?
Отец Фёдор
• Говори!.. Говори, куда дел сокровища убиенной тобой тёщи!
• Не корысти ради, а токмо волею пославшей мя жены.
• Птицы, покайтесь в своих грехах публично!
• Я отдам колбасу! Снимите меня!
• Где-то теперь рыщет Воробьянинов?
• …И пошел от меня прочь, в публичный дом должно быть.
Эллочка-людоедка
• Не учите меня жить.
• Парниша. — (по отношению ко всем знакомым мужчинам)
• Толстый и красивый.
• Поедем на извозчике. — (мужу)
• Поедем в таксо. — (другим знакомым мужского пола)
• У вас вся спина белая. — (шутка)
Диалоги
— А с какой целью взимается плата?
— С целью капитального ремонта Провала, — чтобы… не слишком… проваливался!
• — Ваше политическое кредо?
— Всегда!
• — А можно так — утром стулья, а вечером — деньги?
— Можно! Но деньги — вперёд!!!
• — Если хотите, вы можете уйти.
— Тогда я, пожалуй, пойду.
— Но учтите — у нас длинные руки!
— Тогда я, пожалуй, останусь…
• — Ну что, дядя, невесты в вашем городе есть?
— Кому и кобыла невеста.
— Больше вопросов не имею!
• — Позвольте, товарищ, у меня все ходы записаны.
— Контора пишет!
• — Прекрасный мех!
— Шутите! Это мексиканский тушкан.
• — Скажите, а двести рублей не могут спасти гиганта мысли?
— Я думаю, что торг здесь не уместен!
• — Никогда, никогда Воробьянинов не протягивал руку!
— Так протянете ноги, старый дуралей!
• — Я вам морду побью, отец Фёдор.
— Руки коротки.


Источник
Galoshka Дата: Воскресенье, 13-05-2012, 11:33 | Сообщение # 3 |
I Love You More
Репутация:
Награды:
Сообщения:
10757
Из:
Ростов-на-Дону
Замечательные произведения"12 стульев" и "Золотой теленок".Читала очень много раз, причем начиная с любой открытой страницы. Дальше уже не оторваться. Классика юмора!.
Galoshka Дата: Воскресенье, 13-05-2012, 16:40 | Сообщение # 4 |
I Love You More
Репутация:
Награды:
Сообщения:
10757
Из:
Ростов-на-Дону
А вы знаете, что...

Ильф и Петров весьма оригинальным способом избегали мыслей-штампов - они отбрасывали идеи, которые приходили на ум сразу обоим.
http://sitefaktov.ru/index.php/home/360-pisateli
Galoshka Дата: Понедельник, 14-05-2012, 16:10 | Сообщение # 5 |
I Love You More
Репутация:
Награды:
Сообщения:
10757
Из:
Ростов-на-Дону


Содержание

Конец весны или начало лета 1930 г. В кабинет арбатовского предисполкома входит гражданин, выдающий себя за сына лейтенанта Шмидта и нуждающийся по сей причине в денежном вспомоществовании.
Это Остап Бендер, спасенный хирургом от смерти после того, как Киса Воробьянинов, герой романа «Двенадцать стульев», полоснул его по горлу бритвой.
Получив немного денег и талоны на питание, Бендер видит, что в кабинет входит еще один молодой человек, также представляющийся сыном лейтенанта Шмидта. Щекотливая ситуация разрешается тем, что «братья» узнают друг друга. Выйдя на крыльцо, они видят, что к зданию приближается еще один «сын лейтенанта Шмидта» — Паниковский, немолодой уже гражданин в соломенной шляпе, коротких брюках и с золотым зубом во рту. Паниковского с позором выбрасывают в пыль. Как выясняется, за дело, ибо еще за два года до того все «сыновья лейтенанта Шмидта» разделили на Сухаревке всю страну на эксплуатационные участки, и Паниковский просто вторгся на чужую территорию.



Остап Бендер рассказывает своему «молочному брату» Шуре Балаганову о мечте: взять разом пятьсот тысяч на блюдечке с голубой каемочкой и уехать в Рио-де-Жанейро. «Раз в стране бродят какие-то денежные знаки, то должны же быть люди, у которых их много». Балаганов называет имя подпольного советского миллионера, живущего в городе Черноморске, — Корейко. Познакомившись с Адамом Козлевичем, владельцем единственного в Арбатове автомобиля марки «лорен-дитрих», переименованного Бендером в «Антилопу-Гну», молодые люди берут его с собой, а по дороге подбирают Паниковского, который украл гуся и спасается от преследователей.


Путешественники попадают на трассу автопробега, где их принимают за участников и торжественно встречают как головную машину. В городе Удоеве, отстоящем от Черноморска на тысячу километров, их ждет обед и митинг. С застрявших на проселке двух американцев Бендер берет двести рублей за рецепт самогона, который они ищут по деревням. Только в Лучанске самозванцев разоблачает пришедшая туда телеграмма, требующая задержать жуликов. Вскоре их обгоняет колонна участников автопробега.
В ближайшем городке зеленая «Антилопа-Гну», находящаяся в розыске, перекрашивается в яично-желтый цвет. Там же Остап Бендер обещает исцелить страдающего от советских снов монархиста Хворобьева, избавив его, по Фрейду, от первоисточника болезни — советской власти.
Тайный миллионер Александр Иванович Корейко был ничтожнейшим служащим финансово-счетного отдела некоего учреждения под названием «Геркулес». Никто не подозревал, что у него, получающего сорок шесть рублей в месяц, есть в камере хранения на вокзале чемоданчик с десятью миллионами рублей в валюте и советских дензнаках.



С некоторых пор он чувствует за собой чье-то пристальное внимание. То нищий с золотым зубом нахально преследует его, бормоча: «Дай миллион, дай миллион!» То присылают безумные телеграммы, то книжку об американских миллионерах. Столуясь у ребусника старика Синицкого, Корейко безответно влюблен в его внучку Зосю. Однажды, гуляя с ней поздно вечером, он подвергается нападению Паниковского и Балаганова, похищающего у него железную коробочку с десятью тысячами рублей.
Через день, напялив милицейскую фуражку с гербом города Киева, Бендер отправляется к Корейко, чтобы отдать ему коробку с деньгами, но тот отказывается её принять, говоря, что никто его не грабил да и денег таких ему неоткуда было взять.
Бендер переезжает по газетному объявлению в одну из двух комнат Васисуалия Лоханкина, от которого жена Варвара ушла к инженеру Птибурдукову. Из-за склок и скандалов жильцов этой коммунальной квартиры её звали «Вороньей слободкой». Когда в ней появляется впервые Остап Бендер, на кухне как раз порют розгами Лоханкина за то, что он не тушит за собой свет в уборной.
Великий комбинатор Бендер открывает на украденные у Корейко десять тысяч контору по заготовке рогов и копыт. Формальным главой учреждения становится Фукс, работа которого заключается в том, что при любом режиме он сидит за чужие банкротства. Выясняя происхождение богатства Корейко, Бендер допрашивает бухгалтера Берлагу и других руководителей «Геркулеса». Он ездит по местам деятельности Корейко и в конце концов составляет подробное его жизнеописание, которое хочет продать ему же за миллион.
Не доверяя командору, Паниковский с Балагановым проникают на квартиру Корейко и крадут у него большие черные гири, думая, что они из золота. Шофера «Антилопы-Гну» Козлевича охмуряют ксендзы, и требуется вмешательство Бендера и диспут с ксендзами, чтобы Козлевич вместе с машиной вернулся в «Рога и копыта».
Бендер заканчивает обвинительное заключение в «деле Корейко». Он раскрыл и похищение им поезда с продовольствием, и создание липовых артелей, и погубленную электростанцию, и спекуляцию валютой и мехами, и учреждение дутых акционерных обществ. Незаметный конторщик Корейко был и фактическим главой «Геркулеса», через который выкачивал огромные суммы.
Всю ночь Остап Бендер обвиняет Корейко. Наступает утро, и они отправляются вдвоем на вокзал, где лежит чемоданчик с миллионами, чтобы отдать Бендеру один из них. В это время в городе начинается учебная противохимическая тревога. Корейко, надев вдруг противогаз, становится неразличим в толпе ему подобных. Бендера, несмотря на сопротивление, относят на носилках в газоубежище, где он, кстати, знакомится с Зосей Синицкой, любимой девушкой подпольного миллионера.
Итак, Корейко исчез в неизвестном направлении. В «Рога и копыта» приезжает ревизия и отвозит Фукса в тюрьму. Ночью сгорает «Воронья слободка», где живут компаньоны: жильцы, кроме Лоханкина и старухи, не верящей ни в электричество, ни в страховку, застраховали свое имущество и сами подожгли жилище. От десяти тысяч, украденных у Корейко, практически ничего не остается. На последние деньги Бендер покупает большой букет роз и посылает его Зосе. Получив триста рублей за только что написанный и уже потерянный на кинофабрике сценарий «Шея», Бендер покупает подарки своим товарищам и с шиком ухаживает за Зосей. Неожиданно она говорит Остапу, что получила письмо от Корейко со строительства Восточной Магистрали, где он работает в Северном укладочном городке. Сообщники срочно выезжают по новому адресу Александра Ивановича Корейко на своей «Антилопе-Гну». На проселочной дороге машина разваливается. Они идут пешком. В ближайшей деревне Бендер берет пятнадцать рублей под вечерний спектакль, который они дадут своими силами, но Паниковский похищает здесь гуся, и приходится всем спасаться бегством. Паниковский не выдерживает тягот пути и умирает. На маленькой железнодорожной станции Балаганов и Козлевич отказываются следовать за своим командором. На Восточную Магистраль к месту смычки двух рельсовых путей идет специальный литерный поезд для членов правительства, ударников, советских и зарубежных журналистов. В нем оказывается и Остап Бендер. Спутники принимают его за провинциального корреспондента, догнавшего поезд на аэроплане, подкармливают домашней провизией. Бендер рассказывает притчу о Вечном Жиде, гулявшем по Рио-де-Жанейро в белых штанах, а после перехода с контрабандой румынской границы порубленном петлюровцами. В безденежье он также продает одному из журналистов пособие для сочинения статей, фельетонов и стихов к знаменательным случаям. Наконец на праздновании смычки железной дороги в Гремящем Ключе Бендер находит подпольного миллионера. Корейко вынужден отдать ему миллион и в обмен сжигает в печке досье на себя. Возвращение в Москву затруднено отсутствием билета на литерный поезд и спецрейс самолета. Приходится, купив верблюдов, добираться на них через пустыню. Ближайший среднеазиатский город в оазисе, куда попадают Бендер с Корейко, уже перестроен на социалистических началах. За месяц дороги Бендеру не удалось попасть ни в одну гостиницу, ни в театр, ни купить одежду, кроме как в комиссионном магазине. В Советской стране все решают не деньги, а броня и распределение. Бендеру, имея миллион, приходится выдавать себя за инженера, дирижера и даже опять за сына лейтенанта Шмидта. В Москве на Рязанском вокзале он встречает Балаганова и дает ему «для полного счастья» пятьдесят тысяч. Но в переполненном трамвае на Калачевке Балаганов машинально крадет грошовую дамскую сумочку, и на глазах Бендера его волокут в милицию. Ни дом купить, ни даже поговорить с индийским философом о смысле жизни отдельный индивид вне советского коллектива не имеет возможности. Вспомнив о Зосе, Бендер едет на поезде в Черноморск. Вечером его попутчики в купе говорят о получении миллионных наследств, утром — о миллионах тонн чугуна. Бендер показывает студентам, с которыми подружился, свой миллион, после чего дружба кончается и студенты разбегаются. Даже новый автомобиль Козлевичу Остап Бендер не может купить. Он не знает, что ему делать с деньгами — потерять? отправить наркому финансов? Зося вышла замуж за молодого человека по фамилии Фемиди. «Рога и копыта», придуманные Бендером, развернулись в большое госпредприятие. 33-летнему, находящемуся в возрасте Христа, Бендеру нет места на Советской земле.



Мартовской ночью 1931 г. он переходит румынскую границу. На нем двойная шуба, множество валюты и драгоценностей, в том числе редкий орден Золотого Руна, который он называет Золотым Теленком. Но румынские пограничники грабят Бендера до нитки. Случайно у него остается только орден. Приходится возвращаться на советский берег. Монте-Кристо из Остапа не получилось. Остается переквалифицироваться в управдомы.
Прикрепления: 5810448.gif(24.6 Kb) · 9415504.jpg(6.9 Kb) · 3991985.jpg(6.0 Kb) · 1392607.jpg(5.0 Kb) · 8742472.jpg(4.4 Kb)
Galoshka Дата: Среда, 16-05-2012, 08:04 | Сообщение # 6 |
I Love You More
Репутация:
Награды:
Сообщения:
10757
Из:
Ростов-на-Дону
Евгений Петров: настоящие фамилия и имя Катаев Евгений Петрович (1903 - 1942). Погиб в авиакатастрофе при возвращении из Севастополя в Москву. Похоронен в селе Маньково Чертковского района Каменской области". В этих строках из энциклопедии содержится фактически вся известная сегодня информация о гибели одного из авторов популярнейших в нашей стране романов об Остапе Бендере.

По воспоминаниям брата Евгения Петрова, Валентина Катаева, не менее известного писателя, эта катастрофа была не случайна. Евгения буквально преследовала цепь трагических событий, на волосок отделявших его от смерти.
Все началось еще в детстве, когда Женя с друзьями - гимназистами на старой рыбацкой шаланде решил совершить морское путешествие из Одессы в Очаков. Ребята попали в страшный шторм и чудом остались живы Позже он надышался в гимназической лаборатории сероводородом, и его насилу откачали на свежем воздухе. Во время путешествия по Италии в Милане возле знаменитого собора Евгения сбил велосипедист. В Финскую войну снаряд угодил в угол дома, где он ночевал. Уже во Вторую мировую войну писатель попал под минометный огонь немцев. Наконец, трагическая, нелепая гибель в 1942 году... Смерть будто ходила за ним по пятам.
Но вот недавно радио Би - би - си, ссылаясь на английскую газету "Гардиан" военных лет, поведало и вовсе сенсационную историю, связанную с именем Евгения Петрова.
...Переехав в 1923 году в Москву и начав сотрудничать в различных журналах, молодой журналист Катаев, ведя большую переписку, увлекся странным делом: начал коллекционировать марки от своих же писем. И делал он это весьма замысловатым образом: отправлял письмо на какой - нибудь несуществующий адрес в разные города и страны. Позже конверт возвращался к нему, украшенный экзотическими марками и штемпелями с отметкой "Адрес неверен".
И вот в апреле 1939 года он отправил письмо, которое повлекло за собой целый ряд странных событий. На этот раз Катаев - Петров решил потревожить своей персоной далекую Новую Зеландию. Он придумал город под названием Хайдберд - вилл, улицу Ратбич, дом 7 (на удачу!) и адресата - Мерилла Оджи - на Уэйзли. Текст письма был написан, естественно, по - английски "Дорогой Мерилл! Прими мои самые искренние соболезнования в связи с кончиной дяди Пита. Прости, что долго не писал. Надеюсь, что с Ингрид все в порядке. Поцелуй от меня дочку. Она, наверное, совсем уже невеста? Твой Евгений".
Письмо было отправлено с Главпочтамта как заказное и срочное. Прошло более двух месяцев, а послание назад все не возвращалось Решив, что оно затерялось, Евгений Петров уже и не надеялся получить конверт с редкими новозеландскими марками. Наконец в конце лета письмо все же пришло, но это не было письмо, отправленное им самим. Это был, ответ из Новой Зеландии, и обратный адрес оказался идентичным тому, что он придумал, когда писал свое послание некоему Мериллу Оджину Уэйзли. В конверте также лежала фотография, где крепкого вида мужчина обнимал самого Евгения Петрова. На обратной стороне имелась надпись: "9 октября 1938 года". Но Евгений Петров никогда не был в Новой Зеландии! И ему не был знаком этот человек на фото.
"Дорогой Евгений! - недоумевая, читал он. - Большое спасибо за соболезнование Прости за задержку с ответом. Нелепая смерть всеми нами любимого дяди Пита выбила нас из колеи на полгода. Мы с Ингрид часто вспоминаем те два дня, что ты гостил у нас. Глория совсем большая и уже ходит во второй класс. Она до сих пор буквально не расстается с мишкой, которого ты ей привез из России. Не забывай, пиши нам. Твой друг Мерилл".
Посмотрев еще раз на дату, стоявшую на фото, писатель покрылся испариной: ведь именно в этот день его увезли в больницу в тяжелейшем состоянии - у него было запущенное воспаление легких. Несколько дней Евгений Петров был без сознания, врачи не скрывали от родных, что шансов выжить у больного практически нет...
Чтобы как - то разобраться с этим мистическим случаем, Петров снова написал в Новую Зеландию, но ответа так и не дождался. А вскоре началась Вторая мировая война...
С первых же дней Великой Отечественной Евгений Петров, военный корреспондент, то и дело летал на фронт. Друзья отмечали, что он стал замкнутым, задумчивым, будто предвидел, что жить ему осталось недолго, а шутки, казалось, и вовсе перестал понимать. В 1942 году самолет, на котором он летел в район военных действий, пропал. И только спустя годы сын известного писателя Аркадия Первенцева обнаружил в семейном архиве документы, проливающие свет на обстоятельства трагической гибели Евгения Петрова. В тот день Первенцев вместе с Петровым, находился в самолете и стал очевидцем его гибели. Вероятно, самолет разбился из - за того, что летчик самовольно изменил курс и полет проходил в условиях постоянного риска быть атакованным истребителями противника. Он был сбит немецкими "мессер - шмиттами" и врезался в землю. Спаслись несколько пассажиров - военные корреспонденты, которые мирно спали на откинутых десантных скамейках.
Здесь в этой мистической истории можно было бы поставить точку, если бы не второе письмо, пришедшее на московский адрес Евгения Петрова из Новой Зеландии. Вдове писателя его перевели. В нем Мерилл Уэйзли восхищался мужеством советских людей, стойко переносящих все тяготы войны, и выражал беспокойство за жизнь самого Евгения: "Я испугался, когда, гостя у нас, ты стал купаться в озере. Вода была очень холодной, но ты только шутил и говорил, что тебе суждено разбиться в самолете, а не утонуть. Прошу тебя, будь аккуратней - летай по возможности меньше".
Форум JustMJ.ru » Современная культура » Литература » И. Ильф, Е. Петров. "Двенадцать стульев" (Биография, содержание романа)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: